Зеркало.

Зеркало 

Я еле смогла отвести свои глаза — широко раскрытые и застывшие от испуга — чтобы не рассматривать, слишком внимательно, что там за овальный предмет, обрамленный подрагивающими завитками оранжевых волос.

Эдвард снова был в движении. Быстро, спокойно и деловито он расчленял обезглавленный труп.

Я не могла подойти к нему, ноги не слушались меня, они словно вросли в землю. Но я изучила внимательно каждое его действие, ища следы, причиненного ему вреда. Ритм моего сердца стал ровнее, когда я ничего такого не заметила. Он был гибок и грациозен, как обычно. Даже его одежда была цела.

Он не смотрел на меня — туда, где я стояла у скалы, замерев от ужаса — пока укладывал, засыпая сухой хвоей, подрагивающие, трепетавшие останки. Он все еще не видел мой шокированный взгляд, и ринулся вслед за Сэтом, в лес.

У меня не было времени придти в себя, когда они оба вернулись, Эдвард нес останки Райли. Сэт тащил большой кусок — туловище — в зубах. Они добавили свою ношу к сложенным останкам, и Эдвард достал серебряный прямоугольник из кармана. Он щелкнул зажигалкой и поджег сухие ветки. Пламя вспыхнуло мгновенно, длинные языки оранжевого пламени взвились над погребальным костром.

— Собери каждый кусок, — тихо сказал Эдвард в сторону Сэту.

Вместе, вампир и оборотень, обшарили лагерь, время от времени, бросая маленькие куски белой каменной плоти в костер. Сет таскал куски зубами. Мой мозг не слишком хорошо работал, и я не понимала, почему он не изменился в свое человеческое обличье, ведь тогда у него были бы руки.

Эдвард сосредоточился на своей работе.

И вот, они закончили, яростное пламя посылало удушливый пурпурный столб прямо в небо. Густой дым медленно извивался, и казался более плотным и твердым, чем был на самом деле. Дым имел не очень приятный запах сгоревшего фимиама, слишком тяжелый и сильный.

Сэт издал глубокий грудной звук похожий на смех.

На напряженном лице Эдварда появилась улыбка.

Он вытянул вперед свою руку, кисть сжата в кулак. Сэт усмехнулся, демонстрируя ряд кинжалоподобных зубов, и уткнулся носом в кулак Эдварда.

— Мы хорошо поработали вместе, — произнес Эдвард.

Сэт лающе засмеялся.

Затем Эдвард глубоко вздохнул, и медленно повернулся ко мне.

Я не поняла его выражение. В его глазах было столько настороженности, словно я была еще одним его врагом — даже больше чем беспокойство, в его глазах был страх. А ведь, когда он сражался с Викторией и Райли, он даже не испугался… Мой разум перестал соображать, ошеломленный и бесполезный, как и мое тело. Я изумленно взирала на Эдварда.

— Белла, любимая, — стараясь говорить как можно мягче, он подходил ко мне нарочито медленно, подняв руки и демонстрируя открытые ладони. В моем теперешнем полубессознательном состоянии, он странно напомнил мне подозреваемого встречающего полицейского, и доказывающего, что он не вооружен…

— Белла, пожалуйста, брось камень. Осторожно. Не порань себя.

Я совсем забыла о своем грубом оружии, и только теперь осознала, насколько крепко его сжимала, что сломанная костяшка моего пальца просто кричала от возмущения. Неужели, я ее снова сломала? В этот раз Карлайл точно наложит гипс.

Эдвард стоял в метре от меня, руки все так же подняты в воздух, а в глаза все так же — испуг.

Мне понадобились несколько длинных секунд, чтобы вспомнить, как двигать пальцами. Затем камень загремел на землю, а моя кисть застыла в том же положении.

Эдвард немного успокоился, когда мои руки опустели, но подойти ближе не рискнул.

— Белла, тебе не нужно бояться, — говорил он. — Ты в безопасности. Я не причиню тебе вреда.

Эта непонятное обещание, только еще больше озадачило меня. Я пялилась на него, как идиотка, пытаясь сообразить, в чем дело.

— Белла, все будет хорошо. Я знаю — сейчас ты испугана, но все закончилось. Больше никто не причинит тебе вреда. Я не трону тебя. Я не причиню тебе вреда, — повторил он еще раз.

Я быстро заморгала, и обнаружила, что снова могу говорить:

— Почему ты все время это повторяешь?

Я нетвердо шагнула ему навстречу, и он отпрянул от меня.

— Что случилось? — прошептала я. — О чем ты говоришь?

— Ты… — внезапно мое непонимание передалось ему и отразилось в его золотых глазах. — Разве, ты не боишься меня?

— Боюсь тебя? Почему?

Я сделала еще шаг, и тут же запнулась, похоже, сама себе наступила на ногу. Эдвард подхватил меня, я уткнулась ему в грудь и разрыдалась.

— Белла, Белла, прости меня. Все кончилось, все прошло.

— Я в порядке, — выдохнула я. — Я отлично. Я просто. Я в шоке. Дай мне. Минуту.

Его руки обвились вокруг меня.

— Мне так жаль, — бормотал он снова и снова.

Я цеплялась за него, пока не смогла восстановить дыхание, и потом я стала целовала его — его грудь, его плечо, его шею — целовала все, до чего могла дотянуться. Медленно, мой мозг начал соображать снова.

— Ты в порядке? — спросила я между поцелуями. — Она ранила тебя?

— Я в абсолютном порядке, — успокоил он, уткнувшись в мои волосы.

— Сэт?

Эдвард усмехнулся. — Больше чем просто отлично. Точнее, он просто в восторге сам от себя.

— Остальные? Элис, Эсме? Волки?

— Все отлично. Там тоже все закончено. Все прошло гладко, как я и говорил. Худшее произошло здесь.

Мы все будем в порядке.

Но хорошие новости не могли дойти до меня, я все еще была в состоянии шока.

— Прости меня, — сказал он, снова извиняясь, интересно за что? У меня не было ни малейшего представления. — Мне так жаль. Я не хотел, чтобы ты видела это. Видела меня таким. Знаю, наверное, я напугал тебя.

Мне понадобилась еще одна минута, чтобы сообразить, о чем он говорил, о том, как нерешительно он приближался ко мне подняв руки вверх. Будто бы я сбегу, если он станет двигаться слишком быстро…

— Серьезно? — в итоге спросила я. — Ты… что? Подумал, будто напугал меня? — я фыркнула. Фырканье у меня получилось удачное, голос не дрожал, и я не заикалась. И прозвучало это спонтанно и выразительно.

Он положил свою руку под мой подбородок и откинул мою голову назад, чтобы прочесть выражение моего лица.

— Белла, я только… — он помедлил и с усилием произнес, — я только что обезглавил и расчленил живое существо примерно в 20 метрах от тебя. И это тебя не беспокоит?

Он неодобрительно посмотрел на меня.

Я пожала плечами. Пожать плечами мне тоже удалось хорошо. Очень равнодушно.

— Не очень. Я только боялась, что ты и Сэт пострадаете. Я хотела помочь, но вот все, что я могла сделать…

Его внезапно ставший злым голос, заставил меня умолкнуть:

— Да, — произнес он резко. — Твой маленький спектакль с камнем. Ты в курсе, что я чуть не получил инфаркт? А чтоб довести меня до такого, нужно постараться.

Мне трудно было отвечать под его яростным взглядом.

— Я хотела помочь… Сэт был ранен…

— Белла, Сэт просто прикидывался, что ранен. Это был трюк. И потом ты…! — он замотал головой, и не смог закончить. — Сэт не видел, что ты делаешь, так что мне пришлось вмешаться. Теперь он слегка недоволен тем, что не может заявить, будто убил сам, в одиночку, без помощи.

— Сэт… прикидывался?

— Эх.

Мы оба посмотрели на Сэта который, старательно не обращая на нас внимания, смотрел на пламя. Казалось, что каждый волосок на его шкуре, излучал самодовольство.

— Ну, я не знала этого, — обвиняющим тоном заявила я. — И не так то просто быть единственным беспомощным человеком в вашей компании. Только погоди у меня, когда я стану вампиром! В следующий раз в зрительном зале я сидеть не стану.

Дюжина эмоций промелькнула на его лице, прежде чем он остановился на удивлении. — Следующий раз? Ты предвидишь в скором времени еще одну войну?

— С моим счастьем? Кто знает?

Он закатил глаза, но я видела, что его злость прошла — от облегчения оба мы стали легкомысленными. Все закончилось.

Или… не закончилось?

— Погоди. Разве ты не говорил что-то до…? — я вздрогнула, точно вспомнив, что именно произошло до этого — что я собиралась сказать Джейкобу? Мое расколотое сердце пульсировало больно и мучительно. Было сложно, почти невозможно, в это поверить, но самая сложная часть дня для меня еще не прошла, и я не сдавалась.

— Об осложнениях? И Элис должна была уточнить расписание для Сэма. Ты сказал, что это будет близко. Что будет близко?

Эдвард сверкнул глазами на Сэта и они обменялись тяжелым взглядом.

— Ну? — спросила я.

— Да, ничего особенного, правда, — быстро сказал Эдвард. — Но нам нужно идти…

Он начал было усаживать меня к себе на спину, но я заупрямилась и осталась стоять.

— Ничего — это не объяснение.

Эдвард обхватил мое лицо своими ладонями.

— У нас всего минута времени, так что не паникуй, ладно? Я же сказал тебе, что нет причин бояться. Пожалуйста, можешь просто довериться мне?

Я кивнула, стараясь скрыть внезапный ужас — сколько я выдержу, прежде чем грохнусь в обморок?

— Нет причин для страха. Поняла.

Он на секунду поджал губы, думая, как мне сказать. Затем, резко взглянул на Сэта, будто волк позвал его.

— Что она делает? — спросил Эдвард.

Сэт заскулил, это был тревожный, беспокойный звук. От него волосы у меня на затылке встали дыбом.

На одну бесконечную секунду, все застыло в мертвой тишине.

И затем Эдвард выдохнул:

— Нет! — он выбросил вперед руку, словно попытался схватить что-то, чего я не видела. — Не…!

Судорога прошла по телу Сэта, и его легкие исторгли полный страдания и боли вой.

В этот же момент Эдвард упал на колени, обхватив голову обеими руками, его лицо перекосилось от боли.

Я коротко испуганно вскрикнула и упала на колени рядом с ним. Глупо, я пыталась оторвать его руки от головы, мои вспотевшие влажные ладони, соскальзывали с его мраморной кожи.

— Эдвард! Эдвард!

Его взгляд сфокусировался на мне, не без труда, он смог разжать зубы:

— Все хорошо. Все будет хорошо. Это… — он замолчал, и вздрогнул снова.

— Что происходит? — громко кричала я, пока Сэт тоскливо завывал.

— Мы в порядке. Все будет хорошо, — тяжело дыша произносил Эдвард. — Сэм — помоги ему…

Когда он произнес имя Сэма, в то самое мгновение я поняла, он не говорил о себе и Сэте. Их не атаковала какая-то невидимая сила. На этот раз, проблемы были не у нас.

Он использовал манеру стаи, говорить в множественном числе.

Я сожгла весь свой запас адреналина. В моем теле больше не было ничего. Я начала оседать, и Эдвард подхватил меня, прежде чем я ударилась о камни. Он подпрыгнул на ноги, я была в его руках.

— Сэт! — крикнул Эдвард.

Сэт все еще страдал, напряжение не покинуло его сжавшееся тело, он смотрел в сторону леса, словно хотел немедленно рвануть туда.

— Нет! — приказал Эдвард. — Ты пойдешь прямо домой. Сейчас же. Жми изо всех сил!

Сэт заскулил, мотая большой головой из стороны в сторону.

— Сэт. Верь мне.

Одну долгую секунду громадный волк пристально вглядывался в страдающие глаза Эдварда, потом выпрямился и рванул в сторону деревьев, исчезнув словно призрак.

Эдвард тесно прижал меня к своей груди, и потом мы тоже стремительно побежали через темный лес, в противоположную сторону от волка.

— Эдвард. — я с трудом смогла выдавить слова из сдавленного нервным спазмом горла. — Эдвард, что случилось? Что произошло с Сэмом? Куда мы бежим? Что происходит?

— Нам нужно вернуться на поле, — тихо сказал он мне. — Мы знали, была большая вероятность, что все произойдет именно так. Еще сегодня утром, Элис видела это и передала через Сэма, Сэту. Волтури решили, что пора вмешаться.

Волтури.

Это уже слишком. Мой мозг отказывался понимать слова, притворился, что ничего не разобрал.

Деревья быстро проносились за нами. Он бежал вниз с горы так быстро, что казалось, мы бесконтрольно падали с откоса.

— Не паникуй. Они пришли не за нами. Это просто обыкновенная охрана, из тех, кто обычно решают такие проблемы. Ничего особенного, они просто делают свою работу. Конечно, они выбрали время для прибытия очень удачно. Это позволяет мне сделать вывод, что никто в Италии не скорбил бы, если б эти новообращенные уменьшили число семьи Каллен. — он произносил эти слова сквозь зубы, твердо и бесстрастно. — Я буду точно знать, что они думают, когда они доберутся до поля.

— Поэтому мы и возвращаемся? — прошептала я. Могла ли я это выдержать? Картинки развевающихся черных мантий, заползли в мой еле соображающий разум, и я уклонилась от них. Мой предел прочности был почти исчерпан.

— Отчасти, да. Но в основном, для нас будет безопаснее выступить единым фронтом. У них нет причин тревожит нас, но… Джейн с ними. Если она подумает, что мы были одни где-то далеко от остальных, это может соблазнить ее напасть. Как Виктория, Джейн догадается, что я с тобой. Деметрий, конечно же, тоже с ней. Он может найти меня, если Джейн попросит его.

Я даже думать не хотела об этом имени. Я не хотела видеть это ослепительно изящное, детское лицо в своей голове. Мое горло издало странный звук.

— Тихо, Белла, тихо. Все будет хорошо. Элис это видит.

«Элис может видит? Но… где же тогда были волки? Где стая? — подумала я».

— Стая?

— Им пришлось быстро уходить. Волтури не станут блюсти перемирия с оборотнями.

Я услышала, как участилось мое дыхание, но я не могла его успокоить. Я начала задыхаться.

— Клянусь, у них все будет хорошо, — пообещал мне Эдвард. — Волтури не знают их запаха, они не поймут, что тут были волки, с этими существами они не очень знакомы. Стая в безопасности.

Его объяснения не успокоили меня. Моя сосредоточенность была разодрана на клочки страхами. Мы будем в порядке, говорил он до этого… и Сэт, воющий в мучениях… Эдвард не ответил на мой первый вопрос, отвлек меня с Волтури…

Я была очень близка к краю — еще старалась держаться за край пальцами.

Деревья были размытым пятном, которое обтекали его как нефритовые воды.

— Что случилось? — снова прошептала я. — До этого. Когда Сэт выл? Когда тебе было больно?

Эдвард не решался ответить.

— Эдвард! Скажи мне!

— Все уже кончилось, — прошептал он. Я еле-еле слышала его, из-за ветра, который он поднял своей скоростью. — Волки не считали свою половину… они думали, что у них все закончено. Конечно, Элис не видела…

— Что произошло?

— Один из новообращенных прятался… Леа нашла его — эта самоуверенная дура, решила что-то доказать. И занялась им в одиночку…

— Леа, — повторила я, и я была слишком слаба, чтобы почувствовать стыд за чувство облегчение успокоившее меня. — С ней все будет в порядке?

— Леа, не ранена, — пробормотал Эдвард.

Секунду я смотрела на него.

«Сэм — помоги ему» произнес тогда Эдвард. Ему, а не ей.

— Мы почти на месте, — сказал Эдвард, и он поглядел куда-то на небо.

Машинально, мой взгляд последовал за ним. Я увидела темно-фиолетовую тучу, низко висевшую над деревьями. Туча? Но было так солнечно… Нет, это была не туча, теперь я узнала плотную колонну дыма, такую же, как и в нашем лагере.

— Эдвард, — произнесла я, еле слышно. — Эдвард, кто-то пострадал.

Я слышала мучения Сэта, видела страдание на лице Эдварда.

— Да, — прошептал он.

— Кто? — спросила я, уже заранее зная ответ.

Конечно, я знала. Конечно.

Деревья вокруг нас замедлились, когда мы достигли цели нашего пути.

Он долго не отвечал мне.

— Джейкоб, — наконец произнес он.

Я смогла кивнуть.

— Конечно, — прошептала я.

И затем я скользнула в пропасть, за край которой цеплялась в своей голове.

Все вокруг меня окрасилось в черный цвет.

Сначала я почувствовала прикосновение прохладных рук. Больше, чем одной пары рук. Руки держали меня, ладонь прижималась к моей щеке, пальцы гладили лоб, и еще пальцы легко прижаты к моему запястью.

Потом я узнала голоса. Сначала это было просто неясное бормотание, потом звук и ясность усилились, словно кто-то настроил радио.

— Карлайл — уже 5 минут. — произнес обеспокоенный голос Эдварда.

— Она придет в себя, когда будет готова, Эдвард. — голос Карлайла, всегда спокойный и уверенный. — У нее сегодня было много волнений. Ее разум, таким образом, защищает себя.

Но мой разум не был защищен. Он был пойман в ловушку тем, что не оставил меня, даже в бессознательности — боль была частью черноты.

Я почувствовала полную отрешенность от своего тела. Будто меня закрыли в самом маленьком углу моей головы, и я потеряла рычаги управления. Но я ничего не могла с этим поделать. Я не могла думать. Мучения были слишком сильны. Сбежать было невозможно.

Джейкоб.

Джейкоб.

Нет, нет, нет, нет, нет…

— Элис, сколько времени у нас есть? — спросил Эдвард, его голос все еще напряжен, успокаивающие слова Карлайла не помогли ему.

Издалека, донеся голос Элис. Он бы бодр и весел. — Еще 5 минут. И Белла откроет глаза через 37 секунд. Я не сомневаюсь, что сейчас она нас слышит.

— Белла, милая? — это был голос Эсме, мягкий и успокаивающий. — Ты слышишь меня? Ты теперь в безопасности, дорогая.

Да, я была в безопасности. Но разве это важно?

Прохладные губы были у моего уха, и Эдвард говорил слова, которые освободили меня от мучений внутри моей собственной головы.

— Он будет жить, Белла. Джейкоб Блэк уже заживляет раны, пока я тебе это говорю. С ним все будет хорошо.

Как только боль и страх стерлись, я нашла путь назад в свое тело. Мои веки задрожали.

— О, Бела, — облегченно вздохнул Эдвард, и его губы коснулись моих губ.

— Эдвард, — прошептала я.

— Да, я здесь.

Я смогла поднять веки, и теперь смотрела в теплое золото его глаз.

— Джейкоб в порядке? — спросила я.

— Да, — уверил он меня.

Я внимательно смотрела в его глаза ища там знак того, что он просто успокаивает меня, но он говорил правду.

— Я сам его осмотрел, — сказал Карлайл. Я повернулась в его сторону, он был всего в метре от нас. Лицо Карлайла было серьезным и спокойным одновременно. Сомневаться в правоте его слов было невозможно.

— Его жизнь вне опасности. Заживление ран у него идет невероятно быстро, хотя его ранения были обширными и придется несколько дней подождать, прежде чем он придет в норму, даже если скорость заживления останется такой же интенсивной. Как только мы закончим здесь, я пойду и посмотрю, чем могу помочь ему. Сэм пытается помочь ему превратиться в человеческую форму. Это упростит осмотр. — Карлайл слегка улыбнулся. — Я никогда не посещал ветеринарную школу.

— Что с ним случилось? — прошептала я. — Насколько серьезны его ранения?

Лицо Карлайла посерьезнело вновь. — Другой волк был в опасности…

— Леа, — выдохнула я.

— Да. Он сбил ее с пути, но сам не сумел защититься. Новообращенный схватил его руками. Почти все кости с правой стороны были разбиты.

Я вздрогнула.

— Сэм и Пол добрались туда во время. Ему уже стало лучше, когда они забрали его в Ла Пуш.

— Он поправиться? — спросила я.

— Да, Белла. У него не останется никаких следов этого ранения.

Я глубоко вздохнула.

— Три минуты, — тихо произнесла Элис.

Я попыталась принять вертикальное положение. Эдвард сообразил, что я пытаюсь сделать, и помог мне встать на ноги.

Я уставилась на сцену перед собой.

Каллены стояли широким полукругом у костра. Теперь пламя было еле видно, просто густой фиолетово-черный дым, нездорово стелился над яркой травой. Джаспер стоял ближе всех к казавшемуся твердым туману, в его тени, и его кожа не сияла так ярко, как кожа всех остальных стоявших под солнечным светом. Там что-то было, в тени. Что-то, над чем он склонился с подозрительной настороженностью…

Я была слишком отуплена, чтобы чувствовать нечто больше чем легкое удивление, когда поняла, что именно это было.

На поле было восемь вампиров.

Девушка свернулась в маленький комочек около пламени, руками обхватив ноги. Она была очень юной. Моложе меня — может быть, ей было лет 15, темные волосы и тоненькая фигурка. Ее глаза сфокусировались на мне, у нее были поразительно сверкающе красные радужки. Даже более яркие, чем были у Райли, у нее они почти светились. Ее глаза дико и бесконтрольно вращались.

Эдвард заметил мое изумленное выражение.

— Она сдалась, — тихо сказал он мне. — Такого я никогда раньше не видел. Только Карлайл думает с ней договориться. Джаспер не одобряет его решения.

Я не могла оторвать свой взгляд от этой сцены у костра. Джаспер рассеяно потирал свое левое предплечье.

— Джаспер в порядке? — прошептала я.

— С ним все хорошо. Яд щиплет.

— Его укусили? — испуганно спросила я.

— Он пытался успеть везде и сразу. Точнее, пытался, чтобы Элис не осталось работы. — Эдвард неодобрительно покачал головой. — Элис не нуждается ни в чьей помощи.

Элис скорчила рожицу в сторону своего возлюбленного. — Глупый перестраховщик.

Юная девушка резко, по животному, вскинула голову, и пронзительно завопила.

Джаспер свирепо на нее глянул и она снова съежилась, но ее пальцы как когти вонзились в землю и голова мучительно двигалась вперед и назад. Джаспер шагнул ей навстречу, припадая ниже к земле. Эдвард двигался преувеличенно обычно, поворачиваясь так, чтобы оказаться между девушкой и мной. Я подглядывала из-за его руки, за сдавшейся девушкой и Джаспером.

Карлайл моментально оказался рядом с Джаспером. Он взял его, своего самого младшего сына, за руку, запрещая.

— Ты не передумала, юная особа? — спросил Карлайл, спокойный как обычно. — Мы не хотим уничтожать тебя, но если ты не сможешь контролировать себя мы так и сделаем.

— Как вы можете это терпеть? — простонала девушка высоким чистым голосом. — Я хочу ее.

Ее яркие багровые радужки сфокусировались на Эдварде, за ним, сквозь него, на мне, и ее ногти снова вонзились в твердую землю.

— Ты должна терпеть, — тяжело сказал ей Карлайл. — Ты должна тренировать самоконтроль. Это возможно, и это единственное, что может тебя сейчас спасти.

Девушка схватилась за голову испачканными в земле руками и тихо завыла.

— Может нам отойти от нее? — прошептала я, потянув Эдварда за руку. Услышав мой голос девушка оскалила зубы, выражение такое будто она терпела невыносимые муки.

— Нам нужно быть здесь, — пробормотал Эдвард. — Они приближаются с северной стороны поля.

Мое сердце учащенно забилось, когда я осмотрела поле, но за густым облаком дыма ничего не увидела.

После секунды бесплодных поисков, мой взгляд вернулся назад к юной вампирше. Она все еще смотрела на меня полу безумными глазами.

Я долго всматривалась в ее глаза. Белое алебастровое лицо обрамляли темные длиной до подбородка волосы. Трудно было сказать, красива ли она, учитывая, что ее лицо было перекошено от ярости и жажды. Смертельные красные глаза доминировали — трудно было не смотреть в них. Она зло вперлась в меня взглядом, дрожа и корчась каждые несколько секунд.

Я внимательно смотрела на ее, зачарованная, размышляя не смотрю ли в зеркало на свое будущее.

Затем Карлайл и Джаспер двинулись назад к остальным. Эмметт, Розали и Эсме, все поспешно сошлись там, где стояли Эдвард, Элис и я. Единый фронт, как сказал Эдвард, со мной в центре, в самом безопасном месте.

Я оторвала взгляд от дикой девушки, следя за появлением чудовищ.

Все еще никого не было видно. Я быстро взглянула на Эдварда, и его глаза смотрели прямо вперед. Я попыталась проследить за его взглядом, но там был только дым — густой и маслянный, крутящийся низко у земли, лениво поднимавшийся, стелившийся у травы.

Он вздымался впереди, темнее в середине.

— Хмм, — мертвенный голос произнес из тумана. Я узнала этот равнодушный, апатичный голос.

— Добро пожаловать, Джейн. — с прохладной учтивостью поприветствовал ее Эдвард.

Темные фигуры подошли ближе, отделившись от тумана, принимая более ясную форму. Я знала, Джейн будет идти впереди, самый темный плащ, почти черный, и самая маленькая фигурка, чуть больше метра. Я только угадывала ангельские черты лица Джейн под тенью капюшона.

Четыре фигуры закутанные в серые мантии, возвышавшиеся за ней, тоже были смутно знакомы. Я была уверена, что узнала самую большую фигуру, и пока я смотрела, пытаясь подтвердить подозрения, Феликс взглянула на нас. Он слегка опустил свой капюшон, и я увидела, как он подмигнул мне и улыбнулся. Эдвард замер около меня, старательно сдерживая себя.

Взгляд Джейн медленно скользнул по светящимся лицам Калленов и затем остановился на новообращенной девушке около костра, она снова схватилась за голову.

— Я не понимаю. — тон Джейн был бесцветный, но не такой равнодушный как раньше.

— Она сдалась. — ответил на вопрос в ее голове, Эдвард.

Темные глаза Джейн зыркнули на него:

— Сдалась?

Феликс и другая тень обменялись быстрыми взглядами.

Эдвард пожал плечами. — Карлайл предложил ей выбрать.

— Нет никакого выбора для тех, кто нарушает закон, — ровно заметила Джейн.

Затем заговорил Карлайл, его голос был мягок:

— Это в ваших руках. Поскольку она сдерживалась от желания напасть на нас, я не видел необходимости уничтожать ее. Она необучена.

— Это к делу не относится, — настаивала Джейн.

— Как пожелаешь.

Джейн в оцепенении смотрела на Карлайла. Она еле заметно покачала головой, и затем снова одела маску безразличия.

— Аро надеялся, что мы зайдем достаточно далеко на запад, и встретимся с тобой, Карлайл. Он шлет тебе поклон.

Карлайл кивнул.

— Буду благодарен, если ты передашь ему поклон и от меня.

— Конечно. — улыбнулась Джейн. Ее лицо было таким хорошеньким, когда она веселилась. Она посмотрела на дым.

— Кажется что сегодня вы сделали всю работу за нас… большую ее часть. — ее глаза вернулись к заложнице. — Просто профессиональное любопытство, сколько их было? Они оставили заметный след разорения в Сиэтле.

— Восемнадцать, включая и эту, — ответил Карлайл.

Глаза Джейн расширились, и она снова посмотрела на огонь, переоценивая его размер. Феликс и вторая тень обменялись долгими взглядами.

— Восемнадцать? — повторила она, в этот раз в ее голосе звучало сомнение.

— Все новички, — просто сказал Карлайл. — У них не было опыта.

— Все? — ее голос стал резким. — Тогда, кто их создал?

— Ее звали Виктория, — ответил Эдвард без эмоций на лице.

— Звали? — переспросила Джейн.

Эдвард махнул головой на восток. Джейн поднял глаза и сфокусировалась на чем-то далеком. Второй столб дыма? Я не смотрела назад проверить.

— Эта Виктория — она добавляется к тем 18, что есть здесь?

— Да. У нее был всего один помощник. Он не был так юн как эти, но ему не было больше года.

— Двадцать, — выдохнула Джейн. — Кто справился с создателем?

— Я, — сказал Эдвард.

Глаза Джейн сузились, и она повернулась к девушке у костра.

— Ты, там, — сказала она, ее мертвый голос жестче, чем раньше. — Твое имя.

Новообращенная кинула злобный взгляд на Джейн, ее губы сжались.

Джейн ангельски улыбнулась в ответ.

Новообращенная девушка ответила режущим уши криком, ее тело изгибалось и корчилось в немыслимых страданиях. Я отвела взгляд, сражаясь с желанием закрыть уши. Я скрипнула зубами, надеясь контролировать желудок. Крик усилился. Я попыталась сосредоточиться на лице Эдварда, гладком и ничего не выражающем, но это лишь напомнило мне как Эдвард мучился под взглядом Джейн, и меня замутило сильней. Вместо этого я посмотрела на Элис, и на Эсме стоявших вместе. Их лица были пусты как и у Эдварда.

Наконец, все стихло.

— Твое имя, — сказала Джейн снова, ровным голосом.

— Бри, — выдохнула девушка.

Джейн улыбнулась, и девушка вздрогнула. Я сдержала дыхание, пока звук агонии не затих.

— Она скажет тебе все, что ты хочешь знать, — произнес Эдвард сквозь зубы. — Тебе не обязательно делать это.

Джейн посмотрела на него, неожиданное веселье в ее обычно мертвых глазах. — О, я знаю, — сказала она Эдварду, усмехнувшись, прежде чем повернуться к юной вампирше Бри.

— Бри, — сказала Джейн, холодным голосом. — Эта история правда? Вас на самом деле было двадцать?

Девушка лежала задыхаясь, она щекой прижималась к земле. Бри быстро заговорила:

— Девятнадцать или двадцать, может больше, я не знаю! — она съежилась, испугвашись, что ее незнание может принести ей очередной раунд страданий. — Сара и еще одна, ее имени я не знала ввязались в бой по пути…

— И эта Виктория — она создала вас?

— Я не знаю, — ответила девушка, снова вздрогнув. — Райли никогда не называл ее по имени. Я ничего не видела в ту ночь… было темно, и больно… — Бри вздрогнула. — Он не хотел, чтобы мы думали о ней. Он сказал, что наши мысли небезопасны.

Взгляд Джейн ринулся к Эдварду, и затем назад к девушке.

Виктория спланировала все отлично. Если бы она не последовала за Эдвардом, не было бы возможности узнать точно, что тут замешана она…

— Расскажи мне о Райли, — сказала Джейн. — Почему он привел вас сюда?

— Райли сказал, что здесь мы должны уничтожить странных желто-глазых вампиров, — Бри болтала охотно и быстро. — Он сказал, что будет просто. Он сказал, что город их, и что они направляются схватить нас. Он сказал, что когда мы их уничтожим, вся кровь будет наша. Он дал нам ее запах. — Бри подняла руку и указала пальцем на меня. — Он сказал, что мы будем знать нужное место, потому что она будет с ними. Он сказал, кто к ней доберется первый, тот ее и получит.

Я слышала, как позади меня Эдварда сомкнул челюсть.

— Похоже, что Райли ошибался насчет простоты, — заметила Джейн.

Бри кивнула, казалось она была довольна, что разговор принял такой не болезненный для нее курс. Она осторожно села. — Я не знаю, что произошло. Мы разделились, но остальные так и не пришли. И Райли оставил нас, и не пришел, как обещал. И потом все было так странно, и все разорваны на куски. — она снова задрожала. — Я испугалась. Я хотела убежать. Этот —, - она посмотрела на Карлайла, — сказал, что они не убьют меня, если я перестану сражаться.

— Ах, юное создание, им не дано дарить такие подарки, — проговорила Джейн, ее голос был странно нежен. — Нарушение законов требует последствий.

Бри непонимающе смотрела на ее.

Джейн взглянула на Карлайла. — Ты уверен, что все тут? И та половина, что отделилась от них?

Карлайл кивнул, его лицо не выражало ничего:

— Мы тоже разделились.

Джейн криво улыбнулась:

— Не буду отрицать, что впечатлена. — большие тени за ней бормотали что-то в подтверждение этого. — Я никогда не видела, чтобы клан пережил такое массированное нападение. Ты знаешь, в чем была причина? Кажется, это нечто особенное, учитывая, как скромно ты тут живешь. И почему девушка оказалась замешана в этом? — ее глаза, на одну короткую секунду, нехотя скользнули по мне.

Я задрожала.

— Виктория затаила зло на Беллу, — невозмутимо сказал ей Эдвард.

Джейн рассмеялась — золотой звук, словно воркование довольного ребенка. — Она вызывает странную реакцию у таких как мы. — заметила она, блаженно улыбаясь мне.

Эдвард напрягся. Я посмотрела на него в то время, когда он отвернулся назад к Джейн.

— Ты можешь не делать это, пожалуйста? — спросил он напряженно.

Джейн снова легко рассмеялась:

— Просто проверяю. На самом деле, никакого вреда.

Я задрожала, глубоко благодарная, что странный сбой в моей системе — защитивший меня от Джейн в последнюю нашу встречу — все еще работал. Рука Эдварда сжалась вокруг меня.

— Ну, ясно, что больше нам тут делать нечего. К тому же, — сказала Джейн, апатия снова вернулась к ней. — мы не привыкли что оказываемся бесполезными. Очень плохо, что мы пропустили битву. Кажется, что посмотреть на нее было бы занятно.

— Да, — ответил Эдвард быстро и резко. — И вы были так близко. Стыдно, что вы опоздали буквально на полчаса. Возможно, тогда бы вам удалось выполнить вашу цель.

Джейн встретила взгляд Эдварда недрогнув. — Да. Как жаль, что все так случилось, правда?

Эдвард кивнул сам себе, его подозрения подтвердились.

Джейн повернулась к новообращенной Бри снова, ее лицо теперь выражало полнейшую скуку. — Феликс? — позвала она.

— Погоди, — вмешался Эдвард.

Джейн подняла бровь, но Эдвард смотрел на Карлайла, пока говорил быстрым голосом. — Мы можем объяснить правила этой новообращенной. Она кажется, сможет обучиться. Она не знала что делала.

— Конечно, — ответил Карлайл. — Мы, конечно, будем готовы отвечать за Бри.

Выражение Джейн застыло где-то посередине между забавой и сомнением.

— Мы не делаем исключений, — сказала она. — И не даем второго шанса. Это портит нашу репутацию. Что напомнило мне… — внезапно ее взгляд снова был направлен на меня, и ее невинное лицо херувима улыбалось, демонстрируя очаровательные ямочки. — Каю будет так интересно узнать, что ты все еще человек, Белла. Возможно, он даже решит заехать к вам в гости.

— Дата назначена, — впервые подала голос Элис. — Возможно, что мы и сами навестим вас, через несколько месяцев.

Улыбка Джейн померкла, и она равнодушно пожала плечами, не взглянув на Элис. Она повернулась к Карлайлу. — Было приятно встретить тебя, Карлайл — я думала, Аро преувеличивает. Ну, до встречи…

Карлайл огорченно кивнул.

— Позаботься об этом, Феликс, — источавшим скуку голосом сказала Джейн, кивнув в сторону Бри. — Я хочу домой.

— Не смотри, — прошептал Эдвард мне в ухо.

Я всего лишь слишком рьяно хотела последовать его совету. Я видела больше чем нужно для одного дня — больше чем нужно за целую жизнь. Я крепко зажмурилась и отвернулась уткнувшись в грудь Эдварду.

Но я все равно все слышала.

Там был глубокий, раскатистый рык, и потом ужасно знакомый высокий крик. Этот звук резко прервался, и потом раздавались только тошнотворные звуки чего-то разрываемого и ломаемого.

Рука Эдварда нервно гладила меня по плечам.

— Пошли, — сказала Джейн, и я посмотрела, чтобы увидеть спины высоких, завернутых в серое, фигур исчезающих в крутящемся дыму. Запах фимиама снова был силен — он был свежий.

Серые мантии исчезли в густом тумане.