Инструкции.

Инструкции 

— Это самая длинная вечеринка за всю мировую историю, — жаловалась я, по дороге домой.

Эдвард не собирался со мной спорить.

— Теперь она закончилась, — сказал он и успокаивающе погладил мою руку.

Я была единственной, кому потребовалось успокоиться. Эдвард и все Каллены теперь чувствовали себя отлично.

Они все старались успокоить меня. Когда я уходила, Элис погладила меня по голове, многозначительно глядя на Джаспера, пока вокруг меня не закружился поток спокойствия. Эсме поцеловала меня в лоб и обещала, что все будет хорошо, Эмметт громко смеялся и спрашивал, почему только мне позволено сражаться вместе с оборотнями … Решение Джейкоба успокоило их, после долгих недель стресса, они испытывали почти эйфорию. Сомнение сменилось уверенностью. Вечеринка закончилась на оптимистической ноте, настоящим праздником.

Только не для меня.

Плохо, вернее просто ужасно, то, что Каллены будут драться из-за меня. Это уже было больше, чтобы я могла позволить. Я чувствовала, что это больше, чем я могу выдержать.

Только Джейкоба мне еще не хватало. И его глупых, нетерпеливых братцев, многие из них даже младше меня. Они ведь просто дети переростки, слишком мускулистые для своих лет, и они с таким нетерпением ждали сражения, будто собирались на пляжный пикник. Не могу же я и их подвергать опасности. Мои нервы были натянуты до предела. Не знаю, сколько я еще смогу сдерживать жуткое желание закричать.

Я перешла на шепот, чтобы контролировать голос:

— Сегодня ночью, ты берешь меня с собой.

— Белла, ты устала.

— Думаешь, я смогу заснуть?

Он нахмурился:

— Это эксперимент. Не уверен, сможем ли мы … договориться. И я не хочу, что бы ты оказалась в центре событий.

Можно подумать, все, что он сказал, отобьет у меня желание идти вместе с ними.

— Если ты не возьмешь меня — я позвоню Джейкобу.

Его глаза сузились. Это был запрещенный прием, и я знала, что ударила ниже пояса. Но я ни за что не останусь в стороне.

Он не ответил; мы уже были у дома Чарли. Перед домом горел свет.

— Увидимся наверху, — пробормотала я.

Открыв дверь, я вошла на цыпочках. Чарли уснул прямо в гостиной, примостившись на слишком маленькой софе. Он так громко храпел, что даже визг включенной бензопилы не разбудил бы его.

Я настойчиво потрясла его за плечо.

— Пап! Чарли!

Не открывая глаза, он что-то проворчал.

— Я уже дома, ты повредишь спину, если будешь так спать. Давай, пора перелечь.

Пришлось еще несколько раз его потрясти, прежде чем мне удалось заставить его подняться с софы, но глаз он так и не открыл. Я помогла ему добраться до постели, где он рухнул на покрывало, не раздеваясь, и захрапел снова.

В ближайшее время он, явно, не станет меня искать.

Пока я умывалась и переодевалась в джинсы и фланелевую рубашку, Эдвард ждал в моей комнате. С несчастным видом он, наблюдал за мной с кресла качалки, пока я развешивала одежду, которую дала мне Элис, в шкаф.

— Иди сюда, — сказала я, беря его за руку и потянув в кровать.

Я толкнула его вниз на постель, и скрутилась калачиком у его груди. Может, он был прав, и я усну от усталости. Но я не позволю ему сбежать без меня.

Он укутал меня в плед, и затем прижал сильнее.

— Пожалуйста, расслабься.

— Конечно.

— Белла, все пройдет хорошо. Я чувствую это.

Я сжала зубы.

От него, все еще, исходило ощущение покоя. Никто, кроме меня, не волновался, если Джейкоб и его друзья пострадают. Даже сам Джейкоб и его друзья. Особенно они.

Ему казалось, что он почти уговорил меня:

— Послушай, Белла. Это будет легко. Мы застигнем новообращенных врасплох. Они понятия не имеют, что оборотни существуют, так же как и ты когда-то. В воспоминаниях Джаспера, я видел, как они действуют сообща. Я уверен — особенности охоты оборотней, безупречно сработают против них. И когда они будут разделены и растерянны, на всех нас не хватит работы. Некоторые могут просто посидеть в сторонке, — поддразнил он.

— Легко и просто, — невыразительно пробормотала я ему в грудь.

— Ш-ш, — он погладил мою щеку. — Вот увидишь. А сейчас, не волнуйся.

Он начал напевать колыбельную, но в этот раз она меня не успокоила.

Людям — вообще-то, на самом деле, вампирам и оборотням, но все равно — тем, кого я люблю, могла грозить опасность. Они могут пострадать из-за меня. Снова. Желательно, чтоб моя неудача целилась более метко. Ощущение было такое, будто я кричу в пустое небо: Здесь вам нужна я! Только я!

Я пыталась придумать, как заставить мою неудачу сконцентрироваться только на мне. Это было бы не легко. Мне пришлось бы ждать своего часа…

Я не уснула. К моему удивлению, время бежало быстро, и я все еще была настороженна и напряжена, когда Эдвард поднялся вместе со мной и сел.

— Ты уверена, что не хочешь остаться и выспаться?

Я кисло посмотрела на него.

Он вздохнул, сгреб меня в охапку и спрыгнул из окна.

Со мной за спиной, он мчался через черный, тихий лес, и даже в его беге я чувствовала ликование. Так он бежал, когда мы были только вдвоем, просто ради удовольствия, просто, чтобы чувствовать ветер в волосах. Это было именно то, что в менее напряженные времена, осчастливило бы меня.

Когда мы достигли большого открытого поля, его семья уже была там, спокойные, разговаривая, как ни в чем не бывало. Время от времени громкий смех Эмметта эхом отдавался в открытое пространство. Эдвард опустил меня на землю, и рука об руку, мы пошли к ним.

Луна спряталась за облаками, и было темно, поэтому, мне потребовалась минута сообразить, что мы были на «бейсбольной» площадке. Это было то самое место, где, больше года назад, первый беспечный вечер с Калленами был прерван Джеймсом и его кланом. Было странно снова оказаться здесь — как будто, это встреча не будет полной, пока Джеймс, Лоран, и Виктория не присоединяться к нам. Но Джеймс и Лоран никогда не вернутся. Этот план не повторится. Может все планы были разрушены.

Да, кто-то разрушил их планы. Было ли возможно, что Волтури были переменными в этом уравнении?

Я сомневалась в этом.

Виктория всегда казалась мне стихией природы — словно ураган, двигающийся к берегу по прямой линии — казалась неизбежной, неизменной, но предсказуемой. Может, я была неправа, так ограниченно судив о ней. Она должна уметь приспосабливаться к ситуации.

— Знаешь, что я думаю? — спросила я Эдварда.

Он засмеялся:

— Нет.

Я почти улыбнулась.

— Что ты думаешь?

— Я думаю что, все связанно. Не только два, но все три.

— Ты меня запутала.

— С тех пор как ты вернулся, случились три плохих события. — я загибала пальцы, перечисляя. — Новообращенные в Сиэтле. Неизвестный в моей комнате. И, самое главное, Виктория объявилась меня искать.

Он прищурился, обдумывая сказанное:

— Почему ты так думаешь?

— Потому что, я согласна с Джаспером — Волтури любят свои правила. И, в любом случае, они сработали бы лучше. «Я была бы уже мертва, если бы они этого захотели, добавила я про себя». — Помнишь, когда ты выслеживал Викторию в прошлом году?

— Да, — нахмурился он. — Мне не сильно повезло с этим.

— Элис сказала, что ты был в Техасе. Ты следил за ней там?

Его брови сошлись на переносице.

— Да, хм…

— Видишь, там ей и могла придти в голову эта идея. Но она не знает, что делает, поэтому все новообращенные вышли из-под контроля.

Он отрицательно помотал головой.

— Только Аро точно знает, как работает предвиденье Элис.

— Аро может быть и знает лучше, но не могут ли Таня, Ирина и остальные твои друзья в Денали знать все довольно подробно? Лоран жил с ними так много времени. И если он настолько был дружен с Викторией, что оказывал ей услуги, почему бы ему не рассказать ей все, что он знал?

Эдвард нахмурился:

— В твоей комнате была не Виктория.

— Она не может завести себе новых друзей? Подумай об этом, Эдвард. Если в Сиэтле поработала Виктория, она завела много новых друзей. Она создала их.

Он задумался над этим, его лоб сморщился от сосредоточения.

— Хм, — сказал он, наконец. — Это возможно. Я все еще больше склоняюсь к Волтури… Но, твоя теория — что-то в ней есть. Личность Виктории. Твоя теория идеально подходит под личность Виктории. Она проявила выдающийся дар самосохранения с самого начала — может это ее талант. В любом случае, этот план не подвергнет ее не малейшей опасности с нашей стороны, если она сидит в безопасности и позволяет новообращенным опустошать все здесь. И даже Волтури, тоже, не очень ей опасны. Возможно, она рассчитывает что, в конце концов, мы выиграем, конечно, не без тяжелых потерь с нашей стороны. Но из маленькой армии не выживет никто, чтобы дать показания против нее. По сути, — продолжал он, обдумав, — если будут выжившие, готов спорить, она планирует уничтожить их сама… Хмм. Все же, она должна было иметь, по-крайней мере, одного немного более зрелого друга. Ни один из только что новообращенных не оставил бы твоего отца в живых…

Он надолго мрачно уставился, куда-то в пространство, и затем вдруг улыбнулся мне, вернувшись из своей задумчивости.

— Определенно возможно. Не взирая ни на что, мы должны подготовиться к чему угодно, пока мы не знаем наверняка. Ты очень проницательна сегодня, — добавил он. — Это впечатляет.

Я вздохнула:

— Может, на меня так подействовало это место. Здесь я чувствую, будто она рядом… будто она видит меня сейчас.

Эта мысль заставила его челюсти крепко сжаться.

— Она никогда не тронет тебя, Белла, — сказал он.

Не смотря на свои слова, взглядом он медленно прошелся по черным деревьям. Пока он обыскивал их тени, очень странное выражение мелькнуло на его лице. Его губы обнажили зубы, а в глазах зажегся странный свет — это была дикая, яростная надежда.

— Много бы я дал за то, чтоб добраться до нее, — прошептал он. — до Виктории, и до любого другого кто, хотя бы, просто подумал причинить тебе вред. Шанс покончить с этим самому. На этот раз, прикончить своими собственными руками.

Я дрогнула, от яростной жажды в его голосе, и схватила его руку крепче, желая быть такой сильной, чтобы соединить наши руки навсегда.

Мы почти дошли к его семье, и я впервые заметила, что Элис не выглядит так оптимистично, как другие. Она стояла немного поодаль, наблюдая, как Джаспер разминает свои руки, словно упражняясь, ее губы были надуты.

— Что-то не так с Элис? — прошептала я.

Эдвард пожал плечами, снова став сам собой.

— Оборотни в пути, поэтому она не может видеть хоть что-нибудь, что случиться сейчас. Ей неуютно, чувствовать себя слепой.

Элис, хотя была дальше всех от нас, услышала его низкий голос. Она посмотрела на него и показала язык. Он снова рассмеялся.

— Привет, Эдвард, — приветствовал его Эммет. — Привет, Белла. Он собирается позволить тебе попрактиковаться тоже?

Эдвард проворчал брату:

— Пожалуйста, Эммет, не подавай ей идей.

— Когда прибудут наши гости? — спросил Карлайл у Эдварда

Эдвард задумался на секунду и затем вздохнул.

— Через полторы минуты. Но мне придется переводить. Они не достаточно нам доверяют, что бы использовать свои человеческие обличия.

Карлайл кивнул.

— Это трудно для них. Я благодарен, что они вообще придут.

Я уставилась на Эдварда, широко раскрыв глаза. — Они придут как волки?

Он кивнул, настороженный моей реакции. Я сглотнула, вспомнив, те два раза, когда я видела Джейкоба волком — первый раз на лугу с Лораном, второй раз на лесной тропе, где Пол разозлился на меня … Это были, два, ужасно страшных воспоминания.

Странный огонек появился в глазах Эдварда, будто что-то разъяснилось лишь теперь, что-то явно приятное для него. Прежде чем я смогла увидеть больше, он быстро развернулся, к Карлайлу и остальным.

— Приготовьтесь — они идут к нам.

— Что ты имеешь в виду? — потребовала объяснить Элис.

— Ш-ш, — предостерег он, и уставился мимо нее в темноту.

Вдруг, стоявшие в неровным кругом Каллены, вытянулись в широкую линию, Джаспер и Эммет стояли первыми. По тому, как рядом со мной Эдвард наклонился вперед, я могла сказать, что он желал бы стоять рядом с ними. Я сжала его руку.

Вглядываясь в лес, я ничего не видела.

— Черт, — прошептал Эмметт. — Ты видел что-нибудь подобное?

Эсме и Розали обменялись изумленными взглядами.

— Что это? — прошептала я как можно тише. — Я ничего не вижу.

— Стая выросла, — прошептал Эдвард мне в ухо.

Разве я ему не рассказывала, что Квил присоединился к стае? Я попыталась различить шесть волков в темноте. Наконец, что-то блеснуло в черноте — их глаза, намного выше, чем должны были быть. Я забыла, насколько высоки оборотни. Как лошади, только с большими мускулами и шерстью, и с зубами, как кинжал, таких не проглядишь.

Я могла видеть только глаза. И когда я пристально разглядывала, пытаясь увидеть остальное, до меня дошло, что больше, чем шесть пар глаз смотрят на нас. Один, два, три… Я быстро сосчитала пары. Дважды.

Их было десять.

— Изумительно, — прошептал, почти беззвучно, Эдвард.

Карлайл сделал медленный, обдуманный, шаг вперед. Это было осторожное движение, призывающее к доверию.

— Добро пожаловать, — поприветствовал он невидимых волков.

— Спасибо, — Эдвард ответил странным, низким тоном, и я вдруг поняла, что эти слова произнес Сэм. Я посмотрела на глаза, светящиеся в центре линии, которые находились выше всех. Было невозможно разглядеть фигуру большого черного волка в темноте.

Эдвард заговорил снова, таким же изменившимся голосом, произнося слова за Сэма.

— Мы будем смотреть и слушать, но не больше. Это все, что нам может позволить наше самообладание.

— Этого больше, чем достаточно, — ответил Карлайл. — Мой сын Джаспер, — он жестом показал на то место, где стоял Джаспер, напряженный и готовый к действиям — имеет опыт в этой области. Он научит нас, как они сражаются и как им наносить поражение. Я уверен, что вы можете применить это к вашему стилю охоты.

— Они отличаются от вас? — спросил Эдвард, за Сэма.

Карлайл кивнул.

— Они все очень молодые — им только несколько месяцев в этой жизни. Так сказать, дети. У них нет навыков или стратегии, только огромная сила. Сегодня их численность остановилось на двадцати. Нас десять, вас десять — трудностей быть не должно. Число может уменьшаться. Этот молодняк, почти сражается друг с другом.

Рык прошел вдоль линии волков, низкий горловой звук, судя по всему, означавший энтузиазм.

— Если возможно, мы хотим взять на себя больше, чем нашу половину, — перевел Эдвард, его тон сейчас немного не такой равнодушный.

Карлайл улыбнулся.

— Посмотрим, как все обернется.

— Вы знаете, когда и как они прибудут?

— Они пройдут через горы через четыре дня, утром. Когда они доберутся сюда, Элис поможет нам перехватить их след.

— Спасибо за информацию. Мы будем следить.

С вздохом облегчения, глаза одновременно опустились ближе к земле, волк замер.

Тишина продлилась два удара сердца, и затем Джаспер шагнул в пустое пространство между вампирами и волками. Мне не трудно было его увидеть — его кожа так-же ярко светилась в темноте, как и глаза волков. Джаспер бросил подозрительный взгляд на Эдварда, тот кивнул, и затем Джаспер развернулся спиной к волкам. Он вздохнул, чувствуя себя неуютно.

— Карлайл прав. — Джаспер разговаривал только с нами; он старался игнорировать слушателей за ним. — Они будут драться как дети. Две самые важные вещи, которые вам надо запомнить, это: первое — не позволять им обхватить вас руками, и, второе — не пытайтесь их убивать ради убийства. К этому они будут подготовлены. Если вы будете идти на них со стороны и продолжите движение дальше, они будут сильно сбиты с толку, и не смогут эффективно отреагировать. Эммет?

Эммет вышел из строя с широкой улыбкой.

Джаспер вернулся к северному краю открытого пространства между союзниками-врагами. Он махнул Эммету.

— Хорошо, Эммет — первый. Он лучший пример атаки новообращенных.

Глаза Эммета сузились.

— Я попытаюсь ничего не сломать, — проворчал он.

Джаспер ухмыльнулся:

— Я имею в виду, что Эммет полагается на свою силу. Нападая, он действует прямо и открыто. Новообращенные, тоже не будут пытаться действовать хитро. Эммет, просто попытайся меня убить.

Джаспер отошел еще на несколько шагов, его тело напряглось.

— Хорошо, Эммет — попытайся поймать меня.

Я не смогла больше видеть Джаспера — он превратился в неясное очертание, когда Эммет атаковал его как медведь, скалясь и рыча. Эммет тоже был невероятно быстр, но не так как Джаспер. Казалось, Джаспер был не материальнее, чем приведение — каждый раз, когда казалось, что большие руки Эмметта схватили Джаспера, его пальцы хватали пустоту. Рядом со мной, Эдвард наклонился вперед, его глаза были прикованы к драке. Затем Эмметт застыл.

Джаспер стоял позади него, зубы в миллиметре от его горла.

Эмметт выругался.

Со стороны наблюдавших волков послышался рык одобрения

— Еще раз, — настаивал Эмметт, улыбка сошла с его лица.

— Теперь моя очередь, — запротестовал Эдвард. Мои пальцы напряженно обхватили его.

— Через минуту, — оскалился Джаспер, отходя назад. — Сначала я хочу показать кое-что Белле.

Я нервно посмотрела, когда он помахал Элис выйти вперед.

— Я знаю, ты переживаешь за нее, — объяснил он мне, в то время как она весело прибежала в круг. — Я хочу показать тебе, что в этом нет необходимости.

Хотя, я знала, что Джаспер никогда не допустит, чтобы Элис был причинен вред, было все-таки сложно наблюдать, как он наступает на нее. Элис стояла неподвижно, и выглядела маленькой, как кукла, по сравнению с Эмметом, улыбаясь сама себе. Джаспер пошел вперед, затем повернул влево от нее.

Элис закрыла глаза.

Мое сердце неровно забилось, когда Джаспер стал подкрадываться к тому месту, где стояла Элис.

Джаспер прыгнул, исчезая. Вдруг он оказался на другой стороне от Элис. Ей не пришлось сдвинуться с места.

Джаспер крутанулся колесом и снова нацелился на нее, лишь затем, чтобы припасть к земле за ней. Элис все время стояла, закрыв глаза и улыбаясь.

Теперь, я наблюдала за Элис более внимательно.

Она двигалась, я просто не замечала этого, отвлекшись на нападавшего Джаспера. Она сделала маленький шаг в сторону, в тот самый момент, когда тело Джаспера пронеслось над местом, где она только что стояла. Она сделала еще шаг, когда цепкие руки Джаспера со свистом пролетели там, где только что была талия Элис.

Джаспер приблизился, и Элис начала двигаться быстрее. Она танцевала — описывая спирали и кружась вокруг своей оси. Джаспер был ее партнером, двигался кругами вокруг нее, стремился прорваться сквозь ее грациозные движения, ни разу не коснувшись ее, словно каждое движение было отрепетированно заранее. Наконец, Элис рассмеялась.

Возникнув из ниоткуда, она вскочила на спину Джаспера, губы около его шеи.

— Попался, — сказала она, и поцеловала его горло.

Джаспер усмехнулся и тряхнул головой.

— Ты действительно ужасный, маленький монстр.

Волки зарычали снова. На этот раз настороженно.

— Немного уважения им не повредит, — Эдвард шепнул довольно. Затем, он произнес громче. — Теперь я.

Он сжал мою руку, прежде чем отпустить.

Элис подошла ко мне, сменив Эдварда. — Круто, а? — спросила она самодовольно.

— Очень, — согласилась я, не отводя взгляда от Эдварда, пока он бесшумно шел к Джасперу, его движения были гибкими и настороженными как у дикого кота.

— Я слежу за тобой, Белла, — шепнула она вдруг, ее голос звучал так тихо, что я едва могла слышать, хотя ее губы были у моего уха.

Мой взгляд метнулся к ее лицу и затем вернулся к Эдварду. Он стремительно шел к Джасперу, оба они делали отвлекающие маневры, пока приближались друг к другу.

Элис упрекала меня.

— Я предупрежу его, если твои планы станут более определенными, — угрожала она, все тем же низким шепотом. — То, что ты подвергнешь себя опасности, ничему не поможет. Ты думаешь, кто-нибудь из них сдастся, если ты погибнешь? Они все равно продолжат борьбу, все мы продолжим. Ты не можешь ничего изменить, так что веди себя хорошо, ладно?

Я скорчила гримасу, стараясь игнорировать ее.

— Я слежу, — повторила она.

Эдвард приблизился к Джасперу, и по сравнению с остальными, это была схватка равных. Джаспер руководствовался вековым опытом, и он изо всех сил пытался действовать инстинктивно, но его мысли всегда опережали его на долю секунды. Эдвард был немного быстрее, хотя движения, которые использовал Джаспер, были незнакомы ему. Они сходились снова и снова, никто не мог выиграть преимущество, то и дело кто-нибудь из них инстинктивно рычал. Было трудно смотреть, но еще трудней отвернуться. Они двигались слишком быстро для меня, чтобы действительно понять, что происходит. Иногда, мое внимание привлекали острые взгляды волков. У меня было чувство, что они получают от этого больше, чем я — может больше, чем им следует.

В конце-концов, Карлайл кашлянул, прочищая горло.

Джаспер засмеялся, и отошел назад. Эдвард выпрямился и усмехнулся ему.

— Вернемся к работе, — заключил Джаспер. — Назовем это — ничьей.

Все по очереди сражались с Джаспером, Карлайл, затем Розали, Эсме, и снова Эмметт. Я украдкой взглянула сквозь ресницы, сжавшись, когда Джаспер атаковал Эсме. На это было смотреть труднее всего. Затем он замедлил движения, все еще не так медленно, что бы я смогла понять его действия, и дал еще указание.

— Вы видите, что я тут делаю? — спросил он. — Да, вот так, — подбадривал он. — Сконцентрируйтесь на стороны. Не забывайте, где будет их цель. Продолжайте двигаться.

Эдвард всегда был сосредоточен, наблюдая и слушая, то, что другие не могли увидеть.

Становилось все труднее уследить за происходящим, так как мои веки отяжелели. Я плохо спала в последнее время, и прошло уже двадцать четыре часа, с тех пор как я спала в последний раз. Я прислонилась к Эдварду, и позволила векам сомкнуться.

— Мы почти закончили, — прошептал он.

Джаспер подтвердил завершение тренировки, поворачиваясь к волкам в первый раз, он снова чувствовал себя некомфортно. — Мы повторим все завтра. Прошу, приходите понаблюдать снова.

— Хорошо, — ответил Эдвард холодным голосом Сэма. — Мы будем здесь.

Затем Эдвард вздохнул, погладил мою руку, и отошел от меня. Он повернулся к своей семье.

— Стая считает, что им будет полезно знать запах каждого из нас — так, они не ошибутся в бою. Если мы будем неподвижны, им будет легче.

— Конечно, — сказал Карлайл Сэму. — Как вам будет угодно.

Из стаи раздалось мрачное, гортанное рычание, когда они поднялись на задние лапы.

Забыв про усталость, мои глаза снова широко раскрылись.

Глубокая чернота ночи только-только начала тускнеть — далеко-далеко, по другую сторону гор солнце подсвечивало облака, хотя еще не осветило горизонта. Когда они придвинулись, вдруг стало возможным разглядеть фигуры … цвета.

Сэм был, конечно же, впереди. Невероятно огромный, черный как полночь, прямо, чудовище из моих кошмаров — в буквальном смысле; после того, как я впервые увидела Сэма и других на лугу, они являлись мне в дурных снах не один раз.

Теперь, когда я видела их всех, измерив численность, посчитав пары глаз, оказалось что их больше, чем десять. Стая была огромная.

Краем глаза я заметила, что Эдвард наблюдал за мной, осторожно, оценивая мою реакцию.

Сэм подошел к Карлайлу, стоявшему впереди, огромная стая шла прямо за ним. Джаспер был напряжен, а по другую сторону от Карлайла, ухмылялся спокойно Эмметт.

Сэм, морщась слегка, обнюхал Карлайла. Затем он двинулся к Джасперу.

Мой взгляд пробежался по настороженной своре волков. Я была уверена, что заметила несколько новеньких. Там был светло-серый волк, намного меньше остальных, шерсть на его холке встала дыбом от неприязни. И другой, цвета пустынного песка, казался нескладным по сравнению с другими. Низкий жалобный вой вырвался у песочного волка, когда Сэм ушел вперед, оставив того изолированным между Карлайлом и Джаспером.

Мой взгляд остановился на волке, стоявшем прямо позади Сэма. Его шерсть был красно-коричневой, длиннее, чем у остальных, по сравнению с ними он казался лохматым. Почти такой же высокий, как и Сэм, второй по размеру в группе. Его поза была совершенно обычной, выражала некую небрежность к тому, что остальные, видимо, расценивали как суровое испытание.

Огромный красно-коричневый волк, словно, почувствовав мой взгляд, взглянул на меня знакомыми черными глазами.

Я смотрела на него, стараясь поверить в то, что уже и так знала. На моем лице отражались недоумение и восторг.

Волк оскалился, обнажая зубы. Устращающее зрелище, если б не его язык, свещивающийся из пасти в волчьей ухмылке.

Я хихикнула.

Оскал Джейкоба стала шире, демонстрируя острые зубы. Он покинул свое место в строю, игнорируя провожающие взгляды стаи. Он быстро пробежал мимо Эдварда и Элис, остановился в метре от меня. Он остановился и мельком посмотрел на Эдварда.

Эдвард стоял неподвижно, будто статуя, его взгляд все еще определял мою реакцию.

Джекоб опустился на передние лапы, так что бы его голова не была выше моей, пристально смотрел на меня и как и Эдвард оценивал мою реакцию.

— Джейкоб? — выдохнула я.

Ответный рык из его груди звучал, как довольный смешок.

Я протянула руку, мои пальцы немного дрожали, и коснулась красно-коричневой шерсти на его морде.

Черные глаза закрылись, и Джейкоб склонил свою огромную голову в мою руку. Из его горла раздалось довольное урчание.

Шерсть была, одновременно, мягкой и жесткой, и теплой. Я пробежалась пальцами по ней, с любопытством, изучая текстуру, поглаживая его шею, там, где цвет был особенно глубоким. Я не заметила, как близко подошла к нему; без предупреждения, Джейкоб вдруг лизнул меня, от подбородка, до лба.

— Фу! Бяка, Джейк! — возмутилась я, отпрыгнув назад и замахиваясь на него, будто он был человеком. Он уклонился, и кашляющий лай, который вырвался сквозь его зубы, определенно, был смехом.

Я вытерлась рукавом рубашки, и не сдержавшись, захохотала вместе с ним.

В этот момент, до меня дошло, что все вокруг смотрят на нас, Каллены и оборотни — Каллены с озадаченным видом, и, в некотором роде, с отвращением. Трудно было понять выражение на мордах волков. Я подумала, что Сэм выглядел грустно.

Был еще Эдвард, нетерпеливый и одназначно разочарованный. Я поняла — он надеялся на другую реакцию. Что-то вроде, закричать и в ужасе убежать прочь.

Джейкоб снова издал звук, похожий на смех.

Другие волки теперь отходили назад, и уходя не отрывали взгляда от Калленов. Джейкоб стоял рядом, наблюдая, как они уходят. Вскоре, они исчезли в темном лесу. Только двое замешкались около деревьев, глядя на Джейкоба, их позы демонстрировали беспокойство.

Эдвард вздохнул и — не обращая внимания на Джейкоба — подошел ко мне с другой стороны, беря за руку.

— Готова идти? — спросил он меня.

Прежде, чем я успела ответить, он посмотрел поверх меня на Джейкоба.

— Я еще не выяснил всех деталей, — сказал он, отвечая на мысленный вопрос Джейкоба.

Джейкоб-волк вдруг громко зарычал.

— Это намного сложнее, — сказал Эдвард. — Не твоя забота; я удостоверюсь что там безопасно.

— О чем вы говорите? — потребовала я ответа.

— Просто обсуждаем стратегию, — ответил Эдвард.

Джейкоб замотал головой вперед-назад, глядя на наши лица. Затем, вдруг, он побежал в лес. Пока он убегал, я впервые заметила кусок сложенной черной ткани, привязанный к его задней ноге.

— Подожди, — крикнула я, одна рука автоматически поднялась вслед за ним. Но он растворился в лесу в считанные секунды, следуя за двумя другими волками.

— Почему он ушел? — обиженно спросила я.

— Он вернется, — сказал Эдвард и вздохнул. — Он хочет говорить лично.

Я смотрела на кромку леса, где исчез Джейкоб, снова прислоняясь к Эдварду. Я была готова упасть, но держалась.

Джейкоб возник вновь, на двух ногах на этот раз. Широкая грудь обнажена, волосы взъерошены. Он был одет только в черные спортивные штаны, по холодной земле он шел босыми ногами. Он был один, но я подозревала, что его, незаметные, друзья жду за деревьями.

Ему не понадобилось много времени пересечь поле, хотя он обошел Калленов, которые стояли и тихо разговаривали в широком круге.

— Хорошо, кровосос, — сказал Джейкоб, когда был в нескольких футах от нас, очевидно продолжая разговор, который я пропустила. — Что тут такого сложного?

— Я должен обдумать каждую возможность, — сказал Эдвард спокойно. — Что, если кто-нибудь доберется до тебя?

Джейкоб фыркнул от этого предположения. — Ладно, тогда оставь ее в резервации. Мы оставим Коллин и Бреди в любом случае. Там она будет в безопасности.

Я сердито посмотрела на них:

— Вы говорите обо мне?

— Я просто хочу знать, что он планирует сделать с тобой на время сражения, — объяснил Джейкоб.

— Со мной СДЕЛАТЬ?

— Ты не можешь оставаться в Форкс, Белла. — голос Эдварда старался успокоить меня. — Они знают, где тебя искать. Что, если кто-то, проскользнет мимо нас?

Мой желудок сжался, и кровь отлила от лица. — Чарли? — выдохнула я.

— Он будет с Билли, — быстро заверил меня Джейкоб. — Если моему отцу придется совершить убийство, чтобы доставить его туда, он сделает это. Возможно, этого и не понадобиться. В эту субботу, так? Будет игра.

— В эту субботу? — спросила я, моя голова пошла кругом. У меня слишком кружилась голова, чтобы я могла контролировать мои разбегающиеся мысли. Я хмуро посмотрела на Эдварда. — Вот фигня! Твой подарок на выпускной пролетает.

Эдвард посмеялся. — Ты можешь отдать билеты кому-нибудь еще.

Внезапное вдохновение посетило меня:

— Анжела и Бен, — быстро решила я. — По-крайней мере, это заставит их исчезнуть из города.

Он тронул мою щеку. — Ты не можешь эвакуировать всех, — нежно сказал он. — Спрятать тебя — это всего лишь предосторожность. Я говорил тебе — у нас теперь не будет проблем. Их не хватит даже, чтобы нас развлечь.

— Но, что насчет того, что бы она была в Ла Пуш? — Джейкоб нетерпеливо прервал нас.

— Она ходила по этому пути слишком часто, — сказал Эдвард. — и оставила следы везде. Элис видит только очень молодых вампиров идущих на охоту, но очевидно, кто-то создал их. Кто-то более опытный стоит за этим. Кто бы он… — Эдвард сделал паузу и посмотрел на меня. — или она, не был, все это может быть лишь отвлекающим маневром. Элис увидит, если он решит показаться, но мы, возможно, будем очень заняты в момент этого решения. Может кто-то рассчитывает именно на это. Я не могу оставить ее где-то, где она часто бывала. Ее должно быть трудно найти, просто на всякий случай. Вряд ли такое случится, но я хочу подстраховаться.

Я внимательно смотрела на Эдварда, наморщив лоб, слушала его объяснения. Он похлопал меня по руке.

— Просто, что бы быть как можно более осторожными, — пообещал он.

Джейкоб жестом показал в глубь леса к востоку от нас, на громаду Олимпийских гор.

— Тогда спрячь ее там, — предложил он. — Там миллионы вариантов — места, где любой из нас может оказаться за считанные минуты, если потребуется.

Эдвард потряс головой. — Ее запах слишком сильный и, смешанный с моим, особенно различим. Даже, если я понесу ее, останется след. Наш след не доступен, но вместе с запахом Беллы, это может привлечь их внимание. Мы не уверены, каким именно путем они идут, потому что они еще не знают сами. Если они нападут на ее след, перед тем как найдут нас…

Они оба сморщились в одно и тоже время, их брови сошлись на переносице.

— Понимаешь, в чем трудности.

— Должен быть какой-то выход, — пробормотал Джейкоб. Он посмотрел в сторону леса, скривив губы.

Я качнулась на ногах. Эдвард обнял меня за талию, придвигая меня ближе к себе и поддерживая мой вес.

— Надо отвести тебя домой — ты измотана. И Чарли скоро проснется…

— Секунду, — сказал Джейкоб, повернувшись к нам снова, в его глазах был блеск. — Мой запах отвратителен для тебя, так?

— Хм, не плохо. — Эдвард понял намек. — Это возможно. — Он повернулся к своей семье. — Джаспер? — позвал он.

Джаспер оглянулся с любопытством. Он подошел к нам, Элис следовала за ним, лишь на шаг отставая. На ее лице снова было недовольство.

— Хорошо, Джейкоб. — кивнул ему Эдвард.

Джейкоб повернулся ко мне со странной смесью эмоций на лице. Он был очень возбужден своим новым планом, каким бы он ни был, но ему все еще было не легко быть так близко к своим врагам-союзникам. И настала мой черед насторожиться, когда он протянул свои руки ко мне.

Эдвард глубоко вздохнул.

— Мы проверим, смогу ли я перебить запах настолько, чтобы спрятать твой след, — объяснил Джейкоб.

Я подозрительно смотрела на его раскрытые руки.

— Позволь ему понести себя, Белла, — сказал мне Эдвард. Его голос был спокойным, но я могла расслышать подавленную неприязнь.

Я нахмурилась.

Нетерпеливый Джейкоб закатил глаза, и наклонился, что бы взять меня на руки.

— Не веди себя как ребенок, — проворчал он.

Но его взгляд, так же как и мой, метнулся к Эдварду. Лицо Эдварда было спокойно и невозмутимо. Он заговорил с Джаспером.

— Запах Беллы очень притягателен для меня — я подумал, что будет справедливее, если попробует кто-нибудь еще.

Джейкоб отвернулся от них и быстро побежал в лес. Я ничего не сказала, когда темнота сомкнулась вокруг нас. Я надулась, мне было неловко в руках Джейкоба. Это было слишком личным для меня — конечно, ему не надо было держать меня так крепко — и я не могла удержаться и не думать о том, что он чувствует. Вспомнился мой последний день в Ла Пуш, и я не хотела думать об этом. Я сложила руки, раздосадованная что повязка на моей руке освежила память.

Мы не ушли далеко; он сделал широкую дугу и вернулся назад на участок другим путем, может на половину футбольного поля дальше того места, откуда мы ушли. Эдвард был там один и Джейкоб направился к нему.

— Можешь уже опустить меня.

— Я не хочу провалить эксперимент. — Его походка замедлилась, и его руки сжались теснее.

— Ты меня бесишь, — проворчала я.

— Спасибо.

Из ниоткуда, рядом с Эдвардом, появились Джаспер и Элис. Джейкоб сделал еще один шаг, и затем поставил меня на землю в двух метрах от Эдварда. Не оглядываясь на Джейкоба, я пошла к Эдварду и взяла его за руку.

— Ну? — спросила я.

— Пока ты ни к чему не прикоснулась, Белла, я не могу представить, как близко надо сунуть нос к следу, что бы поймать твой запах, — сказал Джаспер, скорчив гримасу. — Он было почти полностью неразличим.

— Определенный успех, — согласилась Элис, морща нос.

— И это натолкнуло меня на один план.

— Который сработает, — добавила Элис уверенно.

— Умно, — согласился Эдвард.

— Как ты это терпишь? — прошептал мне Джейкоб.

Эдвард проигнорировал Джейкоба, посмотрел на меня и начал объяснять. — Мы — вернее, ты — собираемся оставить ложный след к полю, Белла. Новорожденные ведут охоту, твой запах взбудоражит их, и они придут точно по тому пути, по которому мы хотим, что бы они пришли, без лишней осторожности. Элис уже видит, что это сработает. Когда они нападут на наш след, они разделятся и попытаются выйти на нас с двух сторон. Половина придет через лес, где ее видения вдруг исчезают…

— Да! — Джейкоб аж присвистнул.

Эдвард улыбнулся ему, настоящей товарищеской улыбкой.

Меня замутило. Как они могли так хотеть этого? Как я могла выдержать, подставляя их обоих опасности? Я не могла.

Я бы не смогла.

— Нет ни шанса, — вдруг сказал Эдвард, в его голосе отвращение. Это заставило меня подпрыгнуть, я перепугалась, что он каким то образом услышал мое решение, но его взгляд был устремлен на Джаспера.

— Знаю, знаю, — быстро сказал Джаспер. — Я даже и не думал про это, правда.

Элис наступила на его ногу.

— Если Белла действительна была бы на поле, — объяснил ей Джаспер, — это свело бы их с ума. Они не смогли бы сконцентрироваться больше ни на чем, кроме нее. Легче легкого можно было бы их всех перебить…

Взгляд Эдварда заставил Джаспера пойти на попятую.

— Конечно, это слишком опасно для нее. Это была просто неудачная мысль, — быстро сказал он. Но он краем глаза задумчиво посмотрел на меня.

— Нет, — сказал Эдвард. В его голосе прозвучало окончательное решение.

— Ты прав, сказал Джаспер. Он взял руку Элис и направился назад к остальным. — Лучшие два из трех? — я услышала, как он спросил ее, когда они стали практиковаться снова.

Джейкоб с отвращением смотрел ему вслед.

— Джаспер смотрит на все с военной точки зрения, — Эдвард тихо оправдывал брата. — Он рассматривает все варианты — это основательность, не равнодушие.

Джейкоб фыркнул.

Он бессознательно подошел ближе, погруженный в свои планы. Теперь он стоял всего в трех футах* (0,90 м) от Эдварда, и, стоя там между ними, я могла физически чувствовать напряженность в воздухе. Это было как статическое напряжение, неуютное состояние.

Эдвард вернулся к делу. — Я доставлю ее сюда в пятницу в полдень, что бы оставить ложный след. Ты можешь встретиться с нами после этого, и отнести в место, которое я знаю. Совершенно в другом направлении, и там легко защищаться, я не думаю, что до этого дойдет. Оттуда я пойду другим путем.

— И что потом? Оставишь ее с мобильным телефоном? — язвительно спросил Джейкоб.

— У тебя есть идея получше?

Джейкоб вдруг просиял. — Вообще-то, да.

— О… снова, совсем не плохо, пес.

Джейкоб быстро повернулся ко мне, как будто пытаясь играть в хорошего парня, втягивая меня в разговор. — Мы попытались уговорить Сета остаться с двумя из молодняка. Он сам тоже слишком молод, но он упрямый и настойчивый. А я придумал новое задание для него — мобильный телефон.

Я попыталась сделать вид, что поняла. Одурачить их у меня не получилось.

— Когда Сет Клирвотер будет в волчьем обличии, он будет связан со стаей, — сказал Эдвард. — Расстояние не проблема? — добавил он, обращаясь к Джейкобу.

— Не-а.

— Почти, 500 км? — спросил Эдвард. — Это впечатляет.

Джейкоб снова был хорошим парнем. — Это самое дальнее, куда мы заходили в наших экспериментах, — сказал он мне. — Слышно отчетливо, как звонок.

Я отрешенно кивнула; Голова шла кругом, стоило подумать, что маленький Сет Клирвотер был тоже оборотнем, мне было трудно сосредоточиться. Я могла видеть его сияющую улыбку, так похожую на оставшуюся в моей памяти улыбку Джейкоба, когда он был помладше. Сету не могло быть больше пятнадцати, если вообще было. Его энтузиазм во время совещания у костра вдруг приобрел новое значение…

— Это хорошая идея. — Эдвард казалось, принимает это. — Будет лучше если там останется Сет, даже без немедленного общения. Я не знаю смог бы я оставить Беллу там одну. Подумать только до чего дошло! Доверять оборотням!

— Сражаться вместе с вампирами, вместо того, чтоб сражаться против них! — произнес Джейкоб, скопировав нотки отвращения у Эдварда.

— Ну, все же вам придется сражаться против некоторых из них, — сказал Эдвард.

Джейкоб улыбнулся: — Вот почему мы здесь.