Альянс.

Альянс 

— Белла?

Сзади, послышался мягкий голос Эдварда. Я обернулась и увидела, как он с разметавшимися от бега волосами, легко запрыгивает по ступенькам крыльца. И вот, он уже обнимал меня и, снова, целовал, точно так-же, как на стоянке.

Этот поцелуй напугал меня. В нем было слишком много напряжения. Его губы, чересчур, сильно впились в мои, мне показалось — Эдвард боялся, что у нас осталось слишком мало времени.

Я не могла себе позволить думать об этом. Не могла, раз уж, мне придется, следующие несколько часов, вести себя как обычный человек. Я отстранилась от него.

— Давай покончим с этой глупой вечеринкой, — пробормотала я, пряча глаза.

Он обхватил мое лицо руками, ожидая пока я посмотрю на него вверх.

— Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

Пальцами здоровой руки я коснулась его губ:

— О себе, я не сильно беспокоюсь.

— Почему меня это не удивляет? — проворчал он себе под нос. Глубоко вздохнул и слегка улыбнулся.

— Готова праздновать? — спросил он.

Я простонала.

Он открыл и придержал дверь, бережно обнимая меня за талию. На минуту я застыла, потом помотала головой от удивления.

— Невероятно.

Эдвард пожал плечами:

— Элис, есть Элис.

Дом Калленов превратился в ночной клуб, да еще в такой, какой редко увидишь в реальности, разве что только по телевизору.

— Эдвард! — позвала Элис. Она стояла за гигантским усилителем.

— Мне нужен твой совет. — она жестом указала на гору компакт дисков.

— Дать им знакомое и не напрягающее? Или, — она жестом показала на другую груду дисков. — заняться воспитанием их музыкального вкуса?

— Оставь не напрягающее, — посоветовал Эдвард. — сколько волка не корми.* (в оригинале использована английская поговорка — можно подвести лошадь к водопою, но нельзя заставить ее пить. Значение: к истине можно лишь подвести и показать на нее, но нельзя заставить ее воспринять. Или — сколько волка не корми, все равно в лес смотрит)

Элис серьезно кивнула и начала закидывать «учебные» диски в коробку. Я заметила, что она переоделась в блестящий топ и красные кожаные штаны. Ее обнаженная кожа странно отливала в пульсирующем красно-фиолетовом свете.

— Кажется, моя одежда не подходит.

— Ты выглядишь превосходно, — не согласился Эдвард.

— Будешь выглядеть, — поправила Элис.

— Спасибо, — вздохнула я. — Ты действительно думаешь, что народ придет? — в моем голосе, явно, слышалась надежда. Элис скорчила рожицу.

— Все придут, — ответил Эдвард. — Им всем, до смерти, хочется рассмотреть изнутри, таинственный дом затворников Калленов.

— Потрясающе, — простонала я.

Моя помощь нигде не была нужна. И я сомневаюсь, смогу ли все делать также как Элис, даже после того, как перестану нуждаться во сне и стану двигаться намного быстрее.

Эдвард не отпускал меня ни на секунду, таскал за собой, пока искал Джаспера и затем Карлайла, что бы рассказать о моей догадке. С тихим ужасом я слушала, как они обсуждали план нападения на армию в Сиэтле. Я могла сделать вывод, что Джаспер был не рад тому, как распредилились силы, но они не смогли связаться с кем-либо еще, кроме нежелающей помогать семьи Тани. В отличие от Эдварда, Джаспер не пытался скрыть свое отчаяние. Было ясно, что ему не нравиться играть при таких высоких ставках.

Я не могла оставаться в стороне, надеясь и веря, что они вернуться домой. Не могла. Я бы сошла с ума.

В дверь позвонили.

Неожиданно, все стало сюрреалистически нормальным. Напряжение на лице Карлайла сменила безупречная улыбка, искренняя и теплая. Элис включила музыку погромче и, пританцовывая, пошла открывать дверь.

Это были мои многочисленные, местные, друзья, все слишком нервные или слишком перепуганные, чтобы приехать по-отдельности. Первая в дверях стояла Джессика, следом за ней — Майк. Тайлер, Коннер, Остин, Ли, Саманта … даже Лорен шла, замыкая процессию, в ее неодобрительном взгляде горело любопытство. Им всем было любопытно, а потом, войдя в огромную комнату, украшенную как шикарный клуб, они были просто поражены. Комната не пустовала; все Каллены заняли свои места, готовые играть в свои обычные, безупречные, человеческие игры. Тем вечером я чувствовала, что поступала в точности как они.

Я пошла поприветствовать Джесс и Майка, надеясь, что мой срывающийся голос можно списать на восторг. Прежде чем я смогла поздороваться с остальными, снова раздался звонок. Я впустила Анжелу и Бена, оставив дверь широко открытой — потому что Эрик и Кэти уже подходили к ступеням крыльца.

У меня не было времени для паники. Мне нужно было со всеми разговаривать, сосредоточившись на том, что бы быть приятной гостеприимной хозяйкой вечера. Хотя вечеринка была объявлена общей для Элис, Эдварда и меня, трудно было отрицать, что поздравляли и благодарили, чаще всего, меня. Может быть, потому что, под освещением, которое установила Элис, Каллены выглядели немного странно. Может быть, потому что это освещение делало комнату туманной и загадочной. Но, атмосфера не заставить обычного человека расслабиться рядом с таким, как Эммет. Я видела, как Эммет, через стол с едой, ухмыльнулся Майку, красный свет блеснул на его зубах, и заметила, как Майк автоматически сделал шаг назад.

Возможно, Элис сделала это нарочно, чтобы выставить меня в центр внимания, туда, где по ее мнению мне должно было больше всего понравиться. Она вечно пыталась заставить меня вести себя так, как в ее представлении должны были вести себя все люди.

Было ясно, что вечеринка удалась, несмотря на скрытую напряженность, вызванную присутствием Калленов — или может это, наоборот, добавляло возбуждения в атмосферу. Музыка была заразительной, свет — почти гипнотизировал. Судя по скорости, с которой исчезла еда, она тоже была хороша. В комнате быстро собралось много народу, но не настолько, чтоб вызвать приступ клаустрофобии. Кажется, весь выпускной класс был здесь, и многие из младшего. Тела покачивались в ритме, гудевшем в подошвах ног, вечеринка грозила перейти в танцы.

Все было не так трудно, как я себе представляла. Я следовала указаниям Элис, общалась и болтала минутку с каждым. Им было так легко угодить. Я была уверена, эта вечерника — самое крутое действо из всего ранее происходившего в Форкс. Элис почти мурлыкала от удовольствия — никто из присутствующих никогда не забудет эту ночь.

Наконец я обогнула комнату и вернулась к Джессике. Она возбужденно болтала, и было необязательно внимательно ее слушать, понятно было — ответов от меня в ближайшее время ей не нужно. Эдвард был рядом со мной — все еще отказываясь отпускать меня. Он надежно обвил рукой мою талию, время от времени, притягивая меня ближе, наверно в ответ на мысли, которые лучше было мне не знать.

Поэтому, во мне сразу же проснулась подозрение, когда он оторвал свою руку и осторожно отошел от меня.

— Оставайся здесь, — прошептал он мне на ухо. — Я сейчас вернусь.

Он грациозно прошел через толпу, казалось даже не задев никого из плотно стоявших людей, исчез слишком быстро, я даже не успела спросить, почему он уходит. Прищурившись, я провожала его взглядом, в то время как Джессика, равнодушная к моей растерянности, ухватив меня за локоть, что-то настойчиво кричала сквозь музыку.

Я наблюдала, как он достиг темной тени за кухонной дверью, свет, лишь периодически, попадал туда. Он наклонился над кем-то, кого я не могла разглядеть за головами.

Я поднялась на цыпочки, вытягивая шею. В этот момент, красный свет промелькнул по его спине и ярко вспыхнул на красных блестках кофты Элис. Свет коснулся ее лица лишь на пол секунды, но этого было достаточно.

— Извини меня, Джесс, я на минуту, — пробормотала я, выдергивая свою руку. Я не дождалась ее реакции, даже не посмотрела, обиделась ли она на мою резкость.

Проталкиваясь сквозь тела, я иногда оглядывалась вокруг. Всего несколько человек теперь танцевали. Я поторопилась к двери в кухню.

Эдвард ушел, но Элис все еще была там, в темноте, ее лицо было пустым — такой, ничего не выражающий, вид обычно бывает у того, кто только что стал свидетелем ужасного происшествия. Одной рукой она схватилась за дверной косяк, будто ей нужна была поддержка.

— Что, Элис, что? Что ты видела? — мои руки сложены в мольбе.

Она не смотрела на меня, ее взгляд был устремлен вдаль. Я проследила за ее взглядом и увидела, что она поймала взгляд Эдварда на другой стороне комнаты. Его лицо было пустым, как камень. Он развернулся и исчез в тени под лестницей.

После этого, сразу же позвонили в дверь, после последнего гостя прошло несколько часов. Элис с озадаченным видом, быстро сменившемся выражением отвращения, посмотрела в сторону входной двери.

— Кто пригласил оборотня? — накинулась она на меня.

Я насупилась:

— Моя вина.

Я думала, что аннулировала то приглашение — явно не моя мечта, чтоб Джейкоб, ничтожество, заявился сюда.

— Что ж, тогда иди и разберись с этим. Мне надо поговорить с Карлайлом.

— Нет, Элис, подожди! — я пыталась схватить ее за руку, но она ушла, и моя рука поймала лишь воздух.

— Проклятье! — прорычала я.

Я знала — это оно. Элис увидела то, что ожидала, и я, честно говоря, не чувствовала, что смогу выдержать напряженную неизвестность достаточно долго, что бы подойти к двери. Звонок снова нажали, слишком долго, кто-то сильно надавил на кнопку. Я решительно развернулась спиной к двери, и вгляделась в темную комнату, чтобы увидеть Элис.

Я не могла ничего разглядеть, и начала пробиваться к лестнице.

— Привет, Белла!

Глубокий голос Джейкоба, прозвучал в момент, когда музыка стихла ненадолго, и я непроизвольно откликнулась на свое имя.

Я скривилась.

Там был не один оборотень, а целых три. Вошел Джейкоб в сопровождении Квила и Эмбри. Эти двое выглядели ужасно напряженными, их глаза бегали по комнате так, словно они зашли в склеп с привидениями. Трясущаяся рука Эмбри все еще держала дверь, тело развернуто в пол-оборота, он был готов в любую минуту бежать.

Джейкоб махал мне рукой, он был спокойнее остальных, хотя его нос был сморщен от отвращения. Я помахала в ответ, подразумевая — «пока», и развернулась в поисках Элис. Я протиснулась между спинами Коннера и Лорен.

Он возник из ниоткуда, его рука развернула меня за плечо в тень кухни. Я попыталась уклониться от его хватки, но он взял меня за здоровое запястье и выдернул из толпы.

— Дружеский прием, — заметил он.

Я вырвала руку и сердито посмотрела на него:

— Что ты здесь делаешь?

— Ты пригласила меня, помнишь?

— Если мой удар справа, был слишком тонким намеком, позволь мне перевести — это значило, что приглашение отменяется.

— Не глупи. Я принес тебе подарок на выпускной, и все такое.

Я сложила руки на груди. Не хотелось ругаться с Джейкобом прямо сейчас. Я хотела знать, что Элис увидела и что Эдвард и Карлиайл говорили об этом. Я высунула голову из-за Джейкоба, разыскивая их.

— Отдай это обратно в магазин, Джейк. Мне нужно кое-что сделать…

Он встал в поле моего зрения, требуя внимания.

— Обратно отдать — не смогу. В магазине я это не покупал — я сделал это сам. А еще, чтобы сделать это, у меня ушла уйма времени.

Я снова развернулась от него, но все никак не могла увидеть кого-либо из Калленов. Куда они делись? Мои глаза искали в темной комнате.

— Да брось, Белл. Не притворяйся, что меня здесь нет.

— Я не притворяюсь. — их нигде не было видно. — Слушай, Джейк, у меня сейчас много дел.

Он взял меня за подбородок и заставил посмотреть вверх.

— Могу я, пожалуйста, завладеть пару секундами вашего драгоценного внимания, мисс Сван?

Я отдернулась от его прикосновения.

— Попридержи руки, Джейкоб, — прошипела я.

— Извини! — коротко сказало он, держа руки ладонями вверх, сдаваясь. — Мне, действительно, очень жаль. И за тот раз, тоже. Мне не следовало так целовать тебя. Это было неправильно. Наверно… ну, наверно, я обманывал сам себя, думая, что ты тоже меня хочешь.

— Обманывал сам себя — какое прекрасное определение!

— Будь умницей. Ты же можешь принять мои извинения.

— Ладно. Извинения приняты. Теперь, если ты меня извинишь на минутку…

— Хорошо, — пробурчал он, и его голос стал совсем другим, я даже перестала искать Элис и внимательно посмотрела на его лицо. Он уставился на пол, пряча глаза. Его нижняя губа немного выступила вперед.

— Наверно, тебе лучше быть с твоими настоящими друзьями, — сказал он тем же убитым тоном. — Я все понял.

Я застонала:

— О, Джейк, ты же знаешь — это не честно.

— А я знаю?

— Должен. — я наклонилась вперед, пытаясь заглянуть ему в глаза. Он поднял голову, смотря поверх меня, избегая моего пытливого взгляда.

— Джейк?

Он отказывался смотреть на меня.

— Эй, ты сказал, что сделал что-то для меня, так? — спросила я. — Просто трепался? Где мой подарок? — попытка изобразить энтузиазм была довольно жалкой, но это сработало. Он закатил глаза и затем скорчил мне гримасу.

Я продолжала неубедительно притворяться, выставив руку перед собой.

— Я жду.

— Можно подумать, — саркастически проворчал он. Но полез в задний карман джинсов и вытащил маленький, туго завязанный кожанными шнурками, мешочек из холщовой, многоцветной ткани. Джейкоб положил мне его на ладонь.

— Ой, это чудесно, Джейк. Спасибо!

Он вздохнул:

— Подарок внутри, Белла.

— О!

У меня возникли проблемы с завязками. Он снова вздохнул и забрал мешочек у меня, развязав узел просто потянув за правый конец. Я протянула руку, чтобы забрать его, но он перевернул мешочек и вытряхнул что-то серебряное в мою ладонь. Металлические звенья негромко звякнули друг о друга.

— Я не делал браслета, — заметил он. — Только брелок.

К одному из звеньев серебряного браслета была прикреплена маленькая деревянная фигурка. Я взяла его пальцами, что бы рассмотреть поближе. Было удивительно, что такая маленькая фигурка включает столько деталей — миниатюрный волк был неправдоподобно реалистичным. Он даже был вырезан из красно-коричневого дерева, одного цвета с кожей Джейкоба.

— Он прекрасен, — прошептала я. — Ты это сделал? Как?

Он пожал плечами.

— Билли научил. У него получается получше моего.

— В это трудно поверить, — пробормотала я, крутя в пальцах крошечного волка.

— Тебе он, правда, нравится?

— Да! Это невероятно, Джейк.

Он счастливо улыбнулся, но затем выражение его лица скисло.

— Ну, я подумал, что может быть, это иногда будет напоминать тебе обо мне. Ты знаешь, как это бывает, с глаз долой — из сердца вон.

Я проигнорировала это замечание.

— Ну-ка, помоги мне его надеть.

Я протянула левое запястье, так как правая рука была в повязке. Он легко застегнул замок, хотя казалось это слишком деликатная работа для его больших пальцев.

— Ты будешь носить его? — спросил он.

— Конечно буду.

Он улыбнулся мне — это была счастливая улыбка, которую я так любила видеть на его лице.

Какое-то время я смотрела на него, но затем снова нервно осмотрела комнату, ища в толпе Эдварда и Элис.

— Почему ты такая расстроенная? — поинтересовался Джейкоб.

— Я не расстроена, — солгала я, пытаясь сконцентрироваться. — Спасибо за подарок. Мне он, правда, очень понравился.

— Белла? — его брови сошлись на переносице, нагоняя тень на глаза. — Что-то случилось, ведь так?

— Джейк, я … нет, ничего.

— Не лги мне, ты — фиговая врунья. Ты должна сказать мне, что происходит. Мы хотим знать, что происходит. — заявил он, перейдя на множественное число.

Возможно, он был прав; оборотни наверняка заинтересовались бы тем, что происходило. Только я не была уверена, что происходило вообще. Не могла знать наверняка, пока не увижусь с Элис.

— Джейкоб, я расскажу тебе. Только позволь мне выяснить, что случилось, договорились? Мне надо поговорить с Элис.

Непонимание отразилось на его лице.

— Ясновидящая, что-то видела?

— Да, как раз тогда, когда ты появился.

— Это не о кровососе ли в твоей комнате? — прошептал он, его голос был ниже бренчания музыки.

— Это связано, — призналась я.

Он обдумывал с минуту, наклонив голову на бок, читая по выражению моего лица.

— Ты знаешь что-то, что мне не говоришь… что-то очень важное.

В чем был смысл лгать снова? Он знал меня слишком хорошо.

— Да.

Джейкоб посмотрел на меня, и затем повернулся, что бы встретиться взглядом с братьями по стае, которые стояли в проходе, чувствуя себя неловко и некомфортно. Когда они увидели его выражение, они начали двигаться, проворно продвигаясь через толпу гостей вечеринки, как будто тоже танцуя. Через пол минуты они уже стояли по разным сторонам Джейкоба, возвышаясь надо мной.

— Теперь объясни, — потребовал Джейкоб.

Эмбри и Квил смотрели то на меня, то на Джейкоба, растерянно и с подозрением.

— Джейкоб, я не знаю всего, — я продолжала осматривать комнату, теперь, ища спасения. Они, во всех смыслах, загнали меня в угол.

— Тогда, что ты, точно, знаешь?

Они все одновременно скрестили руки на груди. Это было чуточку забавное, но, по большей части устрашающее, зрелище.

И, затем, я поймала взглядом Элис, спускающуюся по лестнице, ее белая кожа сияла под фиолетовым светом.

— Элис! — облегченно выдавила я.

Она тут же посмотрела на меня, несмотря на громкие басы, которые должны были заглушить мой голос. Я энергично помахала, и наблюдала за ее лицом, когда она увидела трех оборотней, склонившихся надо мной. Ее глаза сузились.

Но, перед этой реакцией, выражение ее лица было полно озабоченности и страха. Я закусила губу, когда она подошла ко мне.

Джейкоб, Квил и Эмбри все отошли от нее с непростым выражением на лице. Она положила свою руку мне на талию.

— Мне надо поговорить с тобой, — шепнула она мне на ухо.

— Э-э, Джейк, увидимся позже…, - проговорила я, когда мы двинулись с места.

Джейкоб загородил нам дорогу, вытянул свою длинную руку и опершись о стену.

— Эй, не так быстро.

Элис уставилась на него с широко раскрытыми глазами, не веря происходящему.

— Простите?

— Скажи нам, что происходит, — прорычал он требование.

Джаспер появился, буквально, из ниоткуда. В одну секунду — были только я и Элис у стены, Джейкоб загораживает нам путь, следующая секунда — Джаспер стоит по другую сторону от руки Джейка, с ужасающим выражением на лице.

Джейкоб медленно убрал руку.

— Мы имеем право знать, — тихо проговорил он, все еще не сводя глаз с Элис.

Джаспер встал между ними, а три оборотня встали вместе.

— Эй, эй, — сказала я, с слегка истерическим смешком. — Это вечеринка, помните?

Никто не обратил на меня внимания. Джейкоб смотрел на Элис, а Джаспер смотрел на Джейкоба. Лицо Элис вдруг стало задумчивым.

— Все в порядке, Джаспер. Вообще-то он прав.

Джаспер не ослабил своей позиции.

Я была уверена, что еще секунда и моя голова взорвется от любопытства.

— Что ты видела, Элис?

Она смотрела на Джейкоба секунду, и затем, повернулась ко мне, очевидно позволяя ему слушать.

— Было принято решение.

— Вы собираетесь в Сиэтл?

— Нет.

Я почувствовала, что бледнею. Мой желудок сжался.

— Они направляются сюда. — С трудом выдавила я.

Парни Квилеты молча наблюдали, читая каждую бессознательную эмоцию на наших лицах. Они замерли на месте, но не совсем без движения. Все три пары рук стали трястись.

— Да.

— В Форкс. — прошептала я.

— Да.

— За?

Она кивнула, поняв мой вопрос.

— Один несет твою красную кофту.

Я попыталась сглотнуть.

Выражение Джаспера было неодобрительным. Я могла сказать, что ему не нравится обсуждение этой темы вместе с оборотнями, но ему нужно было кое-что сказать.

— Мы не можем им позволить зайти так далеко. Нас не достаточно, что бы защитить город.

— Я знаю, — сказала Элис. Ее лицо вдруг стало несчастным. — Но не важно, где мы их остановим. Нас все равно будет недостаточно, и некоторые из них придут сюда на поиски.

— Нет! — прошептала я.

Шум вечеринки заглушил звук моего отрицания. Все вокруг нас, мои друзья и соседи, и жалкие враги, которые ели и смеялись, пританцовывая в такт музыке, не ведали, что они встретятся с ужасом, опасностью и, возможно, смертью. Из-за меня.

— Элис, — выдавила я, ее имя. — Мне надо идти, я должна убраться отсюда.

— Это не поможет. Это не так, как с ищейкой. Они все равно сначала придут искать сюда.

— Тогда я должна идти встречать их! — если бы мой голос не был таким хриплым и напряженным, он мог походить на крик. — Если они найдут то, что ищут, может они уйдут и не причинят больше никому вреда!

— Белла! — запротестовала Элис.

— Постойте, — низким властным голосом приказал Джейкоб. — Что идет сюда?

Элис развернулась и посмотрела на него ледяным взглядом. — Такие как мы. Огромное количество.

— Почему?

— За Беллой. Это все, что мы знаем.

— Их многовато для вас? — спросил он.

Джаспер сказал негодующе:

— Мы имеем несколько преимуществ, пес. Это будет равный бой.

— Нет, — сказал Джейкоб, и странная, яростная полуулыбка растянулась на его лице. — Он не будет равным.

— Отлично! — прошипела Элис.

Я уставилась, все еще застывшая от ужаса, на новое выражение Элис. Ее лицо было полным ликования, все отчаяние исчезло с ее прекрасных черт.

Она ухмыльнулась Джейкобу, а он ей в ответ.

— Все просто исчезло, конечно, — самодовольно сказала она ему. — Это неудобно, но, принимая все во внимание, я соглашаюсь.

— Мы должны скоординировать наши действия, — сказал Джейкоб. — Нам будет не легко. Все же, это больше наша работа, нежели ваша.

— Это не зайдет так далеко, но нам нужна помощь. Мы не будем слишком разборчивы.

— Стойте, стойте, стойте, стойте, — перебила их я.

Элис встала на носочки, Джейкоб наклонился над ней, их лица выражали возбуждение, оба морщили носы от запаха. Они нетерпеливо посмотрели на меня.

— Скоординировать действия? — повторила я сквозь зубы.

— Ты же на самом деле не думала, что удержишь нас от вмешательства? — спросил Джейкоб.

— Вы остаетесь в стороне!

— Твоя ясновидящая так не думает.

— Элис, скажи им — нет! — настаивала я. — Их всех убьют!

Джейкоб, Квил и Эмбри громко, в голос, рассмеялись.

— Белла, — сказала Элис успокаивающим голосом, — по отдельности нас всех могут убить. Вместе —

— проблемы не будет, — закончил за нее Джейкоб. Квил посмеялся снова.

— Сколько? — нетерпеливо спросил Квил.

— Нет! — крикнула я.

Эллис даже не взглянула на меня.

— Число меняется — сегодня двадцать один, но количество уменьшается.

— Почему, — спросил с любопытством Джейкоб.

— Длинная история, — ответила Элис, вдруг оглядев комнату. — И здесь этому не место.

— Позже, вечером? — напирал Джейкоб.

— Да, — ответил ему Джаспер. — Мы уже спланировали … стратегическую встречу. Если вы собираетесь сражаться с нами, вам нужны некоторые инструкции.

От последней части предложения, у всех волков на лице появилось недовольство.

— Нет, — простонала я.

— Это будет странным, — задумчиво сказал Джаспер, — Никогда не думал работать вместе. Это будет впервые.

— Без сомнений, — согласился Джейкоб. Он заторопился. — Мы должны вернуться к Сэму. Во сколько?

— Сколько для тебя очень поздно?

Все трое закатили глаза. — Во сколько? — повторил Джейкоб.

— В три?

— Где?

— Примерно в 16 км к северу от поста рейнджеров Хо Форест. Подходите с запада, и вы сможете напасть на наш след.

— Мы будем там.

Они повернулись уходить.

— Постой, Джейк! — позвала его я. — Пожалуйста! Не делай этого!

Он остановился, с ухмылкой повернувшись ко мне, в то время как Квил и Эмбри нетерпеливо стояли у двери. — Не смеши, Беллз. Ты даришь мне подарок намного более ценный, чем тот, что я дал тебе.

— Нет! — снова закричала я. Звук электрогитары заглушил мой плач.

Он не ответил. Он заторопился догнать своих друзей, которые уже ушли. Я смотрела беспомощно, как он уходит.