Эпоха.

Эпоха 

— Мне нечего надеть! — пожаловалась я сама себе.

Ящики и полки опустели, вся моя одежда была вывалена на кровати. Я мечтательно уставилась в пустоту шкафа, словно ожидая, что нечто подходящее материализуется там.

Моя юбка цвета хаки висела на спинке кресла качалки, ожидая, пока я обнаружу что-нибудь, точно подходящее к ней. Что-то, в чём я буду выглядеть красивой и взрослой. Одежда, про которую смело можно будет сказать — «для особых случаев». Мне так ничего и не удалось найти.

Уже, вот-вот, нужно было выходить, а я всё ещё была одета в свой любимый старый спортивный костюм. И если я не найду ничего получше, в этой куче одежды, а выглядело все именно так, то на выпускной мне придется идти именно в нем. Я хмуро уставилась на груду одежды на кровати.

Загвоздка была в том, что я точно знала, что бы я одела, будь эта вещь все еще на месте — мою похищенную красную блузку. Я ударила по стене здоровой рукой.

— Тупой, вороватый, надоедливый вампир! — прорычала я.

— Что я сделала? — спросила Элис.

Она стояла, небрежно облокотившись возле открытого окна, словно была тут всё время.

— Тук, тук, — добавила она с усмешкой.

— Неужели, так трудно подождать пока я открою дверь?

Она бросила плоскую, белую коробку на кровать. — Я просто проходила мимо. Подумала, что возможно тебе понадобится одежда.

Я посмотрела на большую коробку лежащую поверх, не понравившегося меня, гардероба и скорчила рожу.

— Признай, — сказала Элис. — Я — твоя спасительница.

— Ты моя спасительница, — проворчала я. — Спасибо.

— Что ж, приятно сделать что-то правильно, для разнообразия. Ты не представляешь, насколько это раздражает — мне не хватает воспоминаний о стольких вещах. Чувствую себя такой бесполезной. Такой… нормальной. — Элис поежилась от этого ужасного слова.

— Я даже не могу себе представить насколько это ужасное ощущение. Быть нормальной? Фу. — с издевкой, добавила я.

Она засмеялась. — Хорошо хоть, это компенсирует то, что исчезло вместе с докучливым вором — а сейчас мне нужно разобраться, что я не вижу в Сиэтле.

Когда она все объяснила именно так — собрав две ситуации в одно предложение — все стало ясным. Это неуловимое что-то, беспокоившее меня целыми днями, важная связь, которую я никак не могла уловить, неожиданно всё стало понятно. Я уставилась на Элис, на моем лице застыло одно то самое, последнее, выражение.

— Ты, разве, не собираешься открыть? — спросила она. Вздохнула, когда я так и не пошевелилась, и быстро открыла коробку сама. Она что-то вытянула и держала в руках, но я не могла сосредоточиться, что это было.

— Хорошенькая, правда? Я выбрала голубой цвет, потому что знаю — Эдварду нравится, когда ты носишь голубое.

Я не слушала.

— Это все одно и то же, — прошептала я.

— Что, одно и то же? — спросила она. — У тебя нет ничего похожего. И вообще, чтоб заявлять такое, у тебя слишком мало одежды, всего-то одна юбка!

— Нет, Элис! Забудь про одежду, слушай!

— Тебе не нравиться? — лицо Элис затуманилось разочарованием.

— Слушай, Элис, неужели ты не замечаешь? Это то же самое! Тот, кто влез к нам и украл мои вещи, и новые вампиры в Сиэтле. Они заодно!

Одежда соскользнула из её пальцев и упала обратно в коробку.

Элис быстро сосредоточилась, её голос стал неожиданно резким. — Почему ты так думаешь?

— Помнишь, что говорил Эдвард? Про то, что кто-то использует дырки в твоих видениях, чтобы ты не могла видеть новообращенных? И потом еще, ты говорила раньше, что время было подобранно очень хорошо, как аккуратен был мой вор, чтобы ни с кем не столкнуться, будто он знал, что ты увидишь это. Думаю, ты была права, Элис, я думаю, он знал. Я думаю, он использовал те дырки тоже. И какое совпадение, что два разных человека, не только знают достаточно о тебе, чтоб сделать такое, но решают сделать все в одно и то же время? Не может быть. Это одна особа. Та же самая. Тот, кто создаёт армию, он и украл мой запах.

Элис не привыкла, чтоб её удивляли. Она надолго замерла, и я уже начала мысленно считать пока ждала. Она не шевелилась в течение двух минут. Потом её глаза снова сфокусировались на мне.

— Ты права, — сказала она пустым голосом. — Конечно же, ты права. И когда ты сложила всё так. …

— Эдвард понял все неправильно, — прошептала я. — Это была проверка…чтоб увидеть сработает, или нет. Сможет ли вор войти и выйти, в полной безопасности, ничего не делая из того, что ты сможешь увидеть. Типа, попытки убить меня…И, он не взял мои личные вещи, чтоб доказать, что нашел меня. Он украл мой запах… так чтоб другие могли найти меня.

Её глаза округлились в шоке. Я была права, и было видно, что она тоже все поняла.

— О, нет, — беззвучно воскликнула она.

Я уже не ожидала, что моё душевное равновесие придёт в норму. В то время, как я обдумывала тот факт, что кто-то создал армию вампиров — армию, которая безжалостно убивала дюжины людей в Сиэтле — с одной целью, уничтожить меня, я почувствовала приступ облегчения.

Частично, из-за того, что наконец-то смогла понять, что же было то важное, что я никак не могла уловить.

Но, по большей части, успокоилась я по совершенно другой причине.

— Что же, — прошептала я, — Все могут расслабиться. В конце концов, никто не пытается уничтожить Калленов.

— Если ты думаешь, что это что-то меняет, то ты ошибаешься. — сказала Элис сквозь зубы. — Если кто-то хочет одного из нас, ему придётся иметь дело со всеми остальными.

— Спасибо, Элис. Но, по крайней мере, мы знаем, зачем они пришли. Это должно помочь.

— Возможно, — пробормотала Элис. Она начала ходить туда-сюда по комнате.

Бух, бух — кулаком постучали ко мне в дверь.

Я подпрыгнула. Элис, кажется, даже не заметила.

— Ты ещё не готова? Мы опоздаем! — пожаловался Чарли, его голос звучал раздраженно. Чарли не любил важные мероприятия, так же как и я. В его случае, главная проблема была в том, чтоб принарядиться.

— Почти. Дай мне минутку, — сказала я сипло.

На секунду он замолчал. — Ты что плачешь?

— Нет. Я нервничаю. Уходи.

Я слышала, как он громко протопал по лестнице.

— Мне нужно уходить, — прошептала Элис.

— Почему?

— Эдвард уже скоро будет. Если он услышит это…

— Уходи, уходи! — я быстро отреагировала. Эдвард придёт в ярость, когда узнает. Я не смогу долго скрывать от него, но возможно церемония вручения дипломов, не самое лучшее время для его реакции.

— Одевай это, быстрее. — скомандовала Элис, выскакивая из окна.

Я сделала то, что она сказала, и ошеломленная своей догадкой, оделась.

Планировала более утонченно уложить волосы, но времени уже не было, так что они висели, как в любой другой день, прямо и скучно. Это не имело значения. Я не побеспокоилась даже посмотреть на себя в зеркало, так что даже не представляла как кофта, подаренная Элис, смотрелась с юбкой. Это тоже было неважно. Я перебросила через руку отвратительную жёлтую синтетическую выпускную мантию и поспешила вниз.

— Ты хорошо выглядишь, — сказал Чарли сдержанным тоном, уже рассерженный. — Это новое?

— Ага, — пробормотала я, пытаясь сосредоточиться. — Элис дала мне её. Спасибо.

Эдвард прибыл всего через несколько минут, после ухода сестры. Мне не хватило времени, чтобы успокоиться. Но пока мы ехали в машине Чарли, у Эдварда не было возможности спросить меня, в чём дело.

Чарли заупрямился, когда узнал, что я собиралась ехать на церемонию с Эдвардом. И я могла его понять — родители имеют право сопровождать детей в день выпускного. Я охотно уступила ему это право. А Эдвард с готовностью предложил, чтоб мы поехали все вместе. Карлайл и Эсме не переживали по этому поводу, так что Чарли не смог найти весомый аргумент против этой идеи, он, не очень охотно, но согласился. И теперь, Эдвард ехал на заднем сидении полицейской машины, за разделительным пуленепробиваемым стеклом, с весёлым выражением на лице — вероятно из-за того, что мой отец, тоже, был весьма весел. Каждый раз, когда Чарли кидал на него взгляд в зеркальце заднего вида, улыбка Эдварда становилась всё шире и шире, Что означало — Чарли думал о вещах, которые скажи он их вслух, очень сильно расстроят меня.

— С тобой всё в порядке? — прошептал Эдвард, помогая мне выбраться из машины на школьной парковке.

— Нервничаю, — ответила я, и даже не соврала.

— Ты так прекрасна, — сказал он.

Казалось, что он хотел добавить что-то ещё, но Чарли манёвром, который должен был быть незаметным, втиснулся между нами и положил свою руку мне на плечи.

— Ты взволнована? — спросил он меня.

— Не очень. — призналась я.

— Белла, это же очень важно. Твой выпуск из школы. Теперь для тебя открылся настоящий мир. Колледж. Самостоятельная жизнь…Ты уже не моя маленькая девочка. — в конце предложения у Чарли слегка перехватило горло.

— Пап, — простонала я. — Пожалуйста, не будь таким сентиментальным.

— Кто сентиментальный? — проворчал он. — А почему ты не взволнована?

— Не знаю, папа. Я думаю, просто ещё не успела осознать.

— Это хорошо, что Элис устраивает эту вечеринку. Тебе нужно что-то, чтоб взбодриться.

— Конечно. Вечеринка, это то, что мне нужно.

Чарли насмешил тон, каким я это произнесла, и он сжал мои плечи. Эдвард посмотрел на облака, его лицо было задумчивым.

Моему отцу пришлось покинуть нас перед задним входом в спортивный зал, и обойти школу к главному входу вместе с остальными родителями.

Случилось большое столпотворение, когда миссис Коуп из главного офиса и мистер Варнер, учитель математики пытались выстроить нас в алфавитном порядке.

— Вперёд, мистер Кален, — рявкнул мистер Варнер Эдварду.

— Привет, Белла!

Я повернулась к Джессике Стенли, улыбаясь, она махала мне из конца шеренги.

Эдвард быстро поцеловал меня, вздохнул и пошёл становиться с теми, кто на букву К. Элис там не было. Что она собирается делать? Пропустить выпускной? С моей точки зрения, не очень хорошая идея. Надо было мне молчать до окончания выпускного.

— Иди сюда, Белла! — позвала Джессика ещё раз.

Я пошла к концу шеренги, чтоб занять место за Джессикой, слегка заинтересовавшись, почему так внезапно в ней проснулось дружелюбие. Когда я подошла ближе, заметила что и Анжела, стоявшая за пять человек назад, наблюдала за Джессикой с тем же любопытством.

Прежде чем, я подошла настолько, чтоб слышать, Джесс уже болтала.

— … так удивительно. Я хочу сказать, кажется, что мы только познакомились, а сейчас мы уже выпускаемся вместе, — выпалила она. — Ты можешь поверить, что все закончилось? Мне хочется кричать!

— Мне тоже, — пробормотала я.

— Это всё так невероятно. Ты помнишь свой первый день тут? Мы сразу же стали друзьями. С первого раза, как только увидели друг друга. Удивительно. Я сейчас еду в Калифорнию, а ты поедешь на Аляску, и я буду очень по тебе скучать! Ты должна пообещать, что мы обязательно будем встречаться иногда! Я так рада, что у тебя будет вечеринка. Это отлично. Потому что, мы действительно мало времени проводили вместе в последнее время и теперь мы все уезжаем…

Она всё тараторила и тараторила, я была уверенна, что неожиданный возврат к нашей дружбе случился благодаря ностальгии от выпускного и в благодарность за приглашения на вечеринку, лично я тут была ни при чем. Я слушала её настолько, насколько могла, пока напяливала свою мантию. И я поняла, что была рада, тому, что отношения с Джессикой закончатся на хорошей ноте.

Потому что, это был конец, и не имело значения, что Эрик- выпускник, который произносил прощальную речь, хотел сказать, говоря об отправной точке, подразумевая «начало» и все остальная банальная чепуха. Все мы сегодня оставляли что-то позади, может быть, я оставляла несколько больше чем другие.

Всё шло так быстро. Казалось, будто я нажала кнопку быстрой перемотки. Все так и было задумано? И Эрик говорил очень быстро, нервничая, слова и фразы вылетали беспорядочно, смысл уловить было сложно. Директор Грин начал вызывать по фамилиям, одну за другой практически не делая пауз, и начало очереди из учеников стоявших в спортивном зала, спешили забрать дипломы. Бедная миссис Коуп вся зарылась в дипломах, пытаясь подавать директору правильный, чтоб он вручил соответствующему ученику.

Я видела как Элис, неожиданно появившись, прошлась по сцене танцующей походкой, чтоб забрать свой, на ее лице было выражение глубокой сосредоточенности. Эдвард следовал сразу за ней, выражение его лица было растерянным, но не расстроенным. Только они могли носить этот отвратительный желтый и выглядеть так же хорошо как обычно. Своей нездешней красотой и грацией, они выделялись из толпы. Мне интересно, как я вообще могла поверить, что они люди. Пара ангелов, стоящих в стороне с раскрытыми крыльями, были бы менее заметны.

Я слышала, как мистер Грин назвал моё имя, поднялась со своего стула и ждала, пока очередь впереди, двинется. Мне стало неловко от приветствий доносящихся со стороны заднего входа в спортивный зал, я оглянулась, и увидела Джейкоба тянущего Чарли к себе, оба они свистели и кричали, подбадривая меня. Я смогла рассмотреть только макушку головы Билли рядом с локтем Джейка. И заставила себя выдавить для них некое подобие улыбки.

Мистер Грин закончил со списком фамилий, а потом продолжил вручать дипломы с глуповатой улыбкой, когда мы подходили по очереди.

— Поздравляю, мисс Стенли, — пробормотал он, когда Джесс забирала свой.

— Поздравляю, мисс Свон, — пробормотал он мне, подавая диплом в мою здоровую руку.

— Спасибо, — тихо ответила я.

И все закончилось.

Я встала рядом с Джессикой, там, где собрались все выпускники. Под глазами у Джесс были красные пятна, и она все продолжала вытирать лицо рукавом своей мантии. Хватило секунды сообразить, что она плачет.

Мистер Грин сказал что-то, чего я не расслышала, и все вокруг меня громко закричали и заголосили. Посыпался жёлтый дождь из шляп. Я сняла свою слишком поздно, и просто дала ей упасть на землю.

— О, Белла! — Джес зарыдала, перекрывая гул разговоров вокруг. — Я не могу поверить, что мы закончили.

— Я тоже не могу поверить, что все кончилось, — пробормотала я.

Она обхватила меня руками за шею. — Ты должна пообещать мне, что мы не потеряем связь.

Обняв её в ответ, я почувствовала себя немного неловко, увильнув от ее просьбы:

— Я так рада, что познакомилась с тобой Джессика. Это были хорошие два года.

— Точно, — вздохнула она и шмыгнула носом. Потом она выпустила меня из объятий. — Лорен! — взвизгнула она, махая рукой и протискиваясь в толпе желтых мантий. Начали сходиться родственники, сдавливая всех ближе друг к другу.

Я встретилась взглядом с Анджелой и Беном, но они были окружены своими семьями. Их я поздравлю позже.

Я вытянула шею, высматривая Элис.

— Поздравляю, — прошептал мне в ухо Эдвард, его руки обвились вокруг моей талии. Его голос был приглушен; ради меня он не спешил достигнуть этого особенного дня.

— Мм, спасибо.

— Что-то непохоже, чтоб ты успокоилась, — заметил он.

— Ещё не совсем.

— Из-за чего ты ещё можешь волноваться? Из-за вечеринки? Это не будет так уж страшно.

— Вероятно, ты прав.

— Кого ты ищешь?

Мой поиск не был незамечен, как я расчитывала. — Элис, где она?

— Она убежала сразу, как только получила свой диплом.

Его голос зазвучал иначе. Я повернулась, чтоб посмотреть на его растерянное лицо, когда он смотрел на задний вход спортивного зала, и я приняла импульсивное решение — из тех, когда лучше было подумать дважды, но я редко делаю именно так.

— Волнуешься за Элис? — спросила я.

— Э… — он не хотел отвечать.

— А о чём она думала? То есть, чтобы ты не смог узнать её мысли.

Его взгляд опустились на моё лицо, и глаза с подозрением сузились. — Вообще-то, она переводила боевой гимн Республики на арабский. Когда она закончила с этим, она перешла на корейский язык.

Я нервно засмеялась. — Думаю, это достаточно заняло её голову.

— Ты знаешь, что она скрывает от меня, — обвинил он меня.

— Конечно, — я слабо улыбнулась. — Я это и обнаружила.

Он ждал, огорошенный

Я осмотрелась. Чарли уже пробирался через толпу к нам.

— Зная Элис, — я спешно прошептала, — она, вероятно, попытается скрыть все от тебя до конца вечеринки. Но поскольку только я, единственная за то, чтоб вечеринку отменили — то, не сходи с ума, и не обращай внимания, хорошо? Всегда лучше знать больше. Это должно как-то помочь.

— О чём ты говоришь?

Я увидела голову Чарли, возвышавшуюся над всеми остальными в поисках меня. Он заметил нас и помахал.

— Только оставайся спокойным, хорошо?

Он кивнул один раз и губы его грозно сжались.

Быстрым шепотом я объяснила ему свои рассуждения. — Я думаю, ты ошибался, в том, что угроза надвигается на нас со всех сторон. Думаю, в основном, угроза идёт с одной стороны…и я предполагаю, что в действительности угрожают только мне. Это всё взаимосвязано, должно быть. Это всего одна особа, которая путает видения Элис. Чужак в моей комнате, это была проверка, чтобы увидеть смогут ли они обойти твою сестру. Это должен быть именно тот, кто продолжает изменять свои планы, и новообращенные, и кража моей одежды — всё это взаимосвязано. Мой запах — нужен им.

Его лицо побелело настолько, что я с трудом закончила.

— Но никто не идёт за вами, разве ты не понимаешь? Это же хорошо — Эсме и Элис и Карлайл, никто не хочет причинить им вреда!

Его глаза расширились в панике, он был ошеломлён и шокирован. Он сразу, так же как и Элис, понял, что я права.

Я прижала руку к его щёке, и попросила: — Успокойся.

— Белла! — Прокричал Чарли, проталкиваясь сквозь плотно обступивших нас людей.

— Поздравляю, детка! — он всё ещё кричал, хотя уже стоял прямо возле моего уха. Обнял меня, и хитро извернувшись, отпихнул Эдварда, так как он всегда это делал.

— Спасибо, — невнятно пробормотала я, озабоченная выражением лица Эдварда. Он всё ещё не контролировал себя. Его руки были протянуты ко мне, как будто, он собирался схватить меня и убежать. Я всего лишь немного больше контролировала себя, чем он, побег не казался мне такой уж плохой идеей.

— Джейкобу и Билли пришлось уйти — ты видела, что они были здесь? — спросил Чарли, делая шаг назад, но, продолжая держать руку у меня на плече. Он стоял спиной к Эдварду, вероятно делая попытку не подпускать его ко мне, но это было то, что надо в данный момент. Рот Эдварда был слегка приоткрыт, а глаза всё ещё были широко раскрыты от ужаса.

— Да, — заверила я отца, пытаясь привлечь внимание. — И слышала их тоже.

— Это было мило с их стороны прийти, — сказал Чарли.

— Мм-хмм.

Ладно, идея рассказать все Эдварду — оказалась плохой идеей. Элис была права, закрыв свои мысли. Я должна была подождать, пока мы не окажемся одни где-нибудь, может быть с остальными членами его семьи. И ничего хрупкого поблизости — ни окон,…ни машин,…ни школьных зданий. Выражение его лица вернуло все мои опасения, и добавило других. Теперь там не было страха, лишь чистая ярость, которая неожиданно ясно проступила в чертах его лица.

— Так, где же ты хочешь пообедать? — спросил Чарли. — Возможности беспредельны.

— Я могу приготовить.

— Не будь глупенькой. Хочешь сходить в «Приют»? — Спросил он, напряженно улыбаясь.

Мне не особенно нравился любимый ресторан Чарли, но если подумать, то какая разница? Я в любом случае не смогу ничего есть.

— Конечно, «Приют», круто, — сказала я.

Чарли улыбнулся ещё шире, а потом вздохнул. Он слегка повернул голову в сторону Эдварда, но в действительности не смотрел на него.

— Ты тоже едешь, Эдвард?

Я уставилась на него, мои глаза смотрели умоляюще. Эдвард как раз привёл в порядок выражение своего лица, когда Чарли повернулся чтоб посмотреть, почему он не отвечает.

— Нет, спасибо, — Эдвард сказал сухо, его лицо было твёрдым и холодным.

— У тебя есть планы с родителями? — спросил Чарли, хмурым голосом. Эдвард всегда был более вежлив, чем Чарли того заслуживал, и внезапная враждебность удивила его.

— Да. Если вы извините меня… — Эдвард резко развернулся и начал пробираться сквозь уже убывающую толпу. Он двигался немного быстрее, слишком расстроенный, чтобы поддерживать свой обычный маскарад.

— Что я такого сказал? — спросил Чарли виновато.

— Не волнуйся об этом, папа. — заверила я его. — Я не думаю, что это из-за тебя.

— Вы что, опять поссорились?

— Никто не ссорился. Не лезь не в свои дела.

— Ты и есть мои дела.

Я закатила глаза. — Пошли, поедим.

В «Приюте» было полно народа. Это место, по моему мнению, было черезмерно дорого и вульгарно, но это было единственное место, похожее на обычный ресторан, в городе, так что здесь всегда собирались, чтоб отметить какие-то события. Я угрюмо рассматривала мрачного вида чучело головы лося, пока Чарли ел ребрышки, разговаривая, облокотившись на спинку стула, с родителями Тайлера Кроули, которые сидели сзади нас. Было шумно — все только что пришли с выпускного, и многие переговаривались с соседними столиками, также как и Чарли.

Я отвернулась спиной к окну, сопротивляясь побуждению развернуться и искать глаза, чей взгляд я могла ощущать на себе сейчас. Я знала, что не смогу ничего рассмотреть. Тем более я знала, что не было даже маленького шанса, что он оставит меня без охраны, даже на секунду. Только не после того, что он узнал.

Ужин продолжался. Чарли, занятый общением, ел слишком медленно. Я взяла свой бургер и по кусочкам прятала его в салфетку, когда была уверенна, что Чарли кем-то отвлечен. Казалось, что это всё тянулось так долго, но когда я взглянула на часы, на которые я смотрела чаще, чем положено, стрелки не намного сдвинулись.

Наконец Чарли получил свою сдачу и положил чаевые на стол. Я встала.

— Спешишь? — спросил он меня.

— Я хочу помочь Элис с организацией вечеринки, — заявила я.

— Хорошо, — он отвернулся, чтоб попрощаться со всеми. Я вышла на улицу, чтоб подождать возле машины.

Я облокотилась на дверь пассажирского сидения, ожидая пока Чарли сможет освободиться с импровизированной вечеринки. Было уже почти темно на парковке, облака на небе такие плотные, что нельзя было определить село солнце или нет. Воздух был какой-то тяжелый, словно собирается дождь.

Что-то пошевелилось в тени.

Мой возглас превратился во вздох облегчения, когда Эдвард возник из темноты.

Ни сказав ни слова, он крепко прижал меня к своей груди. Прохладной рукой нашел мой подбородок и притянул моё лицо, так что он мог прижаться своими твёрдыми губами к моим. Я могла чувствовать напряжение в его челюсти.

— Как ты? — спросила я, как только он позволил мне дышать.

— Не слишком хорошо, — тихо произнес он. — Но я уже взял себя в руки. Прости, что не сдержался на выпускном.

— Это моя вина. Нужно было подождать, прежде чем говорить тебе.

— Нет, — не согласился он. — Мне нужно было это знать. Не могу поверить, что сам ничего не заметил!

— У тебя и так голова забита проблемами.

— А у тебя, нет?

Внезапно он поцеловал меня снова, не давая возможности ответить. И отстранился через секунду. — Чарли уже идёт.

— Я попросила его подбросить меня к тебе домой.

— Я проследую за тобой.

— Это действительно не обязательно, — попыталась сказать я, но он уже исчез.

— Белла? — позвал Чарли. Он стоял в дверях ресторана, всматриваясь в темноту.

— Я здесь.

Чарли, не спеша, подошел к машине, что-то ворча о нетерпении.

— Так, какие у тебя ощущения? — спросил он меня, когда мы уже ехали севернее по шоссе. — Это был важный день.

— Я чувствую себя хорошо, — соврала я.

Он засмеялся, видя меня насквозь. — Волнуешься насчёт вечеринки? — предположил он.

— Ага, — соврала я снова.

На этот раз он не заметил. — Ты никогда не любила вечеринки.

— Интересно, в кого я такая уродилась, — пробурчала я.

Чарли усмехнулся. — Что ж, ты выглядишь действительно хорошо. Сожалею, что не додумался подарить тебе что-нибудь. Извини.

— Не глупи, папа.

— Это не глупость. Я чувствую, что не всегда делаю для тебя всё, что должен.

— Ерунда. Ты отлично справляешься. Самый лучший отец в мире. И…, - с Чарли нелегко говорить о чувствах, но, откашлявшись, я всё-таки продолжила. — И я действительно рада, что приехала сюда пожить с тобой, папа. Это было самое лучшее из всех моих решений. Так что не переживай — ты просто поддался действию пост-выпускного пессимизма.

Он фыркнул.

— Возможно. Но я уверен, что кое-где ошибся. Посмотри-ка на свою руку!

Я безучастно посмотрела на свои руки. Моя левая рука покоилась на темной перевязи, о которой я редко вспоминала. Сломанная костяшка пальца уже почти не болела.

— Вот уж, не думал, что мне нужно будет учить тебя, как бить кулаком. Кажется, я ошибался.

— Я думала, ты на стороне Джейкоба?

— Не важно, на чьей я стороне, если кто-то целует тебя без разрешения, ты должна уметь разобраться в ваших отношениях, не причиняя вреда себе. Ты ведь не держала большой палец внутри кулака, правильно?

— Не держала, папа. Мило, хоть и странно, но я не думаю, что урок бы мне помог. У Джейкоба голова очень твердая.

Чарли засмеялся. — В следующий раз, бей ему в живот.

— В следующий раз? — недоверчиво переспросила я.

— Ой, не будь так строга с парнем. Он ещё молодой.

— Он несносный.

— Он всё ещё твой друг.

— Я знаю, — вздохнула я. — и действительно не знаю, как сейчас поступить, пап.

Чарли медленно кивнул. — Да уж. Не всегда ясно, как правильно поступить. Иногда, то, что хорошо одному человека, плохо для другого. Так что…желаю удачи в выяснениях.

— Спасибо, — пробормотала я сухо.

Чарли снова рассмеялся, а потом сдвинул брови. — Если вечеринка выйдет из-под контроля… — начал он.

— Не волнуйся об этом, папа. Карлайл и Эсме будут там. Я уверенна и ты тоже можешь пойти, если хочешь.

Чарли скорчил рожу, когда через лобовое стекло вглядывался в темноту. Чарли любил большие вечеринки, так же как и я.

— Так, и где сворачивать? — спросил он. — Им не мешало бы расчистить дорогу — невозможно найти что-то в темноте.

— Думаю, сразу же за следующим поворотом. — я поджала губы. — Знаешь, ты прав — невозможно найти. Элис сказала, что положила карту в пригласительный, но, несмотря на это, возможно все заблудятся. — Я слегка повеселела от этой мысли.

— Может быть, — сказал Чарли, когда дорога повернула на восток. — А может быть и нет.

Непроглядная бархатная чернота прерывалась впереди, как раз там, где должна быть подъездная аллея к дому Каленов. Кто-то, по двум сторонам пути, украсил деревья тысячами мигающих огоньков, такое зрелище — невозможно пропустить.

— Элис, — сказала я кисло.

— Ух, ты, — восхитился Чарли, когда мы свернули на дорогу. Не только два дерева, на въезде, сверкали. Примерно, через каждые шесть метров, другой сверкающий указатель вел нас к большому белому дому. Всю дорогу — все, почти, 5 км пути.

— Она ничего не делает на половину, правда же? — пробормотал Чарли в благоговении.

— Ты уверен, что не хочешь пойти?

— Абсолютно уверен. Развлекайся, детка.

— Большое спасибо, папа.

Он все еще усмехался, когда я вышла и закрыла дверь. Я смотрела, как он уезжает, продолжая улыбаться своим мыслям. Вздохнув, я зашагала по ступенькам вверх, нужно было вытерпеть свою вечеринку.