Объяснение.

Объяснение 

— Ты шутишь, — возмутилась я. — Ты совсем спятила!

— Называй меня, как хочешь, — ответила Элис. — Вечеринка все равно состоится.

Такой обмен репликами случился в среду, после обеда.

Все еще не веря, я просто пялилась на нее, мои глаза так широко раскрылись, что, казалось, еще чуть-чуть и они выпадут из орбит прямо на поднос с едой.

— Да успокойся, ты, Белла! Нет причин отказываться от веселья. К тому же, приглашения уже разосланы.

— Но… ты… я… это безумие! — бессвязно лепетала я.

— Ты все равно уже купила мне подарок, — напомнила она. — Тебе ничего не придется делать, просто придешь и все.

Я попыталась успокоиться.

— Учитывая последние события, не очень то разумно устраивать вечеринку.

— Последнее событие — это окончание школы, и вечеринка просто обязательна, считай, что она уже прошла.

— Элис!

Она вздохнула, и стала серьезней.

— Есть кое-что, что нам нужно уладить, и это займет некоторое время. И пока мы сидим и ждем, можно отпраздновать приятное событие. Ты всего лишь первый раз заканчиваешь школу. Белла, но человеком ты больше не будешь. Такое событие происходит раз в жизни.

Эдвард молчал, пока мы спорили, но тут окинул ее предостерегающим взглядом. Элис показала ему язык. Она была права — ее мягкий голос никогда не перекроет шума столовой, и даже если кто и услышит, все равно ничего не поймет.

— Что это за «кое-что», которое нужно уладить? — спросила я, отказываясь менять тему.

Эдвард ответил тихо:

— Джаспер думает, что нам помогут. Кроме семьи Тани, есть еще варианты. Карлайл пытается найти нескольких старых друзей, и Джаспер ишет Питера и Шарлотту. Он раздумывает, стоит ли обратиться за помощью к Марии… но никто не хочет привлекать к этому делу южан.

Элис слегка вздрогнула.

— Убедить их помочь не составит труда, — продолжал он. — Никто не хочет гостей из Италии.

— Но, эти друзья, они ведь…. не вегетарианцы? — запротестовала я, используя словечко Калленов, как они себя называли.

— Нет, — ответил Эдвард, невыразительно.

— Здесь? В Форкс?

— Они друзья, — успокоила меня Элис. — Все будет хорошо. Не волнуйся. И потом, Джаспер даст нам пару уроков, как уничтожить новообращенных…

Глаза Эдварда загорелись от этой задумки, и улыбка промелькнула на его лице. Казалось, мой желудок наполнился кусочками льда.

— Когда вы идете? — замогильным голосом спросила я. Смирится с мыслью, что кто-то может не вернуться, я не могла. Что если это будет Эмметт, такой храбрый и безрассудный, ведь он никогда не осторожничает? Или Эсме, такая милая и заботливая, я даже не могу представить ее в сражении? Или Элис, такая маленькая, такая хрупкая на вид? Или… я даже не смогла подумать об этом имени.

— Через неделю, — сказал Эдвард, будто речь шла о чем-то обыкновенном. — У нас достаточно времени, чтобы подготовиться.

Кусочки льда заставили мой желудок неприятно скрутиться. Меня замутило.

— Белла, ты вроде как позеленела, — прокомментировала Элис.

Эдвард обнял меня и притянул к себе. — Все будет хорошо, Белла. Верь мне.

«Конечно, — подумала я. — Поверить ему. Ему ведь не придется сидеть и теряться в догадках, вернется смысл его жизни домой или нет».

И потом все стало ясно и понятно. Может, мне и не нужно будет сидеть и ждать. Неделя — это больше, чем достаточно.

— Да. — Элис склонила голову на бок, заметив изменение в моем тоне.

Я посмотрела на нее. Мой голос был лишь чуть слышнее шепота:

— Я могу помочь.

Тело Эдварда резко напряглось, его руки слишком тесно сжали меня. Он выдохнул, и звук был больше похож на шипение.

Но Элис совершенно спокойно ответила:

— Это не поможет.

— Почему? — заспорила я. В моем голосе слышалось отчаяние:

— Восемь, лучше, чем семь. И времени хватит.

— Этого времени не достаточно, чтобы обучить тебя, Белла, — холодно, не согласилась она.

— Ты помнишь, как Джаспер описывает молодых вампиров? Толку в сражении от тебя не будет никакого. Ты не сможешь контролировать инстинкты, и станешь легкой добычей. А, защищая тебя, Эдвард может пострадать. — она сложила руки на груди, довольная своей непотопляемой логикой.

И я знала, что она права, когда рассуждала так. Меня убили, внезапная надежда — развеяна в прах. Я почувствовала, как рядом со мной расслабился Эдвард.

Он прошептал мне на ухо:

— Только не в тот момент, когда ты боишься.

— О, — произнесла Элис, на секунду бессмысленное выражение появилось на ее лице. Затем она помрачнела.

— Ненавижу, когда в последнюю минуту отказываются придти. Теперь список сократился до шестидесяти пяти человек…

— Шестьдесят пять! — я выпучила глаза от изумления. «У меня нет столько друзей. Неужели я знакома с таким количеством человек? — подумала я»

— Кто отказался? — Эдварду было интересно, мое удивление он проигнорировал.

— Рене.

— Что? — выдохнула я.

— Она собиралась сделать тебе сюрприз в день окончания школы, но что-то пошло не так. Когда вернешься домой, тебе придет сообщение.

Какое-то время, я просто наслаждалась чувством облегчения. Не важно, что там, у матери, пошло не так, я была этому нечто очень благодарна. Если бы она СЕЙЧАС приехала в Форкс… Даже думать об этом не хочу. Моя голова сейчас взорвется от мыслей.

Когда я добралась домой, на автоответчике мигал огонек, извещая о новом сообщении. Мое чувство облегчения, снова вернулось, когда я слушала, как моя мама рассказывала о несчастном случае с Филом на поле, когда он демонстрировал прием скольжения, столкнулся с принимающим игроком, и сломал себе бедренную кость, теперь он полностью зависел от нее, и она никак не могла его оставить. Моя мама все продолжала извиняться, но сообщение уже прервалось.

— Ну, хоть одна, — вздохнула я.

— Одна, что? — спросил Эдвард.

— Хотя бы за нее одну я могу не переживать, что на этой неделе ее никто не убьет.

Он закатил глаза.

— Почему ни ты, ни Элис не принимаете ситуацию всерьез? — потребовала я. — Все на самом деле СЕРЬЕЗНО.

Он улыбнулся:

— Доверься, нам.

— Отлично, — прорычала я. Схватила телефонную трубку и набрала номер Рене. Я знала, что разговор будет долгим, но еще я знала, что оно того стоило.

Я просто слушала ее, и успокаивала и уверяла ее, как только могла вставить словечко: «Нет, я не расстроилась, я не злюсь, мне не обидно». И она, конечно же, должна приложить все усилия, чтобы помочь Филу выздороветь. Я передала ему свои пожелания поскорее поправиться, и обещала маме позвонить и рассказать, в мельчайших подробностях, как прошел выпускной в школе. Наконец-то удалось закончить разговор, правда, пришлось напомнить, что мне нужно подготовиться к выпускным экзаменам.

Терпение Эдварда было безгранично. Он вежливо ждал, пока я закончу болтать с Рене. Играл с моими волосами и улыбался, когда я смотрела на него. Наверно, это показатель моей поверхностной и неглубокой натуры, замечать такое, когда нужно было обдумать столько всего важного, но его улыбка, действовала на меня все так же ошеломляюще. Он был так прекрасен, что трудно было думать о чем-то другом, когда он был рядом, трудно сконцентрироваться на трудностях Фила, или извинениях Рене, или на приближающейся вражеской армии вампиров. Я была всего лишь слабым человеком.

Стоило повесить трубку, я поднялась на цыпочки и поцеловала его. Своими руками он обвил мою талию, усадил на кухонный стол, так чтобы мне не нужно было высоко тянуться. Отлично, то, что нужно. Я обхватила его за шею и растаяла, прижавшись к его холодной груди.

Он отстранился от меня, как обычно, слишком быстро.

Я недовольно надулась. Он посмеялся над моей гримасой, высвобождаясь из захвата моих рук и ног. Облокотился на стол рядом, и легонько, одной рукой, обнял меня за плечи.

— Знаю, ты думаешь, будто у меня отлично получается контролировать себя, но на самом деле это не так.

— Хотелось бы, — вздохнула я.

И он тоже вздохнул.

— Завтра, после школы, — сказал он, меняя тему, — я собираюсь пойти на охоту с Карлайлом, Эсме и Розали. Всего на пару часов — мы будем неподалеку. Элис, Джаспер и Эмметт должны оберегать тебя.

— Уф, — проворчала я. Завтра первый день выпускных экзаменов, и займут они всего пол дня. Математика и история, всего два экзамена в моем расписании, так что, почти целый день я проведу без него, и единственным моим занятием будет — переживать.

— Ненавижу, когда ты оставляешь меня «нянькам».

— Это временно, — пообещал он

— Джасперу будет скучно. Эмметт начнет прикалываться надо мной.

— Они будут паиньками.

— Конечно, — буркнула я.

И только тут сообразила, что кроме «нянек», у меня есть другой вариант.

— Знаешь… Я не была в Ла Пуш с того самого вечера у костра.

Внимательно следила за сменой его настроения. Его глаза лишь на долю секунды сузились.

— Там я буду в безопасности, — напомнила я.

Несколько секунд он обдумывал это предложение.

— Наверное, ты права.

Лицо его оставалось спокойным, я бы сказала, даже слишком спокойным. И уже почти решилась спросить, не хочет ли он, чтобы я осталась дома, но потом вспомнила подколы Эмметта, от которых он, без сомнения, не удержится, и сменила тему.

— У тебя уже жажда? — спросила я, протягивая руку, чтобы коснутся легкой тени под глазами. Радужная оболочка его глаз все еще была насыщенного золотого цвета.

— Не совсем. — я удивилась, как неохотно он отвечал, и ждала объяснений.

— Нам нужно быть сильнее, — объяснил он, все также нехотя. — Перед большой дракой нам, наверно, снова придется охотиться.

— Это сделает тебя сильнее?

Он что-то искал в моем лице, но ничего не нашел, кроме чистого любопытства.

— Да, — сказал он, в конце концов. — Человеческая кровь увеличивает наши силы лучше всего, правда не надолго. Джаспер уже думал о том, чтобы отойти от нашей диеты — но это, всего лишь, из практических соображений, сама мысль ему неприятна — и открыто он такой вариант не предложит. Потому что знает, Карлайл не будет в восторге.

— А это может помочь? — тихо поинтересовалась я.

— Не важно. Мы не изменим того, кто мы есть.

Я нахмурилась. Если что-то может помочь уровнять шансы… и тут я задрожала, осознав, что спокойно относилась к чьей-то чужой смерти, лишь бы защитить его. Я испугалась своих помыслов, но и полностью их отогнать от себя не смогла.

Он снова сменил тему.

— Вот почему новообращенные такие сильные. Их переполняет человеческая кровь — и их собственная кровь, реагирует на изменения, задерживается в тканях и придает им сил. Их тела расходуют запас медленно, как Джаспер и сказал, сила начинает исчезать через год.

— А я буду сильной?

— Ты будешь, сильнее меня. — усмехнулся он.

— Даже сильнее Эмметта?

Ухмылка расплылась еще шире: — Да. Ты сделаешь мне одолжение, вызовешь его побороться на руках. Ему пригодится такой опыт.

Я рассмеялась. Все звучало так глупо.

Затем вздохнула и спрыгнула со стола, потому что дольше откладывать нельзя. Мне нужно зубрить, и зубрить тяжело. Счастье, что у меня есть такой помощник как Эдвард, он прекрасный репетитор — ведь он знал абсолютно все. Получается, что самая трудная задача будет, сосредоточиться на тестах. Если я не буду держать себя в руках, закончу тем, что напишу сочинение по истории на тему — «Войны вампиров юга».

Сделав перерыв, я позвонила Джейкобу. Как и во время разговора с Рене, Эдвард, казалось, не чувствовал никакого дискомфорта, снова играл с моими волосами.

Была уже середина дня, но мой звонок разбудил Джейкоба, и он сначала немного поворчал. Стоило мне спросить, могу ли завтра приехать, как он тут же развеселился. Квилетская школа уже закрылась на лето, так что я могла придти с самого утра. Я была довольна, уж лучше Ла Пуш, чем компания «нянек». Провести день с Джейкобом, было чуточку более достойно.

Правда, пришлось потерять немного того достоинства, когда Эдвард снова настоял на том, чтобы доставить меня к границе, будто два опекуна, один сдавал ребенка на руки другому.

— Ну, как ты думаешь, сдала экзамены? — спросил Эдвард по пути, очевидно, просто чтоб поболтать.

— С историей было просто, насчет математики — сомневаюсь. Вроде бы, все правильно решила, а если я так уверенна, то, скорее всего — провалилась.

Он рассмеялся.

— Я уверен, ты все хорошо написала. Ну, если ты и, правда, так сильно переживаешь, я могу дать взятку Мистеру Варнеру, чтоб он поставил тебе «Отлично».

— Спасибо, нет.

Он снова рассмеялся, и вдруг резко замолчал, после того как мы повернули последний раз и увидели красную машину впереди. Нас уже ждали. Он нахмурился, сосредоточился, и потом, остановив машину, вздохнул.

— Что случилось? — спросила я, собираясь открыть дверь.

Он покачал головой: — Ничего.

Глаза превратились в узкие щелки, пока он внимательно смотрела сквозь лобовое стекло на другую машину. Этот взгляд, мне уже приходилось видеть.

— Ты ведь не подслушиваешь мысли Джейкоба, а? — обвинила я его.

— Достаточно трудно игнорировать того, кто так громко кричит.

— О, — я подумала секунду. — А что именно он кричит? — прошептала я.

— Я абсолютно уверен, что он сообщит тебе это лично, — сдержанно заявил Эдвард.

Конечно, я бы настояла и узнала в чем там дело, но Джейкоб уже сигналил — дал два резких нетерпеливых гудка.

— Это невежливо, — рыкнул Эдвард.

— Это Джейкоб, — вздохнув, сказала я, и поспешила выйти, пока Джейкоб не натворил чего-нибудь действительно способное разозлить Эдварда.

Прежде чем сесть в машину Джейкоба, я помахала рукой Эдварду, и с этого расстояния, он показался мне расстроенным. То ли этими гудками… то ли тем, о чем Джейкоб думал. Но зрение у меня не ахти, и я частенько ошибаюсь.

Я хотела, чтобы Эдвард подошел ко мне, хотела, чтобы они оба вышли из своих машин, пожали друг другу руки, и стали бы друзьями, стали бы просто Эдвардом и Джейкобом, а не вампиром и оборотнем.

Словно у меня в руках по упрямому магниту, и я пыталась их соединить вместе, вопреки природе…

Вздохнув еще раз, я села в машину.

— Привет, Беллз. — Джейк был весел, но голос какой-то вялый. Я изучала его лицо, пока он внимательно смотрел на дорогу. По пути назад в Ла Пуш, он вел машину быстрее, чем я, но медленней чем Эдвард.

Джейкоб выглядел иначе, скорее даже нездорово. Веки опухшие, лицо уставшее. Косматые волосы торчали в разные стороны, кое-где длина волос достигала подбородка.

— Джейк, с тобой все в порядке?

— Просто устал, — сумел он выдавить, прежде чем широко зевнул. Отзевавшись, он спросил: — Чем ты хочешь сегодня заняться?

Я посмотрела на него.

— Давай просто у тебя дома посидим, — предложила я. Все равно у него такой вид, что ничего другого он и не сможет. — Покататься на байках сможем попозже.

— Точно, точно, — подтвердил он, снова зевая.

Дома у Джейкоба было пусто, и это было странно. Я уже привыкла к тому, что Билли вечно присутствовал здесь.

— А где твой отец?

— У Клирвотеров. После того как умер Генри, отец у них постоянно ошивается. Сью чувствует себя одиноко.

Джейкоб сел на старую кушетку, размером не больше сдвоенного кресла, подвинулся, освобождая место мне.

— О. Как мило. Бедная Сью.

— Да уж… у нее возникли кое-какие проблемы… — он раздумывал сказать или нет. — С ее детьми.

— Понятно, Сету и Леа тяжело, они потеряли отца…

— Угу, — согласился Джейкоб, потеряв нить разговора. Он взял пульт и бездумно переключал каналы. Зевнул.

— Да что с тобой, Джейк? Ты прямо как зомби.

— Вчера ночью я спал всего два часа, и четыре часа позавчера, — обьяснил он. Медленно расправил свои длинные руки, я слышала, как трещали его суставы. Левую руку он уложила на спинку софы, за мной, и откинулся назад, оперевшись головой о стену. — Я просто истощен.

— Так почему не ляжешь спать, — спросила я.

Он недовольно скривился: — С Сэмом трудности. Он не доверяет твоим кровососам. Я бегаю двойные смены, уже вторую неделю, и никто меня не тронул до сих пор, но он все равно уперся. Так что я пока, сам по себе.

— Двойные смены? Это потому что ты меня охраняешь? Джейк, так нельзя! Тебе нужно выспаться. Со мной ничего не случится.

— Да, ерунда. — его глаза внезапно стали тревожными. — Слушай, а ты узнала, кто был в твоей комнате? Новости есть?

Второй вопрос я проигнорировала.

— Нет, мы ничего не узнали о моем…хм…визитере.

— Тогда я буду продолжать дежурить, — сказал он и его веки закрылись.

— Джейк…, - заныла я.

— Белла, это самое малое, что я могу сделать — я предложил вечное рабство, помнишь? Я твой раб на всю жизнь.

— Да не хочу я раба!

Его глаза не открылись: — А что же ты хочешь, Белла?

— Я хочу своего друга Джейкоба — и я не хочу видеть его полудохлым, истязающим самого себя, преследующего какие-то непонятные цели…

Он прервал меня: — Посмотри на это иначе, я надеюсь отыскать след вампира, которого мне позволено будет убить, ок?

Я не стала отвечать. Тогда он посмотрел на меня, пытаясь понять мою реакцию.

— Да шучу я, Белла.

Я уставилась в телевизор.

— Ну, так, будет что—нибудь особенное на следующие выходные? Ты ведь школу заканчиваешь. Вау. Это важное событие. — голос его стал бесстрастным, лицо и без того усталое, превратилось просто в измученную маску, и его глаза закрылись снова, не от усталости, просто из протеста. Я понимала, мое окончание школы, имело для него самое ужасное значение, хотя мои планы были разрушены.

— Никаких ОСОБЫХ планов, — осторожно заметила я, надеясь, что мои слова успокоят его, и он не потребует более детального объяснения. Сейчас, я ничего не желала объяснять. Во-первых, потому что он не выглядел готовым к сложным разборкам, во-вторых, он слишком серьезно воспримет мои приступы растерянности.

— Хотя, мне придется пойти на вечеринку. На мою вечеринку. — я издала звук отвращения. — Элис обожает вечеринки, и она пригласила весь город к себе домой на ночь. Это будет ужасно.

Его глаза открылись, пока я говорила, и улыбка облегчения осветила его настороженное лицо.

— Я обиделся. Мне не дали приглашения, — подразнил он меня.

— Считай, что ты уже приглашен. Это затеяли как МОЮ вечеринку, так что, кого хочу — того и приглашаю.

— Спасибо, — сказал он с сарказмом, и снова закрыл глаза.

— Я хотела бы, чтобы ты пришел, — сказала я без всякой надежды. — Будет веселее. Для меня, то есть.

— Конечно, конечно, — пробормотал он. — Это будет очень… мудро.

Его голос затих. Несколько секунд спустя он уже храпел.

Бедняга Джейкоб, я смотрела на него спящего, и мне нравилось, что я вижу. Пока он спал, все следы борьбы и горечи — исчезли. Он снова был тем мальчиком — моим лучшим другом.

Был лучшим другом, пока не началась эта бессмыслица с оборотнями. Спящий, он выглядел намного моложе. Он выглядел, как мой Джейкоб.

Устроившись на кушетке, я стала ждать, пока он проснется, надеясь, что проспит он достаточно, чтобы отдохнуть. Я переключала каналы, но смотреть было нечего. Включила кулинарное шоу, зная заранее, что никогда столько усилий не потрачу на обед для Чарли. Джейкоб продолжал храпеть, все громче и громче. Я выключила телевизор.

Странное спокойствие охватило меня, начало клонить в сон. Этот дом был безопаснее, чем мой собственный, наверно потому что никто сюда не приходил меня искать. Я свернулась на софе, и подумала: «- а не заснуть ли и мне тоже». Может, мне и удалось бы уснуть, но храп Джейкоба было невозможно выключить. Так что, вместо сна, я позволила себе немного помечтать.

Экзамены позади, и большинство из них оказались сущим пустяком. Пугала только математика, сдам или нет. Мое школьное образование закончилось. И я не знала, что чувствую по этому поводу. Смотреть на все обьективно я не могла, потому что к этому времени планировала закончить человеческую жизнь.

Интересно, сколько еще раз Эдвард будет использовать отмазку — «только не сейчас, когда ты испугана». Когда-нибудь я топну ногой и потребую исполнения моего требования.

Если бы я думала практично, я знала, больше толку было бы попросить Карлайла изменить меня в ту секунду, как только я закончу школу. Форкс становился опасным, прямо как военная зона. Нет, Форкс на самом деле и был военной зоной. И как я забыла… изменение — это же отличная отмазка от вечеринки. Я улыбнулась сама себе, когда подумала о такой мелкой причине, чтобы стать вампиром. Глупо… и все равно имеет смысл. Но Эдвард был прав — я еще не была готова.

И я не хотела быть практичной. Я хотела, чтобы Эдвард изменил меня. Это было бессмысленное желание. Я точно знала — через две секунды после укуса, яд начнет жечь мне вены изнутри — и мне станет все равно, кто это со мной сделал. Так что, особой разницы не было.

Я не могла толком определить, почему для меня это важно. Просто хотелось, чтобы именно он принял такое решение — пожелал оставить меня. Чтобы он захотел удержать меня настолько сильно, что не просто позволить кому-то меня изменить, но и самому это сделать. Детство, но мне нравилась мысль, что его губы будет последнее, что я почувствую.

Стыдно признаться, и я никогда не скажу это вслух, но я хотела, чтобы именно его яд отравил меня. Тогда бы я буквально принадлежала ему.

Но я знала, что он будет дотошно придерживаться этого своего плана с замужеством — он хотел выиграть время, отсрочку, и пока у него все прекрасно получалось.

Я попыталась представить, как рассказываю родителям, что этим летом выхожу замуж. Представила, как рассказываю Анжеле, и Бену и Майку. Я не могла. Даже подумать о таких словах не могла. Проще признаться им, что стану вампиром. И я уверена, что, по крайней мере, моя мама — если бы я ей рассказала всю правду — была бы против брака, но не против того, что я стану вампиром. Я скривилась, когда представила ее ужас от моего замужества.

Затем, на секунду, снова увидела — Эдвард и я на веранде, на качелях, на нас одежда из другого мира. Там, никто бы не удивился, что я ношу его кольцо на пальце. В том мире все проще и любить тоже. Один плюс один ровняется двум…

Джейкоб всхрапнул и перекатился на другой бок. Его рука соскользнула со спинки кушетки и придавила меня к его телу.

Боже мой, ну и тяжелый же он! И какой горячий. Я уже через пару секунд вспотела от жара исходящего от него.

Я попыталась выскользнуть из-под его ручищи, и не разбудить, но пришлось его толкнуть слегка, и когда рука слетела с меня, его глаза мгновенно открылись. Он вскочил на ноги, тревожно осматриваясь вокруг.

— Что? Что? — спросил он, ничего не соображая.

Он обернулся посмотреть на меня, и смущенно заморгал.

— Белла?

— Привет, соня.

— Вот засада! Я вырубился? Прости, пожалуйста. Сколько я был в отключке?

— Парочку кулинарных шоу. Я потеряла им счет.

Он бухнулся назад на кушетку, рядом со мной.

— Вау. Правда, извини.

Я погладила его по волосам, пытаясь рассеять его смущение.

— Не переживай. Я рада, что ты немножко поспал.

Он зевнул и потянулся.

— В последние дни, толку от меня никакого. Не удивительно, что Билли постоянно пропадает. Со мной скучно.

— С тобой хорошо. — успокоила я его.

— Угу, давай выйдем. Мне надо прогуляться, или я снова усну.

— Джейк, иди спать. Насчет меня не переживай. Я позвоню Эдварду, и он заберет меня. — я пошарила в кармане, пока говорила, и поняла, что он пуст.

— Блин, придется воспользоваться твоим телефоном. Наверно я оставила свой, в машине у Эдварда. — начала я объясняться.

— Нет! — воскликнул Джейк, хватая меня за руку. — Нет, останься. Ты вряд ли снова выберешься сюда. Не могу поверить, что столько времени ушло впустую.

Он стянул меня с кушетки, и вывел наружу, наклонив голову, чтобы не задеть дверной проем. Пока Джейкоб спал, похолодало. Воздух был необычно холоден — наверно надвигалась буря. Казалось, что сейчас февраль, а не май месяц.

Зимний воздух заставил Дейкоба насторожиться. Он начал расхаживать перед домом туда-сюда, это продолжалось примерно минуту, все это время он таскал меня за собой.

— Я идиот, — бормотал он себе под нос.

— Джейк, что такого особенного случилось? Ты всего лишь уснул. — я пожала плечами.

— Я хотел поговорить с тобой. Не могу поверить.

— Так поговори со мной сейчас.

На секунду, Джейкоб встретился со мной взглядом, и быстро отвел глаза в сторону деревьев. Мне показалось, он покраснел, но у него такая темная кожа, что не поймешь.

Тут я вспомнила что Эдвард, когда подвозил меня, предупредил — Джейкоб скажет мне что-то, что мысленно кричал.

Я начала кусать губы.

— Понимаешь, — сказал Джейкоб. — Планировалось все немного иначе.

Он рассмеялся, потешаясь над собой.

— Я хотел, чтобы все прошло гладко, — добавил он. — все распланировал, но… — он взглянул вверх на тускнеющие облака.

— У меня нет времени, чтобы все сделать правильно.

Он снова засмеялся, на этот раз нервно. Мы все еще продолжали медленно идти.

— О чем ты говоришь? — потребовала я объяснений.

Прежде чем ответить, он глубоко вздохнул.

— Я хочу, кое-что тебе сказать. Ты и так это уже знаешь… но, думаю, я должен сказать это вслух. Просто, чтобы не было никаких сомнений, насчет этого.

Мои ноги словно вросли в землю, и ему пришлось остановиться. Освободив свою руку из его хватки, я скрестила руки на груди. Внезапно, я поняла, что совсем не желала знать, что он хотел сказать.

Брови Джейкоба сошлись, накрыв тенью его темные глаза.

Когда он сверлил меня взглядом, его глаза были чернее черного.

— Я люблю тебя, Белла, — громко и уверенно произнес Джейк. — Белла, я люблю тебя. И я хочу, чтобы ты выбрала меня, а не его. Я знаю, ты придерживаешься совсем другого мнения, но мне нужно высказаться, чтобы ты все знала. Я не хочу, чтобы между нами была какая-то недосказанность.