Вурдалак.Слэйд Майкл.Часть четвертая. Колодец.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

КОЛОДЕЦ


"Доколе брести мне дорогою мерзостной сей?" -

Шептал я неслышно, вконец истомленный ходьбою,

И, словно бы вняв безнадежной молитве моей,

Вдали отворилась дверь - к смерти. К покою.

Томас Харди. Напрасная болезнь 

ЧЕРВИ
1:18


Хилари Ренд стояла у двери фургона с мобильным компьютером. Операцией руководили из Министерства внутренних дел, по радио, чтобы тот, кто проник в ЕНПКС, ничего не знал о происходящем.

Возле Хилари нервно расхаживал Бэйзил Плимптон, поднятый с постели среди ночи. В руке он держал пластиковый стаканчик с кофе, что не мешало ему при разговоре жестикулировать, то и дело расплескивая питье.

- Канализация тут сложная, - сказал он. - Район застраивался после открытия кладбища.

- Но на карте этот участок есть?

- Да, - ответил Плимптон.

- Тогда мы перекроем туннели.

Хилари взглянула на экран, на схему подземного размещения сил полиции. На улицах выставили внешний и внутренний кордоны, изолировав "зону стерилизации". Организовали пункты оперативного контроля на передовой и в тылу. Задействовали Летучий отряд, SAS - специальную воздушно-десантную службу - и специальную патрульную группу. Управление муниципальной полиции прислало передвижной буфет. Чай заваривали галлонами.

Сержант, дежуривший у телефона на передовом пункте оперативного контроля, дал отбой и повернулся к Хилари:

- Кладбище было заложено в начале прошлого века как частное.

- И остается частным владением?

- Да. Со времен королевы Виктории здесь никого не хоронили. Но подземный склеп принадлежит семье, которая очень давно открыла кредит, желая обеспечить постоянную работу кладбища. В прошлом году кредит истек.

- К кому перешло кладбище?

- К одной английской компании. Они могут использовать постройки, но не имеют права проводить земляные работы и раскопки.

- Кто глава компании?

- Некий Сакс Хайд.

- Когда состоялась сделка?

- С неделю назад. Но переговоры о продаже шли с прошлого октября, с момента внесения первого взноса. Наличными, в канадской валюте.

Хилари вспомнила справку, представленную ФБР. В сентябре Сакс Хайд побывал в Ванкувере. Должно быть, он выполнил там какую-то работу и полученными деньгами выплатил первый взнос на покупку склепа. Может быть, он работал на Хенглера? Наркокурьером? Может быть, они познакомились на этой почве, а уж потом заговорили о раскрутке рок-группы?

- Как был сделан последний взнос?

- Наличными, полученными со счета, недавно открытого по тратте шведского банка.

- Планы кладбища есть?

- Уже в пути. Последние несколько месяцев кладбище переоборудовали в коммерческих целях. Здесь будет музей восковых фигур и комната ужасов. Дата открытия по лицензии - первое февраля. Через три дня. Вместе с картами мы получим от подрядчика точные промеры. Морг расположен на трех уровнях. На первом - помещение для бальзамирования, это у дороги. Этажом ниже, под собственно кладбищем, несколько склепов. Попасть к ним можно по туннелям, где проложены рельсы. Самый нижний уровень - подземная галерея с нишами, ведущая к ярусному погребальному колодцу. Колодец предназначается для семьи, открывшей кредит.

К Хилари подбежал десантник в ночной полевой форме. Они стояли в переулке по соседству с кладбищем, командный пост окутывала тень.

- Света внутри нет, - доложил десантник. - Когда начало операции?

- Ориентировочно - в два, - ответила Ренд. - Если к тому времени получим необходимые карты. Давайте дождемся, пока все заснут, - вдруг кто-нибудь из похищенных еще жив.

В эту минуту рядом с ними затормозила машина, из нее выгрузились асы из Особой службы. С другой стороны подъехал второй автомобиль. Один из асов двинулся к Хилари, и детектив сжала кулаки. Ее левый глаз непроизвольно задергался - сказывался недостаток сна.

- Ладно, Хилари, - ровным голосом проговорил парень. - Дальше наше дело.

- Назад, - предостерегла Ренд. Ее губы сжались в тонкую полоску.

- Да пошла ты! - огрызнулся парень. - Теперь мы здесь командуем.

Их перебил голос, донесшийся из второй машины.

- Успокойтесь оба, - приказал комиссар полиции.

Крутой спец подошел к открытому заднему окну.

- Сэр, тут какой-то придурок...

- Кто сообщил про кладбище? - спросил комиссар.

- Сержант Макаллестер, - ответила Ренд.

- Кто его начальник?

- Я.

- Значит, ей и командовать, - решил комиссар и закрыл окно машины.
 

1:19


Тиз не велела их убивать, и он не стал. Раз объявился человек Леграсса, значит, вскорости жди ее саму? До прибытия Великих Древних оставалось всего ничего, об этом свидетельствовала пульсация в туннелях у него в мозгу; требовалось лишь принести на алтаре жертву в миг, когда звезды взойдут на нужные места. Когда нагрянет Леграсс, они уже будут ждать, все, - и смогут расквитаться за давнишнюю историю в болотах Луизианы.

Чтобы прекратить отчаянные крики Деборы, Вурдалак засунул ей в рот резиновый мячик. Потом осторожно притронулся острием ножа к глазу девушки и пригрозил:

- Еще раз пикнешь - выколю.

Он отошел от Деборы и приблизился к Рике, распростертой на жертвеннике. Рика была связана, глаза ей выжгла кислота, которая, дымясь, стекала по щекам; в рот вставлена трехдюймовая деревянная распорка. Вурдалак положил нож и взял с хирургической полки молоток и перфоратор.

Дебора была прикована к полу Колодца трехфутовой цепочкой, тянувшейся от надетого на нее запертого металлического ошейника. Руки скованы за спиной наручниками. Вурдалак раздел ее догола.

Стоя спиной к Деборе, Вурдалак схватил Рику за подбородок и приставил перфоратор к одному из передних зубов.
 

1:20


Цинк, почти парализованный, лежал в темноте и слушал тишину. Минутой раньше крики прекратились, и теперь лишь кровь призрачно шумела в ушах. В темноте перед глазами инспектора плавали светящиеся пятна, повторяющие узор кровеносных сосудов сетчатки. Какие бы препараты ни присутствовали сейчас в крови Цинка, он выдохся настолько, что не мог сопротивляться. Не мог думать. Не мог двигаться. Он утратил волю к жизни.

Чандлер лежал на спине, а его правая рука судорожно трепыхалась на холодном каменном полу. Цинк превратился в марионетку, которой с помощью химии управлял невидимый кукловод. Потом рука зацепила луч электроглаза, и в лицо Цинку ударил слепящий белый свет. 

Волна адреналина накрыла сердце. Цинк вздрогнул, вскрикнул, отпрянул и загородил глаза.

В вышине над собой он увидел фигуру обреченного. Куртка-сафари была разорвана на груди, лицо искажено гримасой ужаса и неверия. Все тело этого человека покрывали непонятные бугорки и кровоточащие язвы; казалось, из-под этих бугорков сквозь живую плоть проталкивается наружу что-то тупое и твердое. С десяток волдырей полопалось, и из разрывов на белой коже высунулись крошечные головки.

Чернее самого черного африканца, с оскаленными миниатюрными зубками, белыми и ровными. На черепушках величиной со сливу топорщились куртинки коротких курчавых волос. Зараженный вуду охотник схватил одну из этих головенок и бритвой, зажатой в другой руке, принялся кромсать шею крошечного идола Балунды.

Волдыри множились, у охотника вдруг оказалось его, Цинка, лицо, и Чандлер начал отползать от омерзительной картины. Тогда головенки вдруг побелели, приобрели сходство с Эдом, его погибшим напарником, и злобно уставились на отступающего Цинка. Свет, включенный неосторожным движением руки инспектора, начал меркнуть, оттенив вделанную в пол плашку с надписью: "Лукунду", а головенки хором затянули мерзким дрожащим фальцетом: "Чандлер, Чандлер, зверь, обитающий в нас, лжет".

На миг вернулась тьма, а потом Цинк зацепил второй сторожевой луч.

Вспыхнул свет; Цинк резко обернулся и увидел маленького мальчика в школьной форме, съезжающего по перилам лестницы в английском особняке. Последний отрезок перил был блестящим лезвием бритвы.

Свет погас, но Чандлер отчетливо представил себе, как мальчика разрезает пополам и трепещущие розовые внутренности сползают по стали на пол.
 

1:22


Вурдалак стукнул молотком по перфоратору, вышиб Рике очередной зуб и с вдохновенной улыбкой поглядел на иллюстрацию к "Беренике", вырезанную на раме зеркала По.

Треснула зубная эмаль; с губ сводной сестры Деборы сорвался болезненный хриплый клекот. Дебора вздрогнула, сморщилась, впилась зубами в резиновый мяч.

- Пора! Пора! - рычал Вурдалак, не сводя горящих глаз с изуродованного лица Рики. С громким смехом садист выбил из кровоточащих десен Рики последние зубы, отшвырнул инструменты, взял нож и поднес к трепещущей груди жертвы, к сердцу.

Вдруг он замер, словно окаменел, - и в следующий миг повернулся к Деборе. Та сжалась в комок. Вурдалак нагнулся над дрожащей девушкой, занес руку с зажатыми в горсти обломками зубов над ее головой и ткнул ее в сосок холодным острием ножа.

Он разжал пальцы, и на Дебору посыпались чуть желтоватые осколки. Вурдалак вытащил мячик у нее изо рта.

- Я очень долго ждал, малыш, - сказал безумец.
 

1:23


"Пожалуйста, не надо!" - вскрикнула Дебора за тысячу миль от Чандлера в тот миг, когда инспектор зацепил третий сторожевой луч и при вспыхнувшем свете увидел Джека-Потрошителя за работой. Останки Мэри Келли красноречиво говорили о жестокости его преступлений: на ее трупе не осталось ни единого квадратного дюйма, не располосованного ножом.

- Только воск! Только воск! - шептал Чандлер: искромсанное, изувеченное лицо жертвы Потрошителя преобразилось в лицо Деборы Лейн.

Как он ни старался, он не мог справиться с галлюцинациями. Слишком достоверным было это "как будто".
 

1:26


Она изо всех сил впилась зубами ему в плечо и не отпустила, даже когда он ударил ее.

Он коротко вскрикнул - скорее от страха, чем от боли, и, вывернувшись от нее, с ужасом уставился на алую кровь, проступившую на коже. "О Господи, нет!" - провыл он и отшвырнул от себя Дебору.

Она упала на пол, по-прежнему с завернутыми за спину руками, в наручниках, в тесном железном ошейнике. В пяти футах от нее, мотая головой, чтобы не захлебнуться кровью, хрипела и кашляла Рика Хайд. Куда бы ни поглядела Дебора, везде она видела кровь

кровь

кровь

кровь

повсюду.
 

1:27


- Оставь ее! - заорал Чандлер. Крики Деборы надрывали ему сердце. Ослепший и оглохший от ярости, судорожно стискивая кулаки, спотыкаясь, вопя: "Сволочь! Ублюдок! Оставь ее в покое, гад!" - он заметался по комнате. Вспыхивал свет, вырывая из мрака восковые фигуры, множество картин смешались воедино, и наконец Чандлер включил столько прожекторов и так быстро, что их сияние явило ему истинную сущность этой адской дыры.

Он увидел колодец.
 

1:28


В сознании Джека Ома на стенном экране возникла Элейн Тиз. Ее острые вампирьи клыки были красны от свежей крови, которой ее напоила оболочка Сакса Хайда.

- Сделай что-нибудь! - приказала она. - Мы истечем кровью!

Однако Ом словно не слышал, занятый своими, более срочными проблемами.

Стальная стена, представлявшая правый край его сознания, - стена, за которой слышалось потрескивание, вызванное, как он считал, замыканием, - пульсировала, точно наделенная собственной жизнью, выпячивалась в десятке мест, вторгаясь в твердыню его мозга. Неведомая сила неумолимо пыталась проникнуть туда, выбивая заклепки, соединявшие стальные пластины, простреливая ими, как пулями, пространство его сознания. Одна заклепка рикошетом отскочила от компьютера и ударилась в стенной экран. Изображение Элейн Тиз разлетелось вдребезги.

- Открой дверь! - загремел из динамиков голос вампира, но Ом в комнате оцепенел от страха. Вздувшаяся стена его сознания лопнула...

...и в образовавшуюся брешь просунулась скользкая голова исполинского червя.