Погреб.

ПОГРЕБ

Провиденс, Род-Айленд
12:20


Дебора Лейн обедала дома, проверяя школьные сочинения на тему "Эрнест Хемингуэй - бойскаут-переросток?". Зазвонил телефон. Она подняла трубку.
- Алло.
Молчание.
- Алло.
Дыхание.
- Алло, кто это?
Очень тяжелое дыхание.
Она повесила трубку и подумала о Сиде с его непристойными письмами.
Сид... тот ли это Сид, о ком Сакс говорил много лет назад, когда впервые связался с Вурдалаками?
Сакс... в памяти ожили давние события.

Провиденс, Род-Айленд
Четверг, 13 августа, 16:15


Пластмассовых чудовищ с полки над кроватью Сакса давно вытеснили сочинения Г. Ф. Лавкрафта. Одна книга, выпущенная издательством "Аркэм хаус", была в твердом переплете, остальные в мягких обложках.

Сакс все утро провел у себя в комнате с Рикой. Сквозь стену спальни Дебора слышала, как они рычали, стонали и разговаривали на своем тарабарском языке. К ней долетали странные словечки: Иог-Сотот, Ктулху, Некрономикон, Эрих Цанн и Абдул аль-Хазред. Она знала, Сакс с Рикой играют в придуманную ими фантастическую игру "Великие Древние", примеряя на себя роли из лавкрафтовых "Мифов Ктулху". Деборе в этот театр ужасов вход был заказан.

После полудня Рика ушла в музыкальный магазин. Остаток дня она будет у себя в комнате под проигрыватель изображать хард-роковых певцов. Сакс в послеобеденные часы станет в сотый раз перечитывать Лавкрафта или заставит дергаться дохлую лягушку, пропуская через нее ток.

Ближе к вечеру Дебора подглядела из окна спальни, что Сакс залез к соседям. Старый дом пустовал - хозяева на два месяца уехали в отпуск. Наклонная дверь-люк вела со двора в заброшенный погреб; Сакс открыл ее и спустился в подпол.

Долго ли, коротко ли, он появился снова и пошел к книжному магазину, где покупал комиксы. Когда Сакс открывал погреб, Дебби почудился писк, оборвавшийся, едва дверь захлопнулась, и девочку одолело любопытство.

Поэтому, едва Сакс скрылся из вида, Дебора украдкой проскользнула на соседский двор, открыла дверь погреба и заглянула во мрак, пронзенный сверкающими кинжалами света, проникавшего в щели и трещины. Повсюду паутина и следы слизней. А у подножия ступенек что-то пищит от нестерпимой боли.

Когда Дебора спустилась в погреб, по земляному полу прошмыгнула мышь. Из глубины погреба вновь послышался душераздирающий писк, и взгляд девочки прикипел к дальней стене.

Старая дощатая перегородка напротив лестницы преграждала доступ из погреба в дом. К ней длинными тонкими гвоздями по кругу были прибиты высохшие тушки крыс и мышей. Последняя жертва еще корчилась на копьеце. Глядя на исцарапанные доски возле трупиков, Дебора поняла, что всех зверьков пришпилили к стене живьем.

В центре этого круга страдания было нарисовано мелом лавкрафтово чудовище - Великий Ктулху.