Экспертиза.

ЭКСПЕРТИЗА

Северный Ванкувер, Британская Колумбия
Пятница, 17 января 1986 года, 10:37

Полиция извлекает немалую пользу из старинного пристрастия наших предков раскачиваться на деревьях, ибо, по определению Чарльза Дарвина, наши ступни и ладони покрыты "кожей трения". От покровов других частей тела кожу трения отличает множество собранных в сложные узоры мельчайших складочек - папиллярных линий, в просторечии гребешков, которые обеспечивают хороший захват - и оставляют следы.

Отпечаток пальца возникает в силу того, что каждый гребешок на подушечке пальца пронизан мельчайшими порами. Через них кожа дышит, через них происходит потоотделение. Кроме того, всякий раз, как мы касаемся лба или подбородка, где расположены сальные железы, на гребешках собирается слой кожного сала. Если притронуться затем к гладкой поверхности, гребешки оставят на ней способный сохраняться годами сально-потовый след, повторяющий узор папиллярных линий.

Первой у дверей пентхауса после того, как в 7:07 утра в дежурную часть позвонила близкая к истерике медицинская сестра, оказалась констебль Патриция Маккей из местного отделения КККП. Она опечатала номер, отослала медсестру в вестибюль встречать людей из СО, а сама осталась на месте происшествия. Медсестра получила указание проводить экспертов наверх той дорогой, какой рано утром поднималась в номер она сама.

Первым порог пентхауса переступил капрал Сэм Хикок из лаборатории идентификации СО Северного Ванкувера - высокий, спокойный, с нафабренными усами как у моржа и внимательными серыми глазами. В его обязанности входила фотосъемка места преступления. К осмотру места происшествия и сбору вещественных доказательств приступали лишь после того, как Хикок завершит работу, то есть проведет полную фоторегистрацию участка в его исходном состоянии. Первым делом Сэм облачился в специальный защитный халат из материала, не оставляющего волокон, пластиковые перчатки и антистатические бахилы. Подобные меры предосторожности исключали возможность того, что в ходе поисков пальцевых отпечатков, волос, волокон, пятен крови, пулевых отверстий и стреляных гильз, следов взлома и вероятных отпечатков ног на полу или на ковре фотограф случайно уничтожит мельчайшие улики, возможно, находящиеся в помещении, или занесет посторонние объекты.

Когда фоторегистрация завершилась и бригада из лаборатории биологического исследования волос и волокон сделала свое дело, Хикок принялся ходить по пентхаусу, повторяя наиболее вероятные маршруты, какими мог перемещаться в номере убийца. Фотограф искал гладкие поверхности, где могли остаться отпечатки. Их он сперва исследовал в наклонном луче фонарика, затем засыпал порошком. Светлые поверхности Хикок обрабатывал черным графитом, темные - алюминием или свинцовыми белилами. Порошок выявил в номере Розанны Кийт несколько незаметных на первый взгляд следов пота. Их Хикок с помощью стеклографа сразу обводил кружком и нумеровал для дальнейшего исследования. После этого он сфотографировал полученные отпечатки и перенес их на прозрачную липкую ленту. Каждый кусочек ленты был затем наклеен на особую карточку для транспортировки.

Целлюлоза - абсорбирующий материал, и обнаружить пальцевые отпечатки на бумаге с помощью порошка невозможно. Поэтому все найденные в люксе документы, какие могли иметь отношение к делу, по отдельности запечатали в пластик и отослали в лабораторию идентификации. После полудня Хикок проявил имеющиеся на этих бумагах отпечатки, обработав листы парами иода и нингидрина.

С бумажником же, найденным у кровати, возникли сложности.

Кожа имеет пористую поверхность, и до недавнего времени считалось, что работать с ней нельзя. Однако все меняется. Каждый из нас ежедневно контактирует с малыми количествами химикалий, будь то типографская краска, косметика, разнообразные масла или тысячи иных веществ. В луче лазера все они флуоресцируют. Вот и пальцевые отпечатки проявляются в виде светящихся изображений, которые можно сфотографировать.

В 14:15 Хикок завез портмоне на Хезер-стрит, в научно-технический отдел Управления. На бумажнике, сшитом из гладкой кожи, четко отпечатался почти весь папиллярный узор, и лаборантке при помощи лазера удалось выявить шесть пальцевых отпечатков и смазанный след перчатки. Полученные изображения она увеличила для проведения пороскопии - исследования пор, представляющих собой выводные отверстия каналов потовых желез: их величина, форма и расположение на каждом гребешке столь же уникальны для каждого индивидуума, как и рисунок папиллярных линий.

Пока в лаборатории занимались бумажником, капрал Хикок готовился заняться индентификацией отпечатков. Он установил, что в люксе проживала некая Розанна Кийт, американка. Кийт поселилась в меблированных комнатах "Горизонт" в начале сентября прошлого года, сразу после переоборудования пентхауса. Вскоре она заболела инфекционным мононуклеозом. С тех пор ее регулярно навещали только домработница и дипломированная медсестра, каждая - раз в неделю. Они приходили по пятницам, и у каждой был свой ключ. Поэтому Хикок снял отпечатки пальцев у обеих женщин.

Капрал знал, что отпечатки пальцев Рэя Хенглера занесены в картотеку в связи с арестом порнопродукции, из-за которого на Хенглера завели дело. Запросив данные с компьютера и сделав несколько телефонных звонков, Хикок выяснил, что у Розанны Кийт тоже брали отпечатки пальцев - в августе прошлого года, согласно разделу 27(I) Иммиграционного акта. Получив от федеральных властей ее дактилокарту, Хикок вернулся в НТО за отпечатками, полученными с помощью лазера, а оттуда отправился в соседний Оперативный корпус, где размещалась служба идентификации.

В Канаде давно внедрена автоматизированная система анализа пальцевых отпечатков. Все хранящиеся в оттавской картотеке отпечатки сфотографировали, фотографии отсканировали и перевели в шестнадцать градаций серого, получив возможность воспроизводить изображение в мельчайших подробностях в системе координат XY. Эта информация хранится в памяти компьютера в виде массивов двоичных чисел.

Прошло совсем немного времени, и вот уже Хикок в отделе "Е" наблюдал, как эксперты из службы идентификации, которым он передал найденные в номере пентхауса отпечатки, работают с программой сличения папиллярных узоров. Когда наконец отсеялись следы, оставленные в номере Розанной Кийт, домработницей и медсестрой, оставшееся - отпечатки пальцев неизвестного лица - отправилось в центральный компьютер лаборатории дактилоскопии оттавского Управления КККП.

Центральный компьютер с помощью системы воспроизведения изображения исследовал свою базу данных и отобрал все отпечатки, аналогичные найденным в пентхаусе отпечаткам неизвестного. В считанные минуты полученную информацию переслали в Ванкувер, где Хикок с дактилоскопистом сверлили взглядом экран.

Помимо отпечатков Розанны Кийт и двух других женщин в номере были обнаружены только отпечатки пальцев Рэя Хенглера.

Однако лишь на бумажнике, подобранном у кровати.
 

Ванкувер, Британская Колумбия
12:15



Квартира помещалась в цокольном этаже дома на холме, в трех улицах от Кицилано-Бич. Стучаться пришлось довольно долго. Наконец Чандлеру открыл мокрый мужчина в обвязанном вокруг бедер полотенце.

- Полиция, - объявил Карадон, показывая жетон.

Мужчина чертыхнулся.

Богатство Рейда Драйвера, молодого человека лет двадцати пяти - тридцати, составляла красота: пропорциональное сложение, хорошо развитая мускулатура, каштановые волосы, карие глаза и искусственный загар. Скудная обстановка жилища свидетельствовала, что в жизни он пока не преуспел.

- Можно задать вам несколько вопросов? - спросил Чандлер.

- О чем?

- О вашей работе. И о том, что вы делали в прошлую пятницу ночью и в прошлую субботу утром.

- Что, если я отвечу "нет"?

- Тогда мы арестуем вас по подозрению в убийстве, и вам придется поехать с нами в город.

- А если я скажу "да"?

- Тогда, возможно, поездки удастся избежать. Смотря что вы расскажете.

- Ладно, заходите, - Драйвер посторонился. - Погодите, оденусь.

Стены гостиной терялись за множеством постеров. На кофейном столике лежал каталог модельного агентства, полный фотографий Рейда Драйвера. Гремели басы стереосистемы в квартире наверху.

Вновь появился Драйвер - в просторных синих брюках со складочками и белой рубашке с расстегнутым воротом.

- Что вы хотите узнать? - спросил он, усаживаясь напротив полицейских.

- Вы работаете для "Службы подкрепления фантазий", - констатировал Карадон.

- Бывает. Когда нечем платить за квартиру.

- Чем вы еще занимаетесь?

- Демонстрирую модели одежды. Работаю фотомоделью. Танцую. Вообще берусь за любую творческую работу.

- В чем заключаются ваши обязанности в "Службе подкрепления фантазий"?

- Это зависит от клиента.

- Что вы можете сказать о клиентке, к которой вы приходили рано утром в субботу?

- О мисс Кийт?

- Именно.

- Не знаю. Ее не оказалось дома. Я жутко взбеленился - мне ведь было приказано явиться в два часа ночи.

- Расскажите об этом подробнее, - велел Чандлер.

Рейд Драйвер пожал плечами.

- В "Службе подкрепления" есть альбом с нашими фотографиями. Клиент может просмотреть их и выбрать того, кто понравится. Он оплачивает вызов, а "Служба" - им полагается определенный процент - сообщает нам, где и когда нужно быть и что делать. После визита мы получаем от них чек. Свой процент они, естественно, удерживают. Все очень просто.

- Чего же, интересно, хотела от вас эта женщина в два часа ночи?

- Ей понадобилась натура. По данным "Службы", она художница.

- В два часа ночи? - усмехнулся Чандлер.

Драйвер снова пожал плечами.

- Вы когда-нибудь раньше встречались с мисс Кийт?

- Нет.

- Итак, вы пришли и?..

- Вызвал ее по домофону, но не получил ответа. Входная дверь была открыта, хотя поблизости я никого не видел. Я поднялся на лифте и постучался. Это было ровно в два - мне платят за пунктуальность. Никто не отзывался, поэтому через несколько минут я бросил попытки спасти вечер.

- И куда вы пошли?

- В один клуб на Ричардс.

- Кто-нибудь вас там видел?

- Почти никто, всего-то человек пятьсот. Я бываю там регулярно.

- А где вы были перед визитом к мисс Кийт?

- В том же клубе, - ответил Драйвер. - Я уходил на полчаса.

- Вы что-нибудь слышали внутри пентхауса, когда стояли под дверью?

- Нет.

- И последний вопрос, - сказал Чандлер, - а потом вы назовете нам имена тех постоянных посетителей вашего клуба, кто был там в ту ночь. Сколько мисс Кийт заплатила "Службе подкрепления фантазий" за то, чтоб вы ее оттрахали?

Рейд Драйвер улыбнулся.

- Нисколько, ребята. Этот номер не пройдет. Оказывать дамам интимные услуги за деньги запрещено законом. Я только натурщик.

- Ну да, - согласился Карадон. - А я - утенок Дональд.
 

14:22

Сержант Боб Джордж был наблюдателен от природы. Врожденное качество развила специальная подготовка.

Под вечер Джордж занимался в НТО УКККП образцами волос, изъятых с места происшествия, - теми, которые он с помощью липкой ленты перенес с кровати на предметные стекла. Для сравнения он использовал волосы Розанны Кийт, извлеченные из расчески на туалетном столике. Сержант успел по предложению Чандлера съездить в "Ид" и, узнав, что живая музыка бывает в клубе только по выходным и с прошлой пятницы после "Вурдалака" здесь никто не выступал, взял образцы волос для сравнения с гримерного столика в комнате по соседству со сценой.

Выделяют шесть типов человеческих волос: волосы с головы и региональные (волосы бровей/ресниц, бороды/усов, поверхности тела и конечностей, лобковые и подмышечные). Волосы с головы на поперечном срезе круглые и при отсутствии должного ухода расщеплены на концах; у недавно подстриженных волос кончики имеют квадратный срез. Лобковые волосы на поперечном срезе дают овал или треугольник и проявляют тенденцию к скручиванию. Их корни расположены не так глубоко, как у волос головы. Женские лобковые волосы короче и грубее мужских.

С помощью сравнительного микроскопа Джордж проанализировал длину, окраску и строение образцов. Мнение, сложившееся у него на месте происшествия, подтверждалось: найденные на кровати лобковые волосы и волосы с головы происходили из двух разных источников. При внешнем осмотре все они обнаруживали сходство с контрольными образцами, взятыми с расчески в пентхаусе и с гримерного столика в клубе "Ид".

После этого сержант перенес каждый волос с предметного стекла на кусочек воска и приготовил срезы. На поперечном срезе волоса под микроскопом отчетливо различимы три слоя: пористая сердцевина, окружающее ее корковое вещество, состоящее из кератина и пигмента, и наружный слой - кутикула, образованная крошечными перекрывающимися кератиновыми чешуйками.

Кутикулы волос человека и животных разительно отличаются друг от друга. Получив отпечатки исследуемых образцов на ацетилцеллюлозе, Джордж убедился, что все они принадлежат человеку.30 Волосы человека европеоидной расы на поперечном срезе овальные, волосы человека монголоидной расы имеют круглое сечение. Все найденные в люксе волосы принадлежали представителям европеоидной расы.

В последнюю очередь сержант определил, что иссиня-черные волосы с головы, взятые с простыней и идентичные волосам, взятым в клубе "Ид", недавно окрашены и содержат следы театрального грима.

Затем сержант отправился в Университет Британской Колумбии, чтобы на местном оборудовании провести еще одно исследование.

Нейтронно-активационный анализ волос открыл доктор Роберт Дж. Джервис из Торонтского университета. Этот высокочувствительный метод основан на бомбардировке исследуемого образца потоком нейтронов высокой плотности. При этом атомы химических веществ, входящих в состав волос, начинают излучать. Железо, цинк, сурьма, мышьяк и медь - все это естественные компоненты человеческого волоса. Красители имеют иной химический состав. Измеряя вторичное излучение, возникающее при нейтронном облучении волоса в реакторе, сержант провел качественный и количественный химический анализ имеющихся у него образцов волос.

Данные криминалистической экспертизы пока не позволяют категорически утверждать происхождение данного образца волос от конкретного лица. Но, завершая поздним вечером работу, Боб Джордж в глубине души не сомневался: на водяном матраце в пентхаусе лежали Розанна Кийт и Рика Хайд.
 

Северный Ванкувер, Британская Колумбия
14:55



Дом - маленький, с белой штакетной изгородью и затейливо расписанным цоколем - стоял по соседству с миссией резервации индейцев сквомиш. На мокрых ступеньках крыльца сидел и играл с трансформерами пятилетний мальчуган в желтом дождевике. Когда полицейские подошли к двери, мальчуган посмотрел на Чандлера и сказал:

- Эй, мистер, что сидит в носу и вылетает как ракета?

Цинк покачал головой: не знаю.

- Козюля, - объявил малыш.

Карадон постучал.

- Открыто, - ответили изнутри.

Чандлер толкнул дверь и увидел уютную гостиную. По телевизору шел хоккей; перед экраном сидел мужчина лет пятидесяти, рыжий и веснушчатый, с ногой в гипсе. Рядом стояла миска с сырными палочками, в руке он держал банку пива. В кухне мать уговаривала малыша съесть что-то, что тому определенно не нравилось.

- Полиция, - Чандлер предъявил жетон. - Позвольте задать вам несколько вопросов.

- Адвокат потребуется? - спросил в ответ мужчина.

- Нет, разве что вы наделали глупостей и захотите сознаться.

Карадон улыбнулся.

- Что с ногой?

- В начале недели у нас закончился аврал, и я взял выходной - покататься на лыжах. Дорого мне встанет это развлеченьице.

- Вы красили вестибюль в "Горизонте"? - спросил Чандлер.

- Да. Это и был аврал. А что?

- Мы расследуем убийство. Возможно, вы видели что-нибудь важное для нас, - сказал Карадон.

Он протянул маляру папку с восемью различными фото из архива полиции.

- Кто-нибудь из этих людей вам знаком?

Хоккеист на экране провел неудачный бросок по воротам.

- Мазила! - Маляр с отвращением отвернулся от телевизора и стал перебирать снимки.

Через минуту он протянул один Карадону:

- Вот этого я видел.

С фотографии смотрел Рэй Хенглер.

- Где и когда? - спросил Чандлер.

- Дайте подумать. Около часу в прошлую субботу. На второй день работы. Ввалился, понимаешь, в вестибюль и чуть не сшиб меня с лестницы. Мог еще тогда мне ногу сломать.

- В вестибюль пансиона "Горизонт" на Марин-драйв?

- Во-во. В него.

- Почему вы запомнили время?

- А я аккурат собирался пошабашить.

- На какой этаж он поднялся?

- Я не поглядел.

Ребенок на кухне истошно заорал.

- Тише, золотко, - крикнул маляр. - У нас тут деловой разговор.

- Вы видели, как он возвращался? - спросил Чандлер.

- Нет. Я вообще-то сразу ушел.

- Как вы работали?

- По шестнадцать часов, перерыв - восемь часов. Платили сдельно плюс премия. Я заступил в пятницу, в девять утра.

- Как это - премия?

- Чем скорее управишься, тем лучше заплатят. Дайте-ка я вам растолкую. Управляющий нанял нас перекрасить вестибюль и свой номер. Но жильцы у него шикарные, все из себя, поэтому он хотел, чтоб мы все сделали быстро и поменьше путались у этой публики под ногами. Стало быть, вдвоем вкалывай от зари до зари - четверым-то там не развернуться. Я нашел напарника, мы взяли по помощнику. Напарник работал в пятницу с пяти утра до девяти вечера. Я в то утро закончил другую работу, днем спал, а вечером вместе с помощником заступил на покраску. Мы работали с девяти вечера пятницы до часу дня в субботу.

- А с часу дня вышел ваш напарник?

- Да. По-другому не получалось.

- Когда вы закончили?

- В понедельник к вечеру.

- В пентхаусе жила женщина. Вы ее хоть раз видели?

- В субботу ни свет ни заря. Она спустилась в два тридцать ночи, мы перекуривали, садились кофе пить. Потому я и знаю время.

- Вы видели ее только один раз?

- Ага. А жалко. - Маляр подался вперед, покосился на кухонную дверь - не слышит ли жена - и прошептал: - Бабенка крепкая, как кирпичный сортир. А кофта аж досюда расстегнута, и видать ложбинку - куда там Большому каньону!

Он подмигнул полицейским.

- А как она вернулась, вы видели?

- Нет. Она ушла, а мы через минуту пошли кофейничать.

- Дверь оставалась открытой?

- Да, все время. Красили-то масляной краской.

- А куда она пошла, вы не видели?

- Куда-то вверх по улице.

- Большой у вас был перекур?

- Полчаса.

- Откуда вы знаете, что это была она?

- Видел по лампочкам, лифт едет с самого верха. А там всего один номер.

- Вы не заметили, кто-нибудь еще поднимался туда или спускался?

- Да. Какой-то красавчик прокатился туда-сюда часа в два ночи. Мы тогда выходили от управляющего - битый час с ним собачились, не могли сойтись в цене: ему, вишь ты, посередь работы вздумалось колер менять. Вот люди! Но мы его дожали.

- Долго этот красавчик оставался наверху?

- Пару минут, не больше.

- Кто-нибудь еще интересовался пентхаусом?

- Нет. Грудастая краля спустилась, и мужик с вашей фотки поднялся, и все.

- Нам нужны имя, адрес и телефон вашего напарника. Может быть, он заметил в субботу что-нибудь еще.

Маляр усмехнулся.

- Бедняга Арни! Спрашиваю, видал, мол, буферястую красотку? А он говорит, с часу красил в номере управляющего. Правда, разок выходил, часа в два, так какая-то брунетка с двумя чемоданами пихалась в такси. Арни еще подумал, может, та самая, да она тылом к нему стояла, сисек-то он и не видал.

- Он не упоминал компанию, которой принадлежало такси?

- Да нет.

- Как была одета та женщина?

- Шикарно. Черный плащ нараспашку, вся грудь наружу. Черная шляпа и солнечные очки.

- В полтретьего ночи?

Маляр пожал плечами.

Карадон передал ему папку с женскими фотографиями. Среди них был сделанный иммиграционной службой снимок Розанны Кийт.

- Сможете узнать ту женщину? - спросил он.

Маляр просмотрел снимки и покачал головой.

- Вы хотите сказать, ее здесь нет? - спросил Чандлер.

- Да нет, может, и есть. Только мне ее не узнать.

- Из-за темных очков?

- Нет, - ответил маляр.

Он опять вытянул шею, высматривая, где жена. Довольный тем, что супруга занята, он с улыбкой подмигнул полицейским:

- Кто ж смотрит в лицо, когда мимо плывет такое вымя?

Когда Чандлер и Карадон уходили, малыш на крыльце посмотрел на Цинка и спросил:

- Эй, мистер, знаешь, как заставить "Клинэкс" плясать?

Чандлер ждал.

- Насикать на него: пись-пись, пись-пись-пись, - запело дитятко.

У машины Карадон взорвался:

- Вот это я и называю "мерзкий сопляк"!
 
17:05

Серная кислота полностью разрушает человеческое тело.

Хотя живые ткани состоят из жиров, белков и неорганических компонентов, главная их составляющая - вода. Концентрированная серная кислота - это чрезвычайно едкая жидкость, активно отнимающая воду у тканей тела, на чем и основано ее разрушительное действие. Процесс сопровождается выделением огромного количества тепла. Однако серная кислота разлагает и минеральные и белковые компоненты, превращая их в водорастворимые соединения и тем самым полностью уничтожая волосы, мышцы, кости и кожу. Участки трупа, контактирующие с воздухом, обугливаются как при горении; тело, полностью погруженное в кислоту, за день-два растворяется без остатка вместе с костями и прочим. Однако жиры, хотя и претерпевают под действием кислоты определенные изменения, не образуют водорастворимых соединений и сохраняются в виде маслянистого отстоя.

Нику Уайту, судебному патологу больницы Лайонс-Гейт, удалось в тот день извлечь из ванны пентхауса лишь четыре фунта желтого жира, плававшего на поверхности кислоты, и два граненых камешка величиной с вишню.

По результатам химического анализа, проведенного в лаборатории патологии, желтый жир был признан человеческим. Но отстой есть отстой, и окисленные липиды человека качественно идентичны окисленным липидам кошки или собаки. В основе тонкого и сложного иммунохимического метода, применяемого для установления видовой принадлежности тканей, крови или биологических жидкостей, лежит распознавание специфических белков плазмы. К несчастью, в отстое их не бывает.

Зато камни величиной с вишню оказались подлинным сокровищем. Химический анализ показал, что они представляют собой уплотненные конгломераты желчного песка, покрытые холестерином - веществом, родственным жирам. Именно холестериновая оболочка предохранила желчные камни от растворения в кислоте, и они осели на дно ванны. Уайт в своей практике много раз сталкивался с подобными образованиями. Если желчный камень один, он всегда круглый или каплевидный, как сам орган, где он образуется. Но если камней несколько, то вследствие постоянного трения друг о друга они приобретают многогранную поверхность.

Поскольку холестериновая оболочка - это защитный кокон липидной природы, под ней сохраняются следы белков, входивших в состав растворенных кислотой тканей, своего рода иммунохимические "отпечатки пальцев". По ним Ник Уайт сумел точно установить видовую принадлежность осадка, найденного в ванне.

От того, кто принял кислотную ванну, осталось немного маслянистой слизи и два желчных камня.

 

Ванкувер, Британская Колумбия
18:10



Рэй Хенглер подъехал к дому и заглушил мотор.

Запирая дверцу, он уловил какое-то движение в темноте.

Пальцы Хенглера сомкнулись на рукоятке полуавтоматического пистолета, но в висок ему уперся ствол револьвера тридцать восьмого калибра.

- Ты арестован, а нет - заказывай гроб, - процедил Чандлер.