глава 5

Он оказался прав, хотя рад бы был ошибиться. Редкая ночь проходила без вызова к сетху. Он почти привык к боли, смирился с ней, насильно загоняя себя в состояние, близкое к полной прострации. Если боль бывала совсем уж невыносимой, плакал, тихо всхлипывая. Сетх временами забавлялся, стараясь выдернуть человека из этого ступора, что почти всегда ему удавалось. Достаточно было только поцеловать, и глупый человечек сам обнимал его, с готовностью подаваясь навстречу, раскрываясь до конца, не утаивая ни единого движения души. 

О служебных обязанностях он почти забыл. Не до них было. Дни проходили в вязком тумане и попытках оклематься до следующей ночи. Одно утешало - прикосновения сетха перестали быть тяжёлым испытанием для него. Сам по себе физический контакт не был уже мучением. Теперь Оборотню приходилось прилагать усилия, чтобы причинить ему боль. И когда сетх вдруг давал ему нежданную передышку, Сергей бывал безмерно счастлив. До служебных ли тут обязанностей? 

Впрочем, обрадованные офицеры, которых сетх почти забросил, безропотно выполняли и его работу, честно поделив её на всех. Чуть ли не на цыпочках вокруг него ходили. Сергей понимал причину такой чуткости и нерадостно посмеивался временами. Жертвенный агнец, вот кто он для них. Впрочем, очень скоро и это становилось ему безразлично. Сетх вновь призывал его к себе, и кошмар начинался сначала. И Сергей уже не мог видеть ничего вокруг, он смотрел на Оборотня, словно на чёрное солнце, и, словно ослеплённый гибельными лучами, мог видеть и воспринимать только своего Господина. 

Сергей чуть слышно вздохнул и заёрзал, поудобнее устраиваясь в одеялах. Чего он точно не ожидал, так это того, что сетх властным собственническим жестом прижмёт его спиной к своей груди. Тёплые губы коснулись его загривка, и горячее, обжигающее дыхание опалило чувствительную кожу. Сергей замер, затаив дыхание, пытаясь совладать с бешеным сердцебиением. Если сейчас всё продолжится... Но сетх только сонно вздохнул и, не разжимая объятий, вновь крепко уснул. 

Человек тихо лежал, проклиная себя. Ну какого чёрта ему понадобилось шевелиться? Хорошо хоть, не разбудил! Это же хищник, и добычу он способен ловить даже в полудрёме. А вздумай Сергей сопротивляться, убьёт спросонья и снова безмятежно заснёт, и не заметив, что погасил огонёк чьей-то жизни. Да и проснувшись утром, вряд ли будет сожалеть о содеянном. Сергей сделал медленный вдох. Интересно, удастся ли ему расслабиться достаточно для того, чтобы уснуть, или он обречён всю ночь в страхе ждать, когда же у Оборотня сработают инстинкты убийцы? К чёрту, лучше умереть во сне, чем так мучиться! Сергей постарался расслабиться и сам не заметил, как заснул. 

Утром его ждало ещё одно потрясение. Когда Сергей открыл глаза, забыв спросонья, где находится, первым, что он увидел, было задумчивое лицо сетха, внимательно изучавшего спящего землянина. От безмерного ужаса, накрывшего его с головой, Сергей вздрогнул всем телом. И мгновенно вспомнил всё, что произошло вчера. А Оборотень, увидев реакцию Сергея, усмехнулся неожиданно печально и одним движением соскользнул с кровати. Сергей проводил Господина настороженным взглядом. Тот принялся одеваться, небрежно бросив землянину: 

- Поднимайся. И в подземелья. Быстро! 

Сергей поспешно скатился с кровати, и принялся лихорадочно натягивать одежду, опасаясь, что Господин отправит его в подземелья голым. Такое уже случалось, но глубокой ночью, когда в коридорах практически никого не было. Сетх смотрел на него, сузив свои прекрасные глаза, потом вдруг, словно приняв какое-то решение, стремительно пересёк разделявшее их пространство и поцеловал. Сергей почувствовал, что у него подкашиваются ноги, и со стоном повис у Оборотня на шее, пылко отвечая на поцелуй. А тот отстранился, тяжело дыша, и уставился на землянина диким взглядом. А потом процедил сквозь зубы: 

- Убирайся. Сейчас же. Попадёшься мне на глаза до вечера - пеняй на себя. 

Сергей попятился, не отрывая взгляда от сетха. Кипевшее в глазах Оборотня желание завораживало его, заставляло забыть все мучения и страстно желать продолжения. Оборотень яростно взвыл: 

- Пошёл вон отсюда! 

Сергей развернулся и бросился к двери. Он уже взялся за тяжёлую бронзовую ручку, когда его догнал холодный голос сетха: 

- Позовёшь ко мне Дхеля. 

После страстного поцелуя сетха голова ощутимо кружилась. Ноги подкашивались и дрожали. Чёрт, передозировка, что ли? Или отравление? Он сам не помнил, как добрался до подземелий. Только в панике дёрнулся, когда его обхватили мужские руки. Сергей поднял голову. Дхель поддерживал его, беспокойно заглядывая в глаза. 

- Что произошло, где ты был всю ночь? 

Сергей сглотнул, чувствуя головокружение. Дхель расширил глаза: 

- У него? До самого утра?! 

Землянин с трудом выдавил: 

- Он приказал позвать тебя. И он в бешенстве. Будь осторожен, Дхель. Кажется, я разозлил его. Не пойму только, чем. 

Дхель побледнел и отпустил Сергея, отступив на шаг. Справившись с собой, офицер заглянул в глаза землянину: 

- В таком случае, предупреди Гхарта, чтобы встретил меня через час. Не думаю, что это продлится дольше. В полдень у Господина встреча с иностранными послами. 

И, отвернувшись, отправился в ту сторону, откуда только что пришёл Сергей. Землянин тоскливо вздохнул, ощущая себя полной скотиной. И побрёл в сторону их комнаты. Гхарт поднял голову, когда дверь открылась, и уставился Сергею за спину, ожидая появления любовника. И, когда не увидел его, перевёл взгляд на землянина. 

- Что случилось? Где Дхель? 

Сергей с трудом добрался до ближайшего стула и вцепился в него, переводя дыхание. Гхарт подскочил к нему и встряхнул за грудки. 

- Твою мать, человек, где Дхель, я спрашиваю?! 

Пересохшие губы с трудом шевельнулись, выдавливая ответ: 

- У него. Просил встретить через час. - И Сергей потерял сознание. 

Он пришёл в себя на своей кровати. Из соседнего угла комнаты, в котором стояла кровать Дхеля, доносились мучительные стоны. Сергей похолодел. И осторожно приподнялся, пытаясь сесть. Попытка увенчалась успехом. Ему удалось даже встать, держась за спинку кровати. Гхарт поднял на него глаза, полные нестерпимой муки. Внезапно страдание в его глазах сменилось яростью. Гхарт вскочил и, зарычав, бросился на едва держащегося на ногах Сергея. Схватил за шею и затряс, давя рыдания: 

- Что ты натворил, ублюдок?! Что произошло?! 

С кровати Дхеля раздался испуганный вопль: 

- Гхарт, не-е-ет!!! 

Офицер вздрогнул и, растерянно обернувшись к Дхелю, выпустил горло землянина. Сергей тяжело осел на пол, кашляя и задыхаясь. Дхель, скривившись, приподнялся на кровати и проговорил: 

- Забери тебя демоны, Гхарт, ты напугал меня до полусмерти! Даже не прикасайся больше к Сергею! 

Гхарт нахмурился: 

- В чём дело, Дхель? 

- В том, тупица, что, если ты причинишь хоть малейший ущерб тому, кого любит Оборотень, быстрой смертью не отделаешься! А предварительно Господин умертвит меня у тебя на глазах! 

Сергей поднял глаза, чувствуя, что сердце даёт перебои. Оборотень любит его?! Сергей хрипло спросил: 

- Откуда ты знаешь, Дхель? Он что, сказал тебе об этом? 

Дхель откинулся на постели. И тихо сказал: 

- Он не может сказать о том, чего не знает сам, - и пристально взглянул на притихшего Сергея. - Он не понимает, что с ним творится, он в растерянности. И опасен от этого в тысячу раз больше. 

После паузы Дхель добавил: 

- А насчёт того, откуда я узнал об этом... Я почти эмпат. И такие яркие чувства улавливаю без малейших усилий. 

Глаза Дхеля вновь подёрнулись пеленой страдания. Выброс адреналина бесследно растворился в крови, открывая врата боли. Он скрипнул зубами и выгнулся в мучительной судороге. И, отдышавшись, проговорил, не разжимая зубов: 

- Да, не вздумай пытаться манипулировать им. Тем более просить его за кого-то из нас. Это небезопасно. И произведёт обратный эффект. 

В том, что Дхель был прав относительно возросшей опасности Оборотня, Сергей убедился уже к следующему утру. То, что сетх не позвал его вечером, было вполне нормально и опасений ни у кого не вызвало. Такое уже бывало. А утром неподалёку от дверей сетха обнаружили мёртвое тело. Несчастный, с которым Оборотень позабавился накануне, не смог даже отойти достаточно далеко. Сергей, дрожа, выслушивал новости, которые принёс Гхарт. Дхель внимательно смотрел на него со своей кровати, но заговорить не пытался. 

Сергей мысленно застонал. Прошло уже четверо суток с того момента, как сетх в бешенстве выгнал его из своих покоев. И, похоже, звать обратно не собирался. Тем не менее, поутру продолжали находить трупы. Да и днём сетх больше не считал нужным сдерживаться. Ещё два элитных офицера непоправимо искалечены, просто ранам и переломам нет числа. И все офицеры смотрят на него, Сергея, с плохо скрытой ненавистью. Если его убьёт не сетх, то впавшие в отчаяние, загнанные в угол офицеры. Нужно придумать способ вернуться в постель Оборотня, и как можно скорее. Так или иначе, он всё равно конченый человек, так пусть он хотя бы умрёт там, где хочет. Поймав себя на последней мысли, Сергей принялся рассматривать её со всех сторон, словно головоломку. Чёрт, а ведь получается, что он успел привязаться к Оборотню за этот долгий месяц. И, может быть, даже... Сергей резко оборвал себя. Нет, об этом он думать не будет. Нужно пробраться в покои Господина сегодня же.