глава 8

Наградой ему было выражение откровенного шока в дико расширившихся глазах Оборотня. Сергей усмехнулся и опустил голову, накрывая ртом пострадавший сосок, посасывая и перекатывая языком немедленно затвердевший крохотный комочек плоти. Одна его рука мяла и выкручивала второй сосок, другая в это время блуждала по телу сетха, не останавливаясь ни на минуту. Наконец он услышал сдавленный стон. Сергей стиснул зубы. Ещё немного, и он сам не выдержит, а этот каменный истукан, похоже, и не возбуждён ничуть. Ладно, посмотрим, как ты отреагируешь на это. 

Сергей переместился ещё ниже, целуя живот сетха, развёл в стороны его бёдра и опустился на кровать между ними. Взял в рот мягкий член сетха и принялся старательно делать то, что не единожды делал с ним Дхель. 

Сверху прозвучал ровный голос Оборотня: 

- Если ты хочешь не просто взять меня, но и получить какую-то реакцию в ответ, тебе всё-таки придётся быть погрубее, мой мальчик. Наслаждение я могу испытать, только чувствуя боль, а чужую или свою - не имеет значения. 

Сергей приподнялся и слегка раздражённо взглянул в непроницаемые глаза Оборотня. Значит, боль... Ну-ну. Сергей поднёс руку ко рту сетха. 

- Оближи. 

Синие глаза вдруг сверкнули таким распутным огнём, что Сергей едва не задохнулся. Оборотень послушно открыл рот, и Сергей почти грубо пихнул туда пальцы. Сетх принялся старательно облизывать их, не отрывая от него взгляда. Сергея бросило в испарину, когда он подумал, что на месте пальцев мог бы быть... О нет, настолько он Оборотню не доверится! Землянин вынул пальцы изо рта Оборотня и вновь приник к промежности сетха, нежно прихватывая губами тонкую кожицу мошонки, одной рукой обхватив бедро Оборотня, а второй нащупывая вход в его тело. 

Сергей почувствовал, как беспокойно зашевелился и часто задышал под ним сетх. Приподнялся, заглядывая в глаза Оборотня, и резко вогнал в проход сразу три пальца. Тело Оборотня сотрясла судорога, его лицо исказилось от боли, но Сергей не услышал ни звука. Член сетха вздрогнул и ожил. Сергей чуть усмехнулся и коснулся его губами, языком, забрал в рот головку. Ну, посмотрим, Господин, сумею ли я довести тебя до оргазма. Он почти вынул пальцы из тела сетха и загнал их обратно ещё резче, не отрываясь от облизывания тёмно-красной головки. Жёстко трахая извивающееся под ним тело одной рукой, Сергей сжал член сетха другой, и его язык начал свой танец вокруг перевитого венами ствола. 

Нет, сетх не кричал, но хрипы, вырывающиеся из его горла, были намного лучше криков. Когда хрипы перешли в сдавленные стоны, Сергей выпустил изо рта твёрдый и мокрый от его слюны член Оборотня и выдернул пальцы из разработанного отверстия. А пальцы в крови... Чёрт, этого следовало ожидать, но всё же... Сергей вновь поднёс руку к перекошенному лицу Оборотня. 

- Оближи. Начисто. 

Дикий, безумный взгляд из-под ресниц. И покорно открывшийся рот. Облизал, как миленький. Вот и умница. А ему следует поторопиться, пока проход ещё раскрыт. 

Сергей расположился между разведённых бёдер сетха, которые тот даже не попытался сдвинуть. Забросил одну ногу Оборотня себе на плечо и приставил головку готового разорваться от напряжения члена к пульсирующему и кровоточащему отверстию сетха. Надавил слегка и неожиданно легко проскользнул внутрь. Мышцы Оборотня плотно обхватили его член. Боже, какое наслаждение! А кровь - отличная смазка, тут сетх прав как никогда. 

Сергей осторожно качнулся вперёд, входя глубже. Оборотень зажмурился и всхлипнул. Почему-то эта реакция сетха произвела на него безумно возбуждающее воздействие. Сергей чуть слышно застонал и резко вошёл до упора. Ещё одна конвульсия - мышцы Оборотня так сильно и плотно сжали его член, что Сергей окончательно потерял голову. Шепча на ухо сетху какие-то безумные глупости, он вколачивался в это прекрасное тело с такой силой, что от острого наслаждения темнело в глазах. В какой-то момент сетх не выдержал и забился под ним, делая резкие движения навстречу. А то, что вырывалось из его горла... На стоны это уже не походило. Скорее, прерывистый, полузадушенный вой. Сергей ощутил, как сильно сжимаются мышцы Оборотня, и, не выдержав этого давления, сорвался в оргазм невероятной силы. Перед глазами заплясали огненные круги, и сознание, не вынесшее такой интенсивности чувств, почти отключилось. Почти. 

Сергей с измученным стоном поднял голову. Сетх лежал под ним, выгнувшись дугой и всё ещё содрогаясь в судорогах оргазма. Глаза Оборотня были по-прежнему закрыты, он со всхлипами втягивал в себя воздух, словно сражаясь за каждый вдох. 

Сергей медленно отстранился. Даже это осторожное движение вызвало мучительный стон. Сетх открыл полностью чёрные глаза. И безучастно уставился в потолок. Сергей вздохнул. И перевёл взгляд туда, где только что соединялись их тела. Да, так и есть. От крови сетха простыни стали почти чёрными. Сергей смотрел на кровавое пятно, и в душе поднималось чувство, очень похожее на раскаяние. Кто же так искалечил твою душу, мой Господин? Кто научил тебя смешивать боль и наслаждение? 

Он решительно наклонился, приподнял безвольное тело за бёдра, вызвав этим очередной тихий всхлип, и приник губами к окровавленной промежности, тщательно слизывая кровь сетха, на вкус скорее напоминающую терпкое вино. Интересно, а какова на вкус для Оборотня его кровь? Когда Сергей добрался до пострадавшего отверстия, сетх, словно очнувшись наконец, застонал и выгнулся, явно пытаясь избежать прикосновения к кровоточащему анусу. Но Сергей сжал бёдра Оборотня крепче, пресекая попытки двигаться, и глубоко втиснул язык в мягкую и горячую пульсирующую дырочку. И услышал сдавленный вопль. 

Сетх отдышался и хрипло пробормотал: 

- С ума сошёл? Что ты вытворяешь? 

Сергей, не обращая никакого внимания на слова Оборотня, продолжал вылизывать повреждённое отверстие изнутри. И когда счёл, что достаточно, отстранился, напоследок слизнув с живота сетха ещё и брызги спермы, почему-то имеющей нежный свежий вкус и приятный запах. Сетх тяжело вздохнул и сказал почти печально: 

- Точно спятил. Отравишься же. Мне тебя потом ещё и откачивать придётся. 

Сергей усмехнулся и потянулся к запястьям сетха. Распутал изрядно затянувшийся узел и начал растирать онемевшие руки Оборотня. Тот пристально следил за ним и, когда Сергей наконец закончил, с тяжёлым вздохом привлёк к себе человека. Надавил острым ногтем на кожу под ключицей и, когда ткани разошлись, приник к ране губами. Сергей сморщился от боли. Нужно просто дождаться момента, когда сетх сочтёт, что с него достаточно, и начнёт вылизывать рану. Наркотик - прямо в кровь. Да, мой Господин, кажется, я крепко подсел на тебя. 

На этот раз сетх пил недолго и немного. Сергей невольно припомнил несчастного охранника у двери. Хм, сетх явно готовился к тому, что должно было произойти. Горячий влажный язык принялся зализывать ранку, и Сергей выгнулся и часто задышал, испытывая ощущения, близкие по интенсивности к оргазму. А когда Оборотень, наконец, оторвался от раны, потянулся к губам сетха, лихорадочно дрожа. Но Оборотень увернулся, без малейших усилий прижав его к кровати. 

- Я не шучу. Отравишься, хорошо если не до смерти. Для тебя уже явный перебор жидкостей моего тела. Так что остынь. 

Сергей хихикнул: 

- Не хочешь воспользоваться моим беспомощным состоянием? Мне-то вряд ли сейчас будет больно, а тебе, думаю, для разогрева вполне хватит той боли, что я тебе уже причинил. 

Оборотень покачал головой: 

- Хватит-то, конечно, хватит, но... Ещё немного, и у тебя начнутся конвульсии. За любые удовольствия приходится платить, мой мальчик. Я не хочу, чтобы ты умер. 

Сергей замер, уставившись в печальные фиалковые глаза. И тихо прошептал, начиная что-то понимать: 

- Как пожелаешь, Господин мой, как пожелаешь. 

Они лежали, сплетясь телами; одна нога Оборотня была закинута на бедро Сергея, вторая обвивала лодыжки. Сетх задремал, притянув его на грудь, и, похоже, немаленький вес Сергея, практически лежащего сейчас на нём, совершенно не беспокоил Оборотня. Сцепленные в замок на спине землянина руки надёжно удерживали человека в объятиях. Сейчас Сергею было безразлично, что простыни испачканы в крови. Не имело значения и то, что скоро наступит утро, и прекрасное создание, в объятиях которого он лежит, вновь превратится в чудовищного монстра. Он вдыхал запах, исходящий от кожи и волос спящего Оборотня, и чувствовал бесконечное умиротворение. 

Оборотень вдруг шевельнулся под ним и вздохнул. Сергей замер. Потом медленно отстранился и взглянул на сетха. Тот не спал, печально глядя на человека. Сергей тихо проговорил: 

- Почему ты не спишь, Господин? 

Оборотень опустил веки. 

- Хотелось бы мне заглянуть в глаза человеку, который послал тебя сюда. Хотелось бы понять, почему именно тебя.