шестнадцатая глава

Рианэль вспылила: 

- Хватит, Серш! Уходи немедленно! Я не позволю тебе терзать его дальше! Он не в том состоянии, чтобы спокойно переносить твои издевательства! 

Сергей потеряно взглянул на эльфийку и медленно поднялся на ноги. Не сказав больше ни слова, человек вышел за дверь. 

Рианэль посмотрела на Оборотня и вышла вслед за землянином. Догнала, заглянула в лицо: 

- Серш, что ты сделал с ним?! Скажи мне, пожалуйста! Он ведь больше не желает тебя видеть. Совсем. Ему больно, так больно, что мне трудно прикасаться к нему даже мысленно. Что ты сделал, Серш? 

Сергей споткнулся на полушаге и осел на пол, сотрясаясь в рыданиях. Девушка испуганно прижалась к нему, гладя по вздрагивающим плечам. Молча, потому что не знала, какими словами утешить, как облегчить боль, терзающую теперь и Серша. Пресветлая, да за что же?! За что им такие мучения? Так любят друг друга, и эта любовь приносит обоим такие страдания. Ри прижала к себе Серша теснее. Человек должен выплакаться, прежде чем сможет внятно ответить на её вопросы. Пусть так. Пусть. Время пока есть. Целый час. 

Когда слёзы иссякли, Серш заговорил, подробно расписывая ей, что именно он проделывал с Оборотнем. Ри слушала и не могла понять. Пресветлая Ину, и что из этого могло привести к таким результатам?! За исключением последней оплошности человека, когда он упомянул про Наставника, Ри не видела ничего катастрофичного. Серш был очень нежен с Марсом, не причинил и малейшей боли. Ину, он ведь даже не успел взять его! В том, что Серш говорит чистую правду, сомнений у Рианэль не было. Она очень хорошо умела чувствовать ложь и неискренность. Серш же был предельно откровенен сейчас. Возможно, в этом было виновато то опустошение, что чувствовал измученный и растерянный человек. 

Землянин заглянул в её глаза. 

- Ты понимаешь что-нибудь, Ри? Что с ним? Что я натворил? 

Эльфийка покачала головой: 

- Даже не знаю, что сказать тебе, Серш. Постарайся пока не попадаться ему на глаза. А насчёт того, что ты натворил... Попробую выяснить это у него самого. 

Ровно через час Рианэль вновь вошла в комнату Оборотня. Марс лежал совершенно неподвижно, только грудная клетка поднималась и опускалась размеренно. Ри тихонько окликнула брата: 

- Марс, хороший мой, час прошёл. 

Оборотень открыл глаза и хрипло проговорил: 

- Больше, Ри. Можешь снимать. Я полностью контролирую себя. 

Ри подошла поближе. О, Ину, такая боль в глазах! Девушка сжала зубы и быстро расстегнула наручники, стараясь не прикасаться к обнажённой коже брата. 

Оборотень встал с постели и принялся одеваться. Поднял с пола разорванную рубашку, осмотрел внимательно, хмыкнул и вновь уронил на пол. 

Ри следила за перемещениями брата молча. Когда Оборотень был полностью одет, заговорила: 

- Марс, что здесь произошло? 

Оборотень перевёл на неё пустой взгляд и пожал плечами. Ри настойчиво сказала: 

- Марс, я не смогу помочь тебе, если ты будешь молчать. 

Оборотень хмыкнул горько: 

- А с чего ты взяла, что мне нужна твоя помощь, сестричка? Ту единственную помощь, в которой я нуждаюсь, ты всё равно не захочешь мне оказать. 

Эльфийка похолодела. Брат снова думает о смерти. 

- Марс, что он сделал, скажи мне? 

В ответ упрямое молчание. 

- Марс, что ты собираешься делать? 

- Я ухожу. 

Ри ахнула. 

- Куда уходишь?! 

Быстрый взгляд через плечо. 

- Я, кажется, уже говорил, что смогу остаться только на два дня. 

- Но... Ты не можешь уйти в таком состоянии! 

Злой взгляд в упор. 

- Позволь мне самому решать, что я могу, а что - нет, сестричка! 

Ри замолчала, отчаянно глядя на Оборотня. Сердце разрывалось на части, но эльфийка не произнесла ни слова, пока Оборотень проверял и надевал свой пояс. Спросила лишь, когда увидела, что брат полностью готов: 

- Прямо отсюда уйдёшь? 

Оборотень покачал головой и направился к двери. 

- Я пришёл через двор, оттуда мне и уходить. 

- С Лисом попрощаешься? 

- Нет. Мы с ним уже попрощались. 

- А как же Серш? 

Оборотень остановился и запрокинул голову. Потом взглянул на неё полностью чёрными глазами. 

- Если они с Лисом захотят, могут жить вместе. Здесь, с тобой. 

Рианэль задрожала: 

- Марс, не делай этого. 

- Поздно, сестричка. Это уже сделано. Серш свободен. Если захочешь, и тебя освобожу. 

- Нет!!! Хочешь окончательно разорвать все нити, что привязывают тебя к миру живых?! Воля твоя, но на разрыв нашей связи я не согласна! 

Чёрные глаза сменили цвет, стремительно синея и заволакиваясь пеленой равнодушия: 

- Как пожелаешь, сестричка. Моё дело предложить. 

И Оборотень решительно вышел за дверь. 

Сергей сидел за столом в гостиной, уткнувшись лбом в сложенные на столе руки. Когда же вернётся Ри? Это становится невыносимо, сидеть здесь и ждать. В коридоре послышались шаги и тихий голос Рианэль, спрашивающий: 

- Братец, могу я проводить тебя? 

Сердце скакнуло к горлу. Голос Оборотня прозвучал тускло и невыразительно: 

- Незачем, Ри. Я и сам найду дорогу. 

Сергей вскочил на ноги и бросился к двери. Выбежал в коридор и увидел - Орхэ полностью одет и... готов вернуться обратно? О, нет... 

- Марс! 

Оборотень вскинул на него взгляд. Мелькнувший, было, гнев тут же сменился усталым безразличием. Сетх отвернулся, не сказав ни слова. 

- Марс, пожалуйста! 

- Чего ты хочешь от меня, сладкий? Ты свободен. Наслаждайся своей свободой. А у меня есть дела. 

- Марс, не оставляй меня здесь! Я не выживу без тебя... 

- Выживешь. Я освободил тебя. Больше ты во мне не нуждаешься. 

- Ты ошибаешься, Марс! Нуждаюсь, и ещё как! 

- Это теперь твои проблемы, сладкий. Ты мне больше не интересен. 

Сердце остановилось на мгновение. Стало трудно дышать. 

- Ты говоришь неправду. 

Оборотень только издевательски рассмеялся в ответ и, отвернувшись, пошёл дальше. Сергей растерянно смотрел ему вслед, ощущая пустоту в душе. 

Рианэль тихонько прочистила горло. Сергей посмотрел на неё и вдруг бросился за Оборотнем. Эльфийка испуганно закричала: 

- Нет, Серш! 

Но человек уже не слушал её. Сергей бежал, задыхаясь, но догнать Оборотня, идущего быстро, но без лишней торопливости, не мог. Приблизился лишь, когда Оборотень вышел в центр того самого каменного дворика, куда они переместились два дня назад. Сетх закрыл глаза и глубоко вздохнул. Сергей почувствовал, как упало сердце. Если сейчас не сделать что-нибудь - он видит Орхэ в последний раз. Да лучше сдохнуть! Землянин метнулся вперёд и обхватил руками сосредоточенного, уже начавшего становиться прозрачным Оборотня. Синие глаза ошеломлённо распахнулись. Оборотень пошатнулся и, пытаясь сохранить равновесие, тоже ухватился за Сергея. И тут накатила та самая бездонная чернота, что так испугала Сергея в первый раз. Землянин стиснул зубы, закрыв глаза и молясь про себя, чтобы это прекратилось как можно скорее. И вдруг ощутил, что обстановка разительно переменилась. 

Сергей открыл глаза. Оборотень растерянно озирался вокруг, не выпуская его из объятий. Человек посмотрел по сторонам. Удивительно знакомый пейзаж! Оборотень вдруг затрясся от беззвучного смеха. 

- А вот ЭТО - Земля, Сергей. Мои поздравления. Ты перебросил нас обоих на Землю.