Тьма на Земле. глава 1

Тьма на Земле - часть 1

Сергей разжал объятия и осторожно отступил на один шаг. Губы Оборотня презрительно искривились, но сетх не возразил, ни словом, ни движением. Просто опустил руки и отвернулся. 

- Каким это образом я перебросил нас на Землю? Я же колдовать не умею. 

Оборотень взглянул на него насмешливо и сокрушённо покачал головой, будто дивясь человеческой тупости. 

- Ты подключился ко мне в момент сотворения заклятия перехода и задал другой пункт назначения. 

Сергей вдруг похолодел. Он совсем забыл о сенсорах. Тех самых сенсорах, что покрывали сейчас всю Землю невидимой защитной сетью. Их поставили ещё в прошлом столетии, во время первых нападений Оборотней, обнаруживших такой шикарный источник генетического материала, как Земля. Тревогу забили, когда начали находить вырезанными целые семьи. Девушки и молодые женщины при этом бесследно исчезали. 

Сенсоры улавливали магию Оборотней. Какому-то учёному тогда даже выдали Нобелевскую премию за открытие подобной возможности. Что-то, связанное с аномальным возмущением магнитных полей, кажется. Впрочем, неважно! Сейчас в центре Гражданской Обороны царит жуткая суматоха. И наверняка сюда уже направляется ближайшая группа захвата для нейтрализации пробравшегося на Землю Оборотня. Ещё несколько минут, и тут небу жарко станет! 

- Уходи отсюда! Быстрее! 

Оборотень поднял бровь: 

- Каким образом, сладкий? Ты израсходовал мой резерв полностью. Сейчас я даже огонёк на ладони не сотворю. Они сразу начнут стрелять? 

Сергей сглотнул: 

- Нет, они постараются взять тебя живым. Для изучения. Но труп им тоже подойдёт. Пошли! 

- Куда, сладкий? 

- Попробую тебя спрятать, пока не восстановится твой резерв. 

- Зачем? 

Сергей замер: 

- Что зачем? 

Оборотень рассмеялся невесело: 

- Если труп им подойдёт, труп они и получат. Какая разница, где умирать? 

- Орхэ, не делай этого! 

Сетх яростно вскинулся: 

- Не смей меня так называть, Сергей! Ты утратил это право! 

Сергей, ошалевший от мучительного страха за него, взвился в ответ: 

- Ну, так убей меня, если считаешь, что я недостоин чести знать твоё Имя! 

Оборотень язвительно фыркнул: 

- Думаешь, не смогу? Правильно думаешь, человечек. Предпочту сдохнуть сам. И мне сейчас в этом помогут. Они уже на подходе, Сергей. 

- Сволочь! Прекрати издеваться надо мной! 

- Или что? Убьёшь меня? Давай, сладкий! Уверен, ты сделаешь это быстро и безболезненно. В память о полученном удовольствии. 

Сергей зарычал от ярости. Оборотень расхохотался в голос и вдруг резко толкнул человека в грудь, отбрасывая от себя. Сергей ошеломлённо приземлился на пятую точку. Ноги Оборотня подломились, и Орхэ с закатившимися глазами начал заваливаться набок. 

Сергей, застыв в абсолютной неподвижности, переводил взгляд со спецназовцев, внезапно окруживших их, на неподвижное тело Оборотня. Командир отряда задумчиво проговорил: 

- Странный Оборотень. Реакция у него непривычная какая-то. Вместо того чтобы уклоняться, отбросил с траектории выстрелов вас. Вы кто вообще, молодой человек? 

Сергей хрипло сказал: 

- Офицер четвёртого подразделения Отдела Внешней Разведки Летов. Что с ним? 

- Почему вас это беспокоит? 

- Он - мой "объект". И сюда перемещаться не планировал. Это случайно вышло. Так что с ним? 

- Жив, просто без сознания. Нас тут лезиеном вооружили недавно. Для захвата живьём. 

- Он придёт в себя очень быстро. Его надо обездвижить, чтобы не попытался напасть. 

- Две ампулы, и быстро? Хм... Он ведь принял в себя и ту, что вам предназначалась. Хотя... Штоков, наденьте на него контроллер. Сайкин, свяжитесь с "внешниками". Проверьте информацию, и если соответствует - вызывайте бригаду оттуда. Чужие "объекты" нам без надобности. И ссоры с "внешниками" тоже. 

Информация подтвердилась. Ещё бы ей не подтвердиться! Сергей связался с непосредственным руководством и доложил о незапланированном захвате "объекта разработки". Начальник, в своё время "вдрызг разругавшийся с подчинённым", обрадовался ему, будто любимому внуку, и немедленно дал команду на отправку специального подразделения для перевозки Оборотня. Сергей закончил разговор и посмотрел на всё ещё бессознательного Орхэ. "Ангел мой, нас сейчас разлучат, и, может быть, это навсегда. Нет, только не это! Я добьюсь разрешения видеть тебя, я помогу тебе сбежать, если захочешь, только живи, Орхэ, только не оставляй меня одного!" 

Оборотень пришёл в себя, когда группа, посланная для его транспортировки, уже прибыла. Открыл глаза, осторожно переместился в сидячее положение и поднял руки, ощупывая контроллер в виде плоского ошейника, плотно прилегающего к коже. И, опустив руки, отыскал взглядом Сергея, и уже не отводил взгляда, пока его сажали в машину. Человеку стало не по себе. Во взгляде Орхэ не было абсолютно никаких чувств. Оборотень просто смотрел, и от этого делалось жутко. 

Потом были рапорты, обследования, чуть ли не допросы. Начальство всё удивлялось, что подчинённый вышел из этого дела без единой царапины. Потому что все повреждения, которые нанёс ему Оборотень, и которые Сергей получил вполне самостоятельно во время военных действий, бесследно исчезли. А Сергей думал о шрамах в своей душе, которые не исчезнут уже никогда. И о прекрасном чудовище, которое он уже почти привык считать человеком. Той безумной, разрывающей сердце тоски, что раньше мучила его от одной мысли о возможном расставании с Орхэ, больше не было. Была глухая невнятная боль где-то в районе сердца, и порой накатывало безумное желание пробиться в третий блок, где держали сетха, любым способом, и просто взглянуть на него. Просто убедиться, что с ним всё в порядке. На пятый день он не выдержал и обратился к начальнику третьего блока с просьбой разрешить ему увидеть Оборотня, получив в ответ недоумённый взгляд и вежливый, но категоричный отказ. И рапорт непосредственному начальству. 

Спустя три недели после возвращения его вызвали в третий блок. В составе группы контроля. Пригласил его лично генерал Берестов, ведущий военный специалист-ксенолог из Отдела по внешним контактам. 

Сердце Сергея колотилось как безумное. Сейчас он снова увидит Орхэ. Сергей неоднократно за это время пытался добиться разрешения хотя бы взглянуть на Оборотня издали, не говоря уже о том, чтобы вновь прикоснуться к нему, но ни одна из этих попыток успехом не увенчалась. Что же произошло, если его вдруг пригласили теперь, когда надежда на встречу почти умерла? 

Они вошли в комнату наблюдения. Генерал обменялся приветствиями с присутствующими там специалистами, взгляд же Сергея немедленно прикипел к стеклу. В комнате за стеклом, на полу, невзирая на наличие мебели, свернулся в клубок, изогнувшись в какой-то немыслимой позе, исхудавший и почти неузнаваемый Орхэ. 

Генерал повернулся к стеклу, и после паузы чуть раздражённо проговорил: 

- И что же вы с ним делали, чтобы довести до такого состояния? 

Стоцкий, руководитель подразделения, в обязанности которого входило изучение Оборотня, нервно моргнул: 

- Ничего особенного, стандартное изучение поведенческих реакций. Это началось примерно две недели назад. Он отказался от еды и молчит. Мы кормим его внутривенно. 

Генерал повернулся к Сергею: 

- Вы говорили, что неплохо знаете его? Сможете расшевелить и узнать, в чём дело? 

Сергей сглотнул и севшим голосом проговорил: 

- Попробую. 

Стоцкий вмешался: 

- Пройдёте к нему? Будьте осторожны, он несколько раз бросался на тех, кто пытался к нему прикоснуться. Приходилось применять контроллер, чтобы успокоить его.