глава 7

Оборотень снова хмыкнул: 

- Судите сами: некоторое время я был подстилкой для людей, в своё время так или иначе пострадавших от Оборотней - меня подробно просветили на этот счёт. А также развлечением для ваших местных садистов. Внезапно всё это прекращается - и меня перевозят на обычной, невоенной машине в место, где со мной начинают обращаться, словно с хрупкой драгоценностью. Не просто лечат тело - пытаются исцелить раны души. Что, по-вашему, я должен был подумать, Берестов? 

От подобной прямоты генерала передёрнуло. 

- И что же вы подумали? 

- Что Оборотень, которого вы изучали, сбежал или погиб. И другого у вас нет. Вряд ли вы затрахали его до смерти, он ведь был вам нужен, значит побег - более вероятная версия. А первое, что сделает вырвавшийся на свободу Оборотень - начнёт восполнять утраченный магический резерв. Кровью тех, кто подвернётся под руку. 

Берестов покачал головой: 

- Вы очень и очень проницательны... Кстати, как мне обращаться к вам? 

Оборотень откинулся на стуле и прищурился: 

- Сергей не говорил, как меня зовут? 

- Он называл вас по имени, но мне вы не разрешали им пользоваться. 

Оборотень чуть побледнел: 

- И какое имя он вам называл? 

- Не мне. Он обращался к вам. Он назвал вас именем "Марс". 

Оборотень прикрыл глаза: 

- Вы тоже можете так меня называть. Внешнее имя для этого и используется. 

- Есть ещё и внутреннее? 

- Есть ещё Имя, данное при рождении. Сущность любого Оборотня. 

- И Сергей его знает? 

- Да. 

- Это имя вы мне не назовёте? 

Губы Оборотня искривились: 

- Нет. 

- А если я узнаю его от Сергея? 

- И что я смогу с этим поделать, Берестов? 

- Я спрашиваю не об этом. Какие последствия это повлечёт? 

- Для меня? Или для вас? 

- Для всех. 

- Не самые приятные. Берестов, вы забыли о моём вопросе? Сколько человек он убил? 

- Почему вас это интересует, Марс? 

- Хотелось бы знать, за скольких мне придётся расплачиваться. 

Берестов только головой покачал: 

- Если подходить к делу таким образом, то мы ещё и должны вам, Марс. Не беспокойтесь об этом. 

- Вы не хотите отвечать на этот вопрос? 

Берестов сдался. 

- Пятерых. 

- Семья? 

- Да. И один из охранников. 

- Дети? 

- Подростки, десять и одиннадцать лет. 

Глаза Оборотня затуманились. Берестов ощутил неловкость. 

- Марс, вы не должны отвечать за его преступления. 

- Он не покинул Землю? 

- Нет. 

- Что вы сделали с трупом? 

- Лежит в морге, в герметичной ячейке. 

- Как вы поступаете с телами? 

- Проводим все возможные исследования и кремируем останки. 

- Боюсь, это тело вам исследовать не удастся. 

- Что?! 

- Два подростка - это бездна энергии, Берестов. Он не мёртв, просто в коме. Повреждений мозга ведь у него нет? 

- Никто не смотрел... 

- А надо было. Ни разу тела у вас не исчезали? Нет? Это - может исчезнуть в любой момент. Как только зарастит наиболее явные повреждения. И, судя по количеству времени, которое прошло с момента отключения этой штучки у меня на шее, ваша герметичная камера уже может быть пуста. 

- Что вы несёте?! 

- Не верите? Так что вам стоит просто проверить мои слова? 

И Оборотень, казалось, совершенно утратил интерес к беседе, вновь безучастно уставившись в пространство. Берестов некоторое время смотрел на него, потом поднялся и вышел за дверь.