глава 38

Сергей шёл по коридору, возвращаясь в палату, которую почти привык считать своей комнатой за прошедший месяц. В голове теснились мысли и идеи по поводу очередной миссии внешнего отдела, разработкой которой он занялся со скуки. Внезапно словно холодом дохнуло - человек увидел впереди знакомую фигуру. И гриву шоколадных волос, небрежно перехваченных простой лентой. Джейлзе целеустремлённо шагал куда-то, не снисходя до окружающих. Сердце лихорадочно забилось - Джей действительно изменился. Это было видно в самой осанке артенианина. Сергей, будто магнитом притянутый, направился за ним. 

Артенианин уверенно открыл дверь в палату и вошёл. Сергей застыл, услышав до боли знакомый голос: 

- Не закрывай, Джей, мне душно что-то. 

Безмерно усталый голос. Артенианин раздражённо проговорил в ответ: 

- Ну, и долго ещё это будет продолжаться? Ты с ума меня сведёшь, клянусь! 

- Скоро, Джей. Если он не сорвётся - эта неделя будет последней. 

Артенианин взорвался: 

- А ты подумал, что будет, если уже он откажется с тобой встречаться?! Великие боги, так хреново мне ещё никогда не было! 

- Если он откажется со мной встречаться, твои мучения закончатся, Джей. Просто потому, что на тебя у меня уже не останется сил. 

- И не думай даже! Дхеля тоже бросишь? Он-то точно без тебя сдохнет! 

- Да плевать мне на Дхеля, Джей! И на тебя, если уж на то пошло, тоже плевать! Ты мне даже не собственность! 

Ошеломлённое молчание. И осторожное: 

- Марс, хороший мой, прости. Я дурак, признаю. Тебе и так плохо, а тут ещё я истерику закатываю. Прости. 

Тихое шуршание одежды и мягкий, такой любимый голос, с тёплой усмешкой, сквозящей в каждом слове: 

- Не передумал ещё? 

И столь же ласковое и смешливое: 

- Да иди ты! 

- Ага, сейчас пойду. Как только обниматься перестанешь. 

- Разбежался. Тебя отпусти - ты же к Берестову с тоски полезешь. 

- Заботишься о его добродетели? 

- Если не я - то кто? 

Сдавленный смешок. 

- Спасибо, Джей. Мне действительно полегчало. Хороший ты брат. 

- Не за что, Марс. Не за что. 

Сергей с бешено колотящимся сердцем отступил от приоткрытой двери. Боже милосердный, Орхэ тоже здесь. И ему тоже плохо. И ждать встречи осталось... всего несколько дней?! Господи, спасибо! А сейчас - немедленно к себе в палату, иначе он не выдержит и ворвётся к Орхэ сразу же после ухода Джейлзе. И перечеркнёт весь этот нелёгкий месяц. Допустить этого нельзя - иначе их мучения были напрасны. Ты только выдержи, Орхэ, только продержись тобой же отмерянный срок, потому что потерять тебя насовсем - хуже смерти. Держись, любимый! Я так жду нашей встречи, мой ангел! Не подведи меня. 

Человек решительно повернулся спиной к палате, где находились два полукровки, и поспешно направился в свою комнату. А за дверью Оборотень приподнял голову с плеча артенианина, прислушиваясь к чему-то слышимому только для него. И, слабо улыбнувшись своим мыслям, уткнулся носом в тёплую шею Джейлзе. 

Берестов прочистил горло и неуверенно позвал: 

- Летов. 

Сергей вскинул голову и улыбнулся генералу. Берестов растерянно моргнул - его подчинённый давно не выглядел так хорошо. 

- Да, господин генерал? 

- Марс просил передать вам, что в вашей разлуке больше нет необходимости. Вы можете встретиться с ним в любой момент. 

- Спасибо за хорошие новости, господин генерал. Он... Как он? Только честно, прошу вас. Ему очень плохо? 

Берестов растерянно моргнул. И сказал не то, что собирался говорить: 

- Летов, вы уже виделись с ним? 

- Нет. 

- Тогда откуда вы знаете...? 

- Догадаться нетрудно. Если не быть таким тупым идиотом, как я. Если уж мне было настолько хреново, то ему было хуже раз в десять. В отличие от меня - он эмпат. И чувствовал не только свою боль. 

- Летов, пойдёмте. Вам надо встретиться как можно скорее. 

И когда Сергей уже подошёл к генералу, Берестов отвернулся к двери и тихо пробормотал: 

- Думаю, вы с трудом представляете, насколько ему плохо. 

Сергей стиснул зубы крепче и шагнул за порог вслед за генералом. 

По коридорам они шли в молчании. Берестов искоса поглядывал на Сергея, упрямо смотрящего себе под ноги. Когда они подошли к той самой двери, из-за которой три дня назад Сергей слышал голос любимого, генерал не выдержал: 

- Летов, будьте снисходительны к нему. Всё это было для вашей же пользы. 

Сергей удивлённо посмотрел на Берестова: 

- С чего вы взяли, что я стану упрекать его за это? Скорее уж поблагодарю. 

Генерал отвернулся: 

- Вы просто ещё не видели его. Он... Так плохо он не выглядел даже после вашей последней размолвки. Вам нельзя было разлучаться. Но он ставит ваше благополучие выше своего... Идите к нему, Летов. И, Бога ради, мягче с ним! 

Сергей перевёл взгляд на закрытую дверь. И, сглотнув застрявший в горле комок, шагнул в комнату. 

Первой мыслью было: "Чёрт!". Когда он увидел Орхэ, ноги просто подкосились. Хорошо, что на пути был стул. Оборотень лежал на кровати и смотрел на него. Обтянутый кожей скелет. Сергей беспомощно прошептал: 

- Твою мать... - И, решительно оттолкнувшись от опоры, подошёл к кровати. Орхэ перевернулся на спину, испытующе заглядывая в его глаза. И протянул иссохшую руку, которую Сергей немедленно прижал к губам, присев рядом с Оборотнем на край постели. 

- Ты опять морил себя голодом? 

Оборотень чуть слышно прошелестел: 

- Нет. Хорошо, что ты не зашёл тогда. Спасибо, нежный мой. 

Сергей переспросил, чувствуя, как встают дыбом волосы: 

- Тогда? 

В прозрачно-синих глазах промелькнула усмешка: 

- Это магия, Серш. Ты слышал мой голос, выдержал искушение и не зашёл. Но я-то тебя почувствовал. На то, чтобы исправить последствия этой полувстречи, ушли все оставшиеся силы. Прости. 

- За что простить? 

- За то, что заставил тебя пережить всё это. 

- Что "это"? 

Оборотень промолчал, а Сергей вдруг похолодел от догадки: 

- Ты почувствовал всё, что я пережил за это время?! И пережил всё это сам за эти три дня?!! 

Оборотень поморщился: 

- Не думал, что ты догадаешься. Извини. 

Сергей сдавленно проговорил: 

- Хорошей же я был скотиной с тобой, раз ты обо мне такого мнения. Прощения должен просить вовсе не ты... Ангел мой, я сволочь. Прости меня, прошу.