глава 29

Марс улыбнулся широкой улыбкой, от которой словно отступила ночная темнота. 

- Не сомневайся, Шаман, моей собственности не на что пожаловаться. Правда, Сергей? 

Человек ухмыльнулся, припомнив эльфийку. 

- Истинная правда, ангел мой. 

Когда спецназовцы отбыли, а Берестов уладил проблемы, возникшие от столь сильного выброса магии Оборотней в околоземное пространство, Сергей стал свидетелем разительной перемены в поведении Оборотня. Марс обессиленно уселся прямо там, где стоял. При попытке прикоснуться - дёрнулся так, словно вернулись те времена, когда от любого прикосновения Оборотень сжимался в дрожащий комок. Сергей закусил губу и присел рядом с Орхэ на корточки. 

- Любимый, что произошло? 

Оборотень сглотнул и закрыл глаза. После паузы проговорил ровным тоном: 

- Я должен повторить это. Любым способом. 

Сергей переспросил, чувствуя, как встают дыбом волоски на всём теле: 

- Повторить что? 

Оборотень открыл глаза и посмотрел на Сергея. Лихорадочный блеск глаз, заострившиеся черты лица. 

- Нежный мой, пришла пора поговорить о моём прошлом. 

Они устроились в помещении, полностью изолированном от мира. На этом настоял Оборотень. Джейлзе заметно нервничал, Берестов изнывал от любопытства, Оборотень был спокоен и собран. А Сергея вдруг начало трясти не на шутку. Ещё немного, и он сам будет умолять, чтобы Орхэ ничего не рассказывал им. Оборотень некоторое время смотрел на терзания человека, потом подошёл к нему и, притянув к себе, бережно поцеловал. Оторвавшись от сладких губ, нежно провёл ладонью по щеке. 

- Этого нельзя избегать вечно, Серш. Я бы ничего не стал говорить, если бы не то, что произошло этим вечером. Это всё изменило. Я должен повторить спарринг именно с этими людьми, возможно, добавив Рыжего для комплекта. Но поскольку есть риск повторения магического выброса, я должен убедить генерала, что мне жизненно необходимо сделать это. Если я просто расскажу, что произошло в тот момент, вы ничего не поймёте. Чтобы понять - надо знать предысторию. 

Сергей кивнул, чувствуя, как сжимается сердце. Всё изменится после откровений Оборотня. К лучшему или к худшему, но изменится. Орхэ прижал его к себе, шепнув на ухо: 

- Это неизбежно, любимый мой. Постарайся смириться с этим, не терзай себя зря. - И разжал объятия. 

Человек глубоко вздохнул. Оборотень словно поделился с ним спокойствием и уверенностью. Мысль о неизбежности перемен больше не вызывала желания спрятаться от всего мира. Что ж, пусть перемены грядут - разлучить их друг с другом сможет только смерть да они сами. Самые безнадёжные враги. Покоя им с Орхэ не будет никогда, но свою долю счастья они у судьбы вырвут. Пока они живы, не умрёт и надежда. 

Оборотень ободряюще улыбнулся Сергею и повернулся к генералу и артенианину. 

- Джейлзе, поклянись мне в присутствии двух свидетелей, что будешь молчать о том, что услышишь сейчас. И дай отдельную клятву, что никаким образом не используешь эти сведения, когда обретёшь возможность мне навредить. 

Артенианин ошеломлённо моргнул, переваривая только что сказанное Марсом. И кивнул утвердительно: 

- Клянусь в присутствии двух свидетелей и в первом, и во втором. Я обещаю тебе, Марс, молчать обо всём, что услышу сегодня, и обещаю, что никогда не причиню тебе вреда по собственному желанию при помощи этих сведений. Эти обещания тебя устраивают? 

Оборотень серьёзно кивнул: 

- Вполне. - И замолчал надолго. Встряхнулся, обвёл их растерянным взглядом: 

- Я... я не знаю, с чего мне начать рассказывать... 

Сергей ободряюще сжал его руку. 

- Любимый, все, здесь присутствующие, знают, что в десятилетнем возрасте у тебя была амнезия. Расскажи об этом. Возможно, после этого будет легче рассказывать и о дальнейших событиях. 

Орхэ благодарно улыбнулся ему и слегка сжал его руку в ответ. Глубоко вздохнул и заговорил решительно, будто в ледяную воду бросаясь: 

- Меня тогда отыскали случайно. Была какая-то катастрофа, в чём было дело, я до сих пор досконально не знаю. Могу только пересказать то, что мне говорили. Один из тех рейнджеров, что обнаружили корабль, на котором меня отыскали, некоторое время навещал меня у целителя. Он сам говорил, что ходит посмотреть на невероятного везунчика. Корабль, который они обнаружили, был мёртвым, абсолютно. И вдруг - точка на индикаторах движения. Он говорил, что такого шока ни разу в жизни не испытывал. 

Сергей перебил его: 

- Постой, а Ри говорила... 

И осёкся. Оборотень посмотрел на него: 

- Что говорила? 

Человек смущённо пожал плечами: 

- Что ты очнулся на руках у целителя. И что нашли тебя без сознания. 

Орхэ опустил голову: 

- Я никому не говорил того, что сейчас рассказываю вам, нежный мой. А она как-то сумела получить от меня обещание рассказать об этом, хотя бы коротко. До сих пор не пойму, как это ей удалось. Она слышала очень сильно сокращённую версию. 

Джейлзе ожёг человека возмущённым взглядом: 

- Сергей, если не возражаешь, пусть Марс продолжает! 

Человек смешался и опустил взгляд, а Оборотень вновь глубоко вздохнул и продолжил рассказ: 

- Я помню, как очнулся там, в абсолютном одиночестве. Помню, как почувствовал их присутствие. Помню свою радость, когда они до меня добрались. И помню свой ужас, когда после их вопросов осознал, что не помню, ни кто я такой, ни что я делал на этом корабле. Не помню вообще ничего, остались лишь рефлексы да память тела. Но то, что до того момента со мной обращались хорошо - совершенно точно. Иначе бы я не обрадовался чужому присутствию, а постарался спрятаться. 

Оборотень вдруг взглянул на Сергея и неожиданно мягко усмехнулся: 

- Я тогда ласковый был и на чужую ласку откликался охотно. Сам сейчас не верю тому, что помню. 

Сергей беспомощно смотрел на него, чувствуя, как сжимается сердце. А Оборотень продолжал: 

- Целитель попросил у императора разрешения оставить меня на воспитание, и ему разрешили. Он был довольно влиятельным - семью Рэда лечил. Мне у него хорошо жилось, я это и тогда понимал. У него жена была молодая и весёлая, и меня всё братишкой называла. Они мне родителей заменили, на свою беду. 

Оборотень замолчал, переводя дыхание. Сергей поёжился, а Берестов тихо спросил: 

- Почему на беду, Марс? 

Оборотень пожал плечами: 

- Потому что через три года у Рэда появился новый консультант по военным вопросам. Лорд Тайфун. Великий Лорд. Чистокровный Оборотень. Учитель всё сокрушался, что молодой Император связался с этими демонами, и начал меня прятать как бы между делом. То на приём меня не возьмёт, то даст какую-нибудь дрянь, чтобы я заболел, если Рэд прикажет ему меня привести. Думаю, он ещё в самом начале понял, чья кровь течёт в моих жилах. Только затея спрятать меня была обречена на провал изначально. Тайфун однажды просто в гости к учителю нагрянул. И меня увидел. Тьма великая, и почему я тогда не сбежал! Он ведь поговорил со мною и ушёл. А учитель тут же отправил жену дочь годовалую прятать. И меня отправил с запиской к своему приятелю. Тот записку прочитал и заявил, что мне домой возвращаться нельзя - убьют меня. Я спросил его про учителя, а он мне и говорит - дурак, даже если сам в ноги к Оборотню кинешься, их уже не спасти. И что-то говорить начал про то, как мне дальше быть, но я уже не слушал его. Помчался обратно.