глава 26

Это те Оборотни - как правило, полукровки - что, пройдя обучение, по-прежнему проявляют склонность к... милосердию. Выродки выявляются уже после обучения, в момент обнаружения нетипичных реакций на типичные раздражители. Это неполноценные Оборотни - даже в большей степени люди, чем Оборотни - часто со всей определённостью осознающие своё уродство с обоих сторон. Таким редко удаётся дожить до моих лет, но вся моя жизнь - сплошное исключение из правил. Мне пришлось приспосабливаться, имитируя правильные реакции. Потому что лучше жить так, как жил я, чем так, как приходится жить им. Так вот, Берестов, с выродками вы сотрудничать сможете. Если вдруг случится чудо, и вы поможете кому-то из них покинуть Сетх. И если сумеете убедить, что сотрудничество с вами будет ему не в ущерб. С полноценными Оборотнями - чистокровными или полукровками, неважно - вы напрасно потратите время. Тут сработает только жёсткое принуждение. Вы должны показать со всей определённостью, что хозяин положения - вы. После чего вам будут подчиняться, до тех пор, пока вы не дадите слабину. После этого - сами понимаете... Иной возможности приручить Оборотня не существует. 

Джейлзе тихо спросил: 

- По твоим словам выходит, что ты выродок? 

Оборотень хмыкнул: 

- Выбирай слова, Джейлзе. Это вообще-то смертельное оскорбление. 

Артенианин смутился и забормотал извинения, пряча взгляд. Оборотень только отмахнулся. 

- Не извиняйся, ты недалёк от истины. Если бы я не сумел пересилить себя, если бы я сорвался уже после обучения, то в Клетку отправили бы и меня, невзирая на мой высокий статус. 

- В Клетку? 

Угрюмый взгляд исподлобья. Джейлзе вздохнул и спросил: 

- Как же ты сумел притвориться нормальным Оборотнем, да ещё и занять столь высокое положение? 

Оборотень безжизненно усмехнулся: 

- Я мастер по этой части. Я всегда прогибаюсь под ситуацию. До определённого момента. Если пружину сжимать со всё возрастающей силой, она либо сломается, либо однажды выскользнет и разогнётся. И тому, кто её сжимал, мало не покажется. 

Джейлзе подождал ещё немного, ожидая продолжения, но Оборотень снова замкнулся в себе. Сергей предупреждающе взглянул в глаза артенианина и покачал головой. "Не настаивай!" - говорил взгляд землянина. - "Или первым, кто возмутится твоей назойливостью, буду я." 

Артенианин перевёл взгляд на генерала. Тот задумчиво изучал свернувшегося в защитной позе Оборотня. Наконец Берестов спросил: 

- Я надеюсь, это не означает, что вы откажетесь сотрудничать с нами, Марс? 

Оборотень поднял на него взгляд: 

- Я могу отказаться только в одном случае - если пойму, что при дальнейшем сотрудничестве пострадает Сергей. 

Берестов решительно поднялся и заявил: 

- Нас это полностью устраивает, Марс. Вам и вашим любовникам-уншеи выделят жилые помещения в охраняемом комплексе. Под защитным экраном. От вас требуется только готовность идти на контакт. Я предупрежу, чтобы вас не слишком донимали расспросами о прошлом. А вот обоих уншеи придётся допросить потщательнее. 

Оборотень пожал плечами: 

- Как вам будет угодно, Берестов. С моей стороны только одна просьба - предоставьте возможность ежедневного контакта с Сергеем. Если он будет не против. 

Берестов кивнул: 

- Ваше пожелание будет выполнено, Марс. Приступайте, Джейлзе. У вас практически неограниченные полномочия. И любая помощь со стороны властных структур. 

Марс настороженно взглянул на артенианина. 

- Что...? 

- Не волнуйся, Марс. Просто с этого момента начинается твоя адаптация к человеческой жизни.


Тьма на Земле - часть 3

Тонкие запястья, нежная кожа, шёлк тёмных как ночь волос. Сергей задумчиво смотрел на спящего Орхэ. Господи, как же он красив! И с каждым днём всё больше похож на человека. Джейлзе был прав тогда - Оборотень адаптируется с бешеной скоростью. Вот только... Прошло уже три месяца с того момента, как встретились два полукровки, а Оборотень, похоже, так и не начал доверять артенианину. Но, во всяком случае, Марс хотя бы больше не замыкается в себе каждый раз, когда Джейлзе начинает разговоры о прошлом. Слушает рассказы артенианина и Сергея, улыбается, когда они говорят о чём-то забавном, но сам молчит по-прежнему. Сергей давно забросил попытки разговорить Оборотня. Ни к чему хорошему это не приведёт, и как Джейлзе не понимает этого! Терпение Марса велико, но не безгранично. 

Сергей бросил взгляд на часы. Почти девять вечера, им пора собираться на очередную тренировку. И осторожно прикоснулся к плечу Орхэ, тут же отдёрнув руку. Оборотень сонно вздохнул, просыпаясь, и, потянувшись, взглянул на человека. 

- Серш, ты почему не спишь? Иди ко мне. 

Землянин, улыбаясь, покачал головой. 

- Потом, ангел мой, иначе мы опоздаем. Нам пора собираться. 

Орхэ вскинулся на кровати, изворачиваясь, чтобы увидеть часы, и со стоном рухнул обратно: 

- Тьма, и это меня они называют садистом! Эти ваши часы... Такое издевательство Оборотням бы и в голову не пришло! 

Сергей фыркнул смешливо. 

- Должны же мы хоть в чём-то быть лучше? 

Оборотень фыркнул в ответ и вдруг дёрнул человека на себя, и, перекатившись, навалился на него всем телом. Лукаво усмехаясь, потянулся к губам. Сергей замотал головой, пытаясь уйти от одурманивающего поцелуя, но Оборотень легко пресёк эти попытки, ухватив его за подбородок. После поцелуя Марс отпустил ошалевшего человека и поднялся с кровати, начиная одеваться. 

Сергей, тяжело дыша, неверяще уставился на Орхэ. Тот беззвучно засмеялся, искоса посмотрел на него и сказал: 

- Это чтобы ты ждал новой возможности остаться наедине с той же силой, что и я. 

Человек выругался сквозь зубы и, поднявшись, метнулся в душ, провожаемый насмешливым взглядом Марса. Спустя несколько секунд Оборотень последовал за Сергеем. 

Джейлзе насмешливо сощурился, увидев встрёпанного Сергея и умиротворённого Марса. 

- Ну, я вижу, к первой тренировке с людьми ты вполне готов, Марс. А Сергей, похоже, не очень. 

Человек раздражённо фыркнул, а Марс засмеялся мягко: 

- И он готов, не сомневайся, Джейлзе. Вопрос в том, готовы ли люди. 

Джейлзе усмехнулся. 

- Вот сейчас и проверим. 

Два полукровки и человек вошли в здание тренировочного Центра, уже давно знакомое Оборотню. Здесь они обычно тренировались по ночам, когда никого из людей в Центре не было. Оборотень с удовольствием истязал своё тело запредельными нагрузками.