глава 22

Сетх некоторое время изучал ошалелое выражение лица Дхеля, потом мягко засмеялся: 

- Цени, мой хороший! Из всех вас такое я проделывал только с Сергеем. 

Дхель вздрогнул. И потянулся к Оборотню, садясь на постели. 

- Что ты с ним сделал, Господин? 

- Любишь его, Дхель? 

Уншеи отвёл взгляд: 

- Нет. Но я не могу не беспокоиться о нём, Господин. 

Оборотень прикрыл глаза: 

- Не беспокойся. С ним всё хорошо. 

Дхель поёжился, но упрямо проговорил: 

- Ты всегда так говоришь, Господин. 

Сетх запрокинул голову и засмеялся беззвучно. Потом вздохнул и сказал: 

- Нежный мой, зайди к нам, пожалуйста. 

Дхель вздрогнул: 

- С кем ты говоришь, Господин? 

Сергей сказал от двери: 

- Со мной, Дхель. 

Радость, осветившая лицо Дхеля, сетху явно не понравилась. Сергей подошёл к Оборотню, заставил подняться и с удовольствием слизал невпитавшиеся остатки кисловатой крови уншеи с губ сетха. А потом настойчиво и нежно поцеловал. Оборотень задрожал, вжимаясь в него всем телом. Сергей отстранился и тихо сказал: 

- Нелогично, любовь моя. Это я должен ревновать, не ты. 

Оборотень криво усмехнулся, опустив глаза, и тихо сказал: 

- Я ведь спрашивал тебя. Ты дал мне разрешение делать всё, что я сочту нужным. 

- Так я дал тебе разрешение на это? 

- Как ты себе представлял сохранение его жизни, Серш? Без этой подпитки он снова начнёт повторять свои попытки умереть. 

- Хорошо, Марс. Дхель останется твоим любовником. И Гхарт, если захочешь, тоже. 

- Тебе это безразлично. 

- Абсолютно. Для меня важнее, что ты остаёшься _моим_ любовником. 

- И не ревнуешь? Ничуть? 

Сергей заглянул в глаза Оборотня. И решил ответить правду: 

- Ревную. Но понимаю, что только меня тебе не хватит. К тому же, к Дхелю ревновать было бы глупо. Он такая же твоя собственность, какой был и я. 

Оборотень усмехнулся: 

- Другая. Ему я никогда не позволял того, что позволяю тебе. Спроси генерала, можно ли нам остаться вдвоём на эту ночь. Через двенадцать часов Дхель придёт в норму и перестанет остро нуждаться в моём обществе. 

Сергей поцеловал его ещё раз и пошёл к двери, искоса взглянув на ошеломлённого Дхеля. Уже на пороге услышал смешок: 

- И передай Джейлзе, что его задница пока в безопасности. 

Сергей не удержался и фыркнул, переступая порог. Джейлзе фыркнул в ответ: 

- Безмерно признателен, Марс. 

Сергей сдавленно хихикнул: 

- Не радуйтесь, Джейлзе, ключевое слово тут "пока". 

Гхарт возмущённо посмотрел на Сергея: 

- Я не желаю оставаться его любовником! 

Сергей пожал плечами: 

- Как хочешь, Гхарт. Заставить тебя он здесь не сможет, даже если захочет. Значит, всё его внимание будет доставаться мне и Дхелю. 

Уншеи побледнел и безнадёжно прошептал: 

- Ну и гад же ты. 

Сергей удивлённо посмотрел на Гхарта: 

- В связи с чем столь нелестное определение? 

Гхарт насупился: 

- У него шантажировать научился? Ты же знаешь, что Дхеля я не брошу! 

- Может, он ещё и не захочет. 

Гхарт устало прикрыл глаза: 

- Теперь я захочу. Как вспомню, что он с Дхелем вытворял, так и захочу! И ради того, чтобы снять с Дхеля часть этой ноши, пойду ещё и не на такое. В ногах у него валяться буду, лишь бы взял. 

- Гхарт, может быть, не всё так мрачно. 

Уншеи беспомощно посмотрел на землянина: 

- Не надо, Сергей. Господину стоит только пожелать, и я приду к нему добровольно. Одного Дхеля я не оставлю. 

Низкий бархатный голос со стороны двери заставил вздрогнуть всех: 

- Ну и чудесно, Гхарт. Берестов, я надеюсь, вы нас извините. Допрос можно будет устроить утром. 

Берестов ошеломлённо кивнул, не говоря ни слова. Оборотень хмыкнул и поманил к себе Гхарта. Белый словно молоко уншеи скованно шагнул за дверь. Оборотень ласково улыбнулся Сергею напоследок, бросил долгий задумчивый взгляд на вдруг покрасневшего Тырина, скользнул безразличным взглядом по Джейлзе и захлопнул за собой дверь. 

Берестов вдруг фыркнул. Сергей удивлённо посмотрел на него. Берестов с усмешкой проговорил: 

- Он явно ожил. У меня начало складываться впечатление, что хозяин здесь он. 

Джейлзе заулыбался: 

- То ли ещё будет, Берестов. Надеюсь, вы продумали, как собираетесь его контролировать? 

Сергей вскинул голову. Берестов смотрел на него. Джейлзе задумчиво хмыкнул: 

- Поговорим наедине, Берестов? 

Генерал встряхнулся. 

- Да, Джейлзе. Летов, о вас, собственно, Маврин спрашивал. В плане, не могли бы вы консультацию по Унишу дать. 

Сергей растерянно моргнул: 

- То есть? Это ведь моя работа. Почему это мой начальник у вас разрешения спрашивает на мою консультацию? 

- Ну, конечно, откуда вам знать! Я совсем забыл вам сказать. Простите, Летов, но вас временно перевели во вверенный мне Отдел. Так что в настоящий момент ваш начальник - я. 

Сергей оторопело уставился на генерала, потом прищурился и бросил взгляд на Джейлзе. Процедил сквозь зубы, обращаясь к Берестову: 

- Очень умно. Значит, средство контроля... 

- Летов, что вас собственно не устраивает? Теперь ваша работа почти полностью будет связана с Марсом. Неужели это вас не вдохновляет? 

- Разумеется. И волки сыты, и овцы целы. Я прекрасно вас понимаю, Берестов. 

Генерал растеряно моргнул: 

- Летов, почему вы игнорируете официальное обращение? 

Сергей зло усмехнулся: 

- А мне теперь и не такое можно. Как любимчику здешнего хозяина. 

Берестов побагровел и уже открыл рот, собираясь не то разразиться бранью, не то отдать приказ о наказании нахального подчинённого, но его прервал хохот Джейлзе. Артенианин, отсмеявшись и вытерев слёзы, заявил: 

- Летов, вы с Марсом друг друга стоите! Берестов, пусть ведёт себя как хочет. Дадите ему статус свободного специалиста, и все дела! Он ведь прав по сути. Пока он вам необходим, он может выкидывать и не такие коленца. 

Берестов выдохнул сквозь сжатые зубы. 

- Летов, настоятельно рекомендую вам посетить всё же бывшее место работы и проконсультировать Маврина по интересующим его вопросам. Потом можете быть свободны до утра.