глава 21

Обернулся и вздрогнул: по коридору мимо них трое офицеров с нашивками "внешников" вели Гхарта. На лице уншеи светились недоверие и радость. Берестов остановил офицеров негромким приказом. Один из "внешников" взглянул на Сергея, остальные продолжали внимательно следить за уншеи. На лице офицера мелькнуло узнавание. Сергей припомнил, что видел этого человека, когда Орхэ транспортировали сюда. 

Берестов изумлённо спросил: 

- Летов, вы знакомы с ним? 

И тут Сергей вспомнил: Тырин, тот самый, что едва не орал на генерала Берестова, когда Орхэ упал без сознания. 

Сергей кивнул, и подошёл поближе: 

- Могу я узнать, почему Гхарт здесь? 

- Вы действительно его знаете. 

- Ещё бы мне его не знать! На Унише, в армии Реда, мы делили комнату. 

- Его и ещё одного имперского офицера обнаружили сегодня утром рядом с охраняемым гиперпереходом к нашим заводам на Унише. Второй совсем плох, поэтому обоих привезли сюда, на обследование. А этого сейчас на допрос ведут, видимо? 

Гхарт лихорадочно заговорил, похоже, не обратив никакого внимания на слова Берестова: 

- Сергей, Дхель умирает! Я привёз его на Землю. Может быть здесь сумеют его исцелить? 

- Что с ним, Гхарт? 

- Ты знаешь, что Господин исчез? Хотя... ты исчез вместе с ним. Дхель уж решил, что он убил тебя. Сначала думали, что Господин вот-вот вернётся, ведь такое уже было: исчезал, потом возвращался. А он не вернулся... Трое любимчиков вскрыли себе вены, остальные сумели как-то оклематься. Дхель тоже попытался умереть. Я едва успел остановить кровь. Его пришлось связывать, чтобы не повторил попытку. 

Сергей почувствовал, как сжимается сердце. Вот этого он предвидеть никак не мог, но виноват-то всё равно он! Гхарт, с лихорадочно блестящими глазами, продолжал быстро говорить: 

- Я увёз его тайком, думал, далеко не проберусь, но каким-то чудом сумел добраться до неразрушенного гиперперехода на Землю. И прошли мы тоже чудом. Я не понимаю, нас обоих должно было распылить на атомы... Но мы здесь. Я попросил убежища. Если уж Дхелю здесь не помогут... На Унише нам в любом случае не выжить. Там сейчас такое творится... 

Сергей посмотрел на Джейлзе: 

- Дхель - тот самый, что готовил меня. 

Артенианин кивнул понимающе и обратился к уншеи. 

- Тут может помочь только сам Господин, Гхарт. 

Глаза бывшего офицера потускнели. Джейлзе обратился к Берестову: 

- Дадите разрешение, если Оборотень согласится? 

- Разумеется. 

- Летов, попросите его помочь? Вам он не откажет, даже если не испытывает к Дхелю никаких чувств. 

Гхарт ошеломлённо перебил его: 

- Господин ЗДЕСЬ? 

Джейлзе взглянул на него: 

- Здесь, и совсем недавно тоже балансировал на грани. 

Генерал кивнул Тырину: 

- Идите с Летовым, Тырин. Оборотня в случае согласия сопроводить в палату, где находится этот Дхель. Выполняйте. 

Оборотень вскинул голову, когда они вошли. Промелькнувшая было при виде Сергея радость тут же сменилась звериной настороженностью, когда сетх увидел Тырина. Сергей вздохнул: 

- Любимый, у нас проблема. Здесь Дхель и Гхарт. Как я понимаю, оба дезертировали. Дхель умирает, не хочет жить. 

Оборотень широко распахнул глаза и тут же свернулся в клубок, пряча лицо в ладони. Сергей подошёл к нему и осторожно положил руку на худое плечо: 

- Джейлзе сказал, что помочь ему сможешь только ты. Генерал согласился пропустить тебя к Дхелю, если ты захочешь помочь. Любовь моя, ты поможешь ему? 

Оборотень распрямился. 

- Для тебя - всё что угодно, нежный мой, ты ведь знаешь это. Идём. 

И поднялся с кровати. Когда Оборотень приблизился к Тырину, тот мимолётно прикоснулся к его рукаву и тихо спросил: 

- Что они тут делают с тобой, парень? Ты выглядишь ещё хуже, чем тогда. 

Оборотень встал как вкопанный. Обернулся к Тырину, испытующе взглянул в глаза. И улыбнулся. Тырин почувствовал, что не может дышать. Более прекрасного и щемящего сердце зрелища, чем эта улыбка, он не видел ещё ни разу в жизни. 

- Всё нормально, офицер. Теперь уже всё нормально. Спасибо. 

Когда они дошли до палаты Дхеля, все остальные были уже там. Гхарт оторопело уставился на истощённого до предела Господина. Оборотень вопросительно поднял бровь. Гхарт смешался и опустил глаза. Сетх обернулся к Сергею: 

- Нежный мой, ты учёл, что мне, возможно, придётся не просто целовать его? Ты понимаешь меня? 

Сергей кивнул: 

- Делай всё, что сочтёшь нужным. 

- Гхарт? 

Уншеи горячо закивал: 

- Всё, что угодно, Господин, только бы он остался жить. 

Оборотень дёрнул углом рта. 

- Берестов, удалите оттуда персонал. Незачем им это видеть. 

Генерал отдал распоряжение, и через пару минут в палате остался только растерянно озирающийся, привязанный к постели Дхель. 

Оборотень поднял бровь: 

- Зачем его привязали? 

Один из врачей тихо пояснил: 

- Когда он понял, что его пытаются заставить жить, начал буйствовать. 

Оборотень хмыкнул и вошёл в палату. 

Дхель уставился на сетха расширенными глазами. Молча. Оборотень тоже молчал. 

Присел на край постели, отстегнул ремни, освобождая вдруг обмякшее тело, и внезапно одним движением стиснул ошеломлённого уншеи в объятиях. Дхель застонал, выгибаясь, и обхватил сетха руками, обнимая в ответ с той же яростной силой. По лицу бывшего имперского офицера покатились неудержимые слёзы. Оборотень запустил руку в светлые волосы и медленно оттянул голову Дхеля назад. Уншеи всхлипнул и расслабился, опуская руки. Сетх тихо проговорил: 

- Значит, сдохнуть задумал, да, Дхель? Не выйдет. От меня так просто не уходят, мальчик мой. 

И впился в покорно приоткрывшиеся губы жестоким поцелуем, глотая тихий стон уншеи. Глаза Дхеля закатились, тело судорожно вздрагивало, но уншеи не делал даже попытки как-то изменить своё положение. Не отрываясь от его губ, Оборотень рванул ворот одежды, освобождая торс Дхеля. Тот с готовностью стал помогать в этом сетху. Оборотень прервал поцелуй, только когда Дхель начал задыхаться. Не выпуская светлых прядей, потянул руку вниз. Уншеи со всхлипом втянул в себя воздух и покорно распластался на кровати. Оборотень выпустил волосы Дхеля и вдавил ноготь в белую кожу под ключицей. Впечатление было такое, словно через тело уншеи пропустили ощутимый электрический разряд. Дхель вскрикнул и заметался, пытаясь уйти от мучительной боли прикосновения сетха. Оборотень сузил глаза и свободной рукой влепил уншеи тяжёлую оплеуху. Из разбитой губы побежала струйка крови. Сетх наклонился и слизнул её, вдавливая ноготь сильнее. Дхель захрипел беспомощно. Из-под ногтя заструился ручеёк тёмной крови. И тут Оборотень с оттяжкой полоснул ногтём, вспарывая кожу, и убрал руку, накрывая рану под ключицей ртом. Дхель ахнул беспомощно и сглотнул, закрыв глаза. Оборотень сделал несколько глотков и принялся вылизывать рану. Дхель выгнулся, широко распахивая глаза и беззвучно хватая ртом воздух. И обмяк только после того, как Оборотень отстранился.