глава 2

Сергей расширившимися глазами уставился на Стоцкого: 

- Вы что, с ума сошли?! Да какой Оборотень позволит прикоснуться к себе? Это же... Стоп, КАК вы его "успокаивали"?!! Мать вашу, да что вы тут натворили?! 

И решительно шагнул к двери, услужливо открывшейся перед ним. 

В комнате Сергей сбавил темп. Если они раздражали Оборотня подобным образом, то, в невменяемом состоянии, он может кинуться и на Сергея. Надо бы поосторожнее. Он подошёл к скорчившемуся на полу Орхэ и тихо позвал: 

- Марс. 

Никакой реакции. 

Сергей присел рядом с сетхом и осторожно протянул руку, отводя упавшие на лоб волосы. Стеклянный, отсутствующий взгляд Орхэ потряс его настолько, что Сергей, не задумываясь о последствиях, резким движением притянул сетха к себе и, прокусив свою губу изнутри до крови, принялся целовать Оборотня. Безвольные губы послушно раскрылись, и Сергей, холодея, понял вдруг причину такого состояния сетха. Как только кровь человека попала в рот Оборотню, тот инстинктивно сглотнул. Сделал несколько неуверенных движений языком и вдруг задрожал, затрясся в неуправляемом ознобе. 

Сергей отстранился и заглянул ему в лицо. Сетх по-прежнему смотрел сквозь него, но теперь в выражении лица Оборотня появилась едва заметная горечь. Сергей вновь обнял Оборотня, нежно поглаживая по спине, и зашептал ему на ухо: 

- Орхэ, ангел мой, что они с тобой тут делают? 

Оборотня будто током ударило. Он дёрнулся и резко оттолкнул Сергея от себя. Бешеный, ненавидящий взгляд словно заморозил внутренности. Сергей тяжело сглотнул и выдавил: 

- Марс, это я. 

Выражение глаз Оборотня не изменилось, только губы искривила издевательская ухмылка. Сергей содрогнулся, услышав хриплый полушёпот: 

- Вижу, сладкий. Что, они привели тебя, чтобы я протянул подольше? Или ты хорошо себя вёл, и теперь я - твоя награда? Возьмёшь меня на глазах у всех, да, мой хороший? 

При этих словах на лице Оборотня промелькнуло настолько загнанное выражение... Горло сдавил спазм. Сергей, не отводя взгляда от измученного лица сетха, медленно поднялся на ноги, плавным движением отступил к двери и вышел. Едва дверь закрылась за ним, мнимое спокойствие исчезло. Сергей метнулся к Стоцкому, схватил за лацканы пиджака и с силой впечатал в стену. Тот задохнулся и, стараясь оторвать от себя руки агрессора, отчаянно заверещал: 

- Что вы себе позволяете?! 

Сергей яростно зарычал: 

- Мать вашу, кто делает это с ним? Кто?! Ваша работа? Или исполнителей наняли? 

Его с трудом оторвали от перепуганного Стоцкого, и генерал спокойно поинтересовался: 

- Ну и что всё это значит? 

Сергей встряхнулся и, стараясь унять бешеное сердцебиение, очень тихо сказал: 

- Значит, теперь это норма и для людей, господин генерал? Я думал, какие-то понятия о человечности у нас всё же остались. 

- О чём это вы, Летов? 

- О том, что эти две, а, может и все три недели "объект" подвергается насилию. Физическому и сексуальному. 

Берестов оцепенел. Среди солдат и офицеров группы контроля пошли шепотки и тут же смолкли, стоило лишь Берестову бросить взгляд в ту сторону. Генерал опять посмотрел на Сергея. 

- Летов, извините за столь личный вопрос, он был вашим любовником? 

- Да. 

- Почему вы умолчали об этом ранее? 

Сергей зло сощурился. 

- Господин генерал, неужели вы не представляете себе, каким образом достаётся место личного адъютанта? Мне в подробностях расписать? 

- В подробностях не нужно. Но вы могли хотя бы упомянуть... 

- Генерал, простите, что вы вообще знаете о сексуальных предпочтениях Оборотней? 

Берестов чуть покраснел. Сергей язвительно хмыкнул: 

- Вот и я знал столько же. И в первый же день угодил под его пристальное внимание. А ведь до этого задания я был натуралом, господин генерал. 

Берестов заглянул в его глаза. 

- И вас это... беспокоит? 

- ЭТО меня как раз "беспокоит" не слишком. Меня выворачивает наизнанку от необходимости говорить об этом! 

- Сочувствую... Вы недавно работаете во Внешнем Отделе? Да? Так я и думал. Знаете, Летов, к подобным отношениям здесь относятся спокойно. У нас люди с предрассудками надолго не задерживаются, слишком широкий диапазон приемлемого у различных рас... И как же вы определили, что было насилие, Летов? 

Сергей глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. 

- Он ушёл в себя, пытается защититься от боли. А когда очнулся... Да вы же сами видели! 

Берестов кивнул задумчиво, а Стоцкий возмущёно фыркнул: 

- Это не доказательство! 

Сергей сузившимися глазами взглянул на него: 

- Вам доказательства нужны? Так проверьте информацию с голокамер за сегодняшнюю ночь! 

- Чушь какая... 

Берестов вмешался: 

- Шаталов, проверьте-ка. 

Один из офицеров отдал честь и сел за пульт, подключив к нему портативный комп. Через пару минут повернулся к генералу. 

- В высшей степени интересно, господин генерал. Часть информации изъята. Тут явно поработал какой-то умелец. Если бы не сравнение с информацией с резервных камер, никто бы ничего не заподозрил. 

Стоцкий даже с лица опал. 

- Ре-резервных?! 

Берестов остро взглянул на него. 

- Не знали? Очень хорошо. Вам об этом знать и не положено. Шаталов, снимайте-ка информацию на месте пропуска. Да, и по всем трём неделям пройдитесь. Посмотрим, чем тут у нас занимаются. 

- Пропуски дают не только камеры в палате, господин генерал. 

- Где ещё? 

- Подвал, помещение 16С. 

- Семёнов, Чащин, проверьте-ка, что у нас там. 

Названные рядовые отдали честь и поспешно ретировались. Через некоторое время зашуршал коммуникатор. Генерал приказал: 

- Дайте громкость. 

Голос одного из рядовых заполнил комнату: 

- ...чистый, а вот на стене в углу есть следы крови. Если не присматриваться, и не заметишь. Э, да тут целая лужа была! Потёки ещё не засохли. 

- Сделайте соскоб в нескольких местах и возвращайтесь. Помещение опечатать.