глава 12

От этих слов, сказанных насмешливым тоном, рассудок вдруг заволокла кровавая пелена ярости. Сергей зарычал, едва отдавая себе отчёт в том, что говорит: 

- Ну, уж нет! Хватит с меня твоих игр! Сам всё это заварил, сам и расхлёбывай! Тварь! Оставайся со своей чёртовой магией! Видеть тебя больше не желаю! 

Землянин выбежал из комнаты, от души хлопнув дверью. Бесстрастные камеры зафиксировали, как Оборотень, безучастно смотревший на захлопнувшуюся дверь в течение некоторого времени, вдруг запрокинул голову и засмеялся беззвучно. А потом опустился на пол прямо там, где стоял, сворачиваясь в удивительно компактный для своего роста комочек. 

Берестов отвёл взгляд от распечаток и взглянул через стекло на Оборотня. За считанные дни этой внезапной размолвки с Летовым Оборотень исхудал так, словно и не прекращались те издевательства над ним. Марс вновь отказался от еды, и его вновь начали кормить внутривенно. Оборотень относился к этому абсолютно равнодушно, не сопротивляясь ничему, что с ним проделывали, хоть контроллера на шее у него уже не было. С ксенопсихологом он, правда, разговаривать отказался. 

Берестов вошёл в комнату Оборотня. Тот равнодушно повёл глазами в его сторону, не изменив свою позу ни на йоту, и вновь безучастно уставился в пространство. 

Берестов вздохнул: 

- Марс, могу я узнать причину вашей голодовки? 

Молчание. 

- Это Сергей Летов? 

Быстрый взгляд в его сторону. 

- Что у вас с ним произошло, могу я узнать? 

- Ничего не произошло. Просто я сказал ему правду, а его эта правда не устроила. Бывает. 

- Это повод морить себя голодом? 

Молчание. 

- Марс, вы ведёте себя как ребёнок. 

Слабая усмешка. 

- Я могу чем-то помочь? 

Изумлённый взгляд и тихое: 

- Как вы это себе представляете, Берестов? 

Берестов почувствовал, что его терпение на пределе. 

- Марс, вы хотите, чтобы я поднял архивные записи? 

- Как будто вы их не видели... 

- Представьте себе, нет! 

- Так посмотрите. Правда, ничего интересного там нет. Вот если вы поднимете те, другие записи... 

- Прекратите. 

- Прошу прощения, Берестов. 

- Марс, вам ведь плохо. Я хочу помочь вам. 

- Вы можете помочь мне только одним способом - уничтожить меня как можно быстрее. Вы всё равно не сможете использовать меня. Я очень скоро сойду с ума. 

- Почему? 

Пауза. 

- Так всегда бывает, если собственность разлучить с хозяином надолго. 

- Может быть, проще попробовать вразумить хозяина? 

- Что вы имеете в виду, Берестов? 

- Действительно не понимаете? 

- Нет. 

- Чёрт возьми! Да притащить сюда Летова и запереть его с вами в этой комнате! 

- Очаровательно. Но лучше не стоит. 

- Почему? 

- Я могу не выдержать и убить его. Или искалечить. Вы готовы пойти на риск потери сотрудника ради того, чтобы заполучить себе ручного Оборотня? 

- Не в этом дело... 

- Не надо, Берестов. Я не нужен ему. Он не желает меня видеть. Я это чувствую. 

На следующий день пришёл ответ на запрос генерала. Ксенопсихолог с Артеи извещал его, что в исследованиях сейчас перерыв, а потому он с благодарностью принимает любезное приглашение уважаемого господина Берестова. К вечеру Лунный Портал - крупнейший гиперпереход Солнечной системы - принял гостя с Артеи, планеты-близнеца Старой Терры, Аан-тара Джейлзе. Берестов встречал его сам и на личном челноке немедленно переправил в окрестности клиники Терье, минуя таможню. 

Джейлзе задумчиво оглядел истощённого Оборотня через стекло и изрёк: 

- Берестов, зачем вы это делаете? Разве вы не знаете, что насильно приручить взрослого Оборотня невозможно? 

- Что за чёрт, и вы туда же?! Почему вы все считаете, что я нуждаюсь в ручном Оборотне?! 

- А кто ещё так считает? 

- Он сам и считает! 

- И что говорит? 

- Чтобы я отдал приказ на его уничтожение, причём как можно скорее. 

- Вот уж не ожидал такого от Оборотня. Он заботится о вашей безопасности. Очень странно. 

- Что значит "заботится"? 

- То и значит. Он запустил процесс уничтожения личности. Скоро он превратится в неразумного хищника. У них такой способ самоубийства, Берестов. Убить сами себя они не могут и вынуждают сородичей к убийству из самозащиты. Обернувшийся - действительно жуткая вещь. 

Генерал выдержал паузу, внимательно изучая артенианина. Джейлзе был тем самым специалистом, посвятившим свою жизнь изучению психологии Оборотней. И, судя по всему, в предмете разбирался неплохо. 

- Джейлзе, я хочу вам кое-что рассказать. И, возможно показать. 

Выслушав Берестова и просмотрев несколько голозаписей, артенианин откинулся на спинку стула и захрустел суставами, потягиваясь. 

- Берестов, у вас есть шанс сохранить ему жизнь. Поговорите с Летовым. 

- Я предложил Марсу это... 

- Не надо никому ничего предлагать. Психика вашего подопечного на грани слома. Он неадекватен. Оборотней вообще трудно назвать адекватными с человеческой точки зрения, но неадекватность этого конкретного Оборотня признали бы и его сородичи. Честно говоря, мне становится его жаль. Пройти через обучение и взросление, сохранив свою личность, и бросить её к ногам человека, который не в состоянии даже оценить этой жертвы... Пожалуй, я хочу присутствовать при вашем разговоре с этим человеком. 

- Зачем вам это? 

- Мне интересно, что нашёл в нём Оборотень такого, за что ему не жаль отдать единственную свою драгоценность. 

- Свою личность, Джейлзе? 

- Нет, Берестов, свою любовь.