глава 11

Генерал внимательно выслушал рассказ Сергея, изредка окидывая взглядом отрешённо молчащего Оборотня. У Берестова сложилось впечатление, что тот уже сделал всё от него зависящее для того, чтобы больше не разлучаться с любовником, и теперь спокойно ждёт результатов. 

Генерал поёжился и обратился к нему: 

- Марс, теперь я хочу выслушать вас. 

Оборотень моргнул и тихо сказал: 

- Берестов, поступайте так, как должны поступать. Мои чувства не должны заботить ни вас, ни Сергея. Я знал, на что шёл, когда отдавал себя в полное владение человеку. 

Сергей, не выдержав, взорвался: 

- Твою мать, сейчас же прекрати это! Ты же меня просто наизнанку выворачиваешь! 

Глаза Оборотня остекленели. Он судорожно вздохнул и выдавил: 

- Прости, Сергей. 

Летов беспомощно посмотрел на генерала. Берестов вздохнул: 

- Марс, пожалуйста, ответьте на мои вопросы. 

Оборотень опустил голову: 

- Спрашивайте, Берестов. 

Берестов помолчал немного, собираясь с мыслями, и спросил: 

- Всё, что рассказал Летов, соответствует действительности? 

- Да. 

- Вам действительно будет плохо без его присутствия? 

- Да. 

- Зачем вы сделали это? Я имею в виду, зачем вам отдавать себя в собственность кому бы то ни было? 

Оборотень хмыкнул: 

- Берестов, а зачем вообще отдают себя в собственность? Вот вы, например. Неужели у вас в доме нет хозяйки? 

Генерал моргнул ошарашенно. И вдруг понял, о чём говорит Оборотень. 

- Вы имеете в виду жену? Есть, конечно. Но мне она не хозяйка! 

Оборотень взглянул на него исподлобья и насмешливо покачал головой: 

- Она позволяет вам всё, что угодно? Не сердится, когда исчезаете, не предупредив, ни слова не скажет, если переспите с кем-то со стороны, и она об этом узнает? Никогда не контролирует вас? Никогда не заставляет делать то, что хочется ей, неважно какими способами? 

Берестов открыл было рот, чтобы возразить, но вдруг призадумался. А ведь действительно... Он закрыл рот и помотал головой. Оборотень, внимательно изучавший его лицо, удовлетворённо кивнул: 

- И совершенно неважно, что вы сами думаете обо всём этом, Берестов. Если на эти вопросы вы для себя ответили: "Нет", то она - ваша хозяйка. Если же ответ: "Да", то это вы - её хозяин. 

Берестов снова поёжился: 

- Хорошо, этот вопрос мне более-менее ясен. Оставайтесь, Летов. Должен только предупредить вас обоих, что камеры будут работать. И защитный экран тоже. 

Оборотень хмыкнул: 

- Разумеется, Берестов. Я понимаю, не сомневайтесь. Прежде чем полностью доверять незнакомцам, сначала нужно их проверить. 

Когда они остались наедине, Сергей, наконец, заглянул в глаза Оборотня. И ужаснулся. Там снова стыл арктический лёд. 

- Марс, что случилось? Что я сделал не так? 

Оборотень бесстрастно сказал: 

- Всё в порядке, Сергей. 

Человек почувствовал, как сердце ухнуло в пятки. Оборотень называл его полным именем, когда хотел подчеркнуть дистанцию между ними. 

- Марс, пожалуйста, скажи мне, что происходит? 

- Сладкий, а что может происходить? Я твоя собственность, и ты, наконец-то, можешь делать со мной всё, что только взбредёт тебе в голову. Ограничения накладывают лишь ваши законы. 

- Марс, ты сомневаешься в моей любви? 

- Сомневаюсь, сладкий. 

Сергей раздражённо встряхнулся: 

- И почему же, позволь спросить?! 

Оборотень хмыкнул: 

- Сейчас объясню, почему. Когда начинается обучение Оборотня-подростка, Наставник берёт не только тело, но и душу. То самое заклятие, превращающее тебя в собственность. Ты можешь сходить с ума от боли, можешь ненавидеть его до полного одурения, но ты всё равно будешь нуждаться в его внимании. В любом контакте с ним, даже самом болезненном, даже самом мимолётном. Ничего не напоминает, нежный мой? 

Сергей растерянно заглянул в лицо Оборотня: 

- Так что же выходит, то, что я был так одержим тобой тогда, это только твоя магия? И ничего больше? 

Оборотень усмехнулся: 

- Да. 

Сергей почувствовал, как закружилась голова. 

- Ты... Я был уверен, что люблю тебя, а ты просто манипулировал моим сознанием? 

- Можно и так сказать. 

Чёрт, как же больно! Зачем Орхэ это делает?! 

- Зачем ты рассказал мне об этом?! 

- Теперь, когда моя магия спит, у тебя есть хороший шанс разобраться, наконец, со своими чувствами ко мне. 

- Дерьмо! Какого чёрта ты тогда отдал себя в собственность именно мне?! 

- Захотел. Не переживай так, эту связь ты можешь разорвать в любой момент. 

- Каким образом? 

- Просто убей меня. 

Сергей осёкся и внимательно посмотрел в глаза Оборотня. Там была такая тоска, что Сергею сделалось не по себе. 

- Ор... Марс. 

Судорога по лицу. И снова бесстрастное внимание. 

- Марс, скажи, ведь есть другой способ? Иначе как же ты разорвал связь со мной? 

Злая усмешка. 

- Тебе этот способ не подойдёт. 

- Почему? 

- Ты мечтал освободиться от моей власти, хотел вновь стать свободным. 

Сергей протестующе замотал головой: 

- Не хотел! 

- Хотел, сладкий. Ты мечтал о равноправии. Это равносильно нежеланию подчиняться. 

Сергей опустил голову. 

- Всё верно, мечтал. 

Сетх хмыкнул: 

- Так вот. Непременное условие для мягкого разрыва связи - его должны хотеть обе стороны. 

Человек тихо спросил, еле сдерживаясь, чтобы не заорать от невыносимого ощущения предательства: 

- И почему же мне не подойдёт этот способ? 

- Потому что я от тебя освобождаться не хочу. 

От такого заявления Сергей просто оторопел. 

- Выходит, ты на всю жизнь теперь привязан ко мне? 

- До тех пор, пока не захочу освободиться. 

- И что надо сделать, чтобы ты захотел? 

- Можешь попробовать это выяснить.