глава 49

Ещё три дня они провели в блаженной неге. Оборотень продолжал поддразнивать Сергея эльфийским происхождением, в итоге доведя почти до бешенства. Потом извинялся и старался загладить вину, объяснив своё поведение тем, что пробует обучать Сергея. Как молодого Оборотня. Просто так, из любопытства пробует, а вот результат выходит весьма неожиданный. 

- И какой же? 

- А ты реагируешь в точности, как десятилетка. Кое в чём, правда, реакции соответствуют поведению двадцатилеток, но в остальном... Подловить тебя можно с лёгкостью. Странно, Серж, очень странно. Если бы не твои щиты... 

Сергей скривился: 

- Помнишь, что было, когда я попросил тебя помочь мне снять их? Мне уже самому жутко. 

Оборотень покачал головой. 

- И правильно. Но снимать их как-то всё же придётся. Мне страшно представить себе, что произойдёт, если они рухнут сами. Вот только одному мне не справиться... 

Сергей молча смотрел на задумавшегося Оборотня. После паузы спросил: 

- Значит, обучаешь, как Оборотня? Как Джейлзе? 

Оборотень подозрительно взглянул на него: 

- И что? 

Сергей нахмурился: 

- Так есть во мне кровь Оборотней, или нет? 

- Ну, строго говоря... 

- Что? 

- Моя кровь в тебе, а твоя во мне. Пока мы вместе, у тебя теоретически могут проявляться способности, подобные моим. У меня, соответственно, могут проявиться твои способности. Но это только теория. В реальности такого ещё никогда не происходило. 

- Так ведь происходит. Сейчас. Или я неправ? 

- Я не знаю, Серш. Я боюсь поверить в то, что происходит. Это страшно, на самом деле страшно. Кровь Оборотней не смешивается с кровью эльфов. Никогда. Возможно, прослойкой между ними у нас служит человеческая кровь. А возможно, и нет. То, что выйдет в результате - уже не может принадлежать тварному миру. Двуединое существо. Боги такого просто не позволят. 

- Что ты несёшь, Марс?! 

Оборотень вздрогнул и словно очнулся, виновато пробормотав: 

- Ерунду всякую. Прости, я не хотел тебя испугать. 

Сергей помотал головой: 

- Но у тебя здорово получилось. Что за мистика творится, Марс, ты можешь мне объяснить? 

Оборотень взглянул на человека почти беспомощно: 

- Не могу. У меня нет никакой информации, кроме предчувствий. К ним стоит прислушаться, но я не никак пойму, откуда грозит беда, Серш. 

- Беда? 

- Неприятности. Крупные. С далеко идущими последствиями. И скоро. 

Сергей только поёжился под взглядом, устремлённым сквозь него. 

- Марс. 

Оборотень сфокусировал на нём взгляд: 

- Да, Серш? 

- На эту ночь я не смогу остаться с тобой. Вернулись родители, и бабушка просила приехать. Без тебя, если это будет возможно. Думаю, мне предстоит нелёгкий разговор. 

Оборотень хмыкнул: 

- Что так? Твои родители тоже не любят Оборотней? 

Сергей ухмыльнулся: 

- Боюсь, они совершенно не ждут, что вместо жены я приведу домой мужчину. Так что, до завтра, ангел мой. Если отец меня не прибьёт, утром вернусь. 

Оборотень нахмурился: 

- Прибьёт? 

Сергей отмахнулся: 

- Это выражение такое. Максимум, что они могут сделать - это отказаться считать меня своим сыном. Но этого мне хотелось бы избежать. 

Оборотень сжал руки Сергея в ладонях и тут же выпустил. 

- Возвращайся в любом случае, нежный мой. Я буду ждать. 

Домашняя ссора была в самом разгаре. Сергей молча сидел в стороне, слушая, как мать возмущённо обвиняет бабушку и деда во лжи. Бабушка рассказала всю предысторию, о своём происхождении и о эльфийской крови в жилах отца. Тот тоже притих и внимательно наблюдал за женой. Мать распалялась всё сильнее, крича, что уж от неё-то они могли бы и не скрывать такие сведения, и Сергей не выдержал: 

- Бабушка, да скажи ты им ту новость, ради которой, собственно, и затевался этот разговор, и покончим с этим! Если бы не я, ты ведь и дальше молчала бы, правда? 

Бабка виновато взглянула на внука. 

- Молчала бы, это точно. Только пусть уж лучше на меня кричат, чем на тебя. 

- Ба, не надо. Скажи им. Или мне самому сказать, что мой любовник - Оборотень? 

После этих слов за столом воцарилась оглушающая тишина. Мать растерянно переводила взгляд с мужа на сына, очевидно надеясь, что ослышалась. Отец затаил дыхание, расширенными глазами глядя на Сергея. Дед тихонько хмыкнул: 

- Эк ты с плеча рубанул! Ну что, дети, как вам новость? 

Отец и мать посмотрели на деда, как на сумасшедшего. Отец кашлянул и смущённо уставился на свою тарелку. Мать перевела взгляд на Сергея и почти спокойно спросила, обращаясь к деду: 

- Какая именно? Я услышала сразу две новости, и обе - не сказать, чтобы очень уж банальные. 

Андрей серьёзно сказал, давя неуместную улыбку: 

- Та, которая так резко заставила тебя забыть о том, что твой супруг - на четверть эльф. 

Женщина бледно усмехнулась: 

- Да уж! Эта новость меркнет перед двумя последующими. 

И замолчала, изучающе разглядывая сына. Сергей вздохнул. И посмотрел на отца. Тот рассматривал его, как редкого и опасного зверя. Сергей стиснул зубы. Заговорить первым сейчас - признать свою слабость. Придётся ждать, пока родители сделают свой ход. 

Первой не выдержала мать. 

- Как я понимаю, сынок - то, что он твой любовник, является следствием того, что он Оборотень? Правильно? 

Сергей настороженно кивнул. Мать нахмурилась: 

- Он принудил тебя? 

- И да, и нет. Сначала было принуждение, потом я остался с ним добровольно. 

Мать вздохнула: 

- Час от часу не легче. Мой сын - гей. 

- Наш сын бисексуал, Лена. 

Сергей вздрогнул и перевёл взгляд на отца. Тот казался совершенно спокойным, напряжение выдавали лишь стиснутые пальцы рук, лежащих на столе. 

Мать растерянно взглянула в глаза мужа: 

- Это с чего же такое заключение, Олежек? 

Отец усмехнулся одними губами. 

- Во-первых, девушек он не избегает, а во-вторых, наследственность ведь должна была сказаться, правда? 

Мать беззвучно прошептала: 

- Что? 

Отец опустил взгляд. 

- И я в мужчину влюблялся по молодости. Безответно, правда. 

Сергей оторопело уставился на отца. Тот фыркнул: 

- Раз уж сегодня вечер откровенности, почему бы и не признаться, Алёнушка? 

Мать возмущённо зашипела: 

- А потом со мною утешился?! Ну ты и гад! 

Вскочила и пулей вылетела из дома. Отец посмотрел на растерянного Сергея и неожиданно подмигнул ему. И бросился за матерью. 

В себя Сергея привёл тихий смех бабушки. Дед прикрыл лицо рукой и тоже с трудом удерживался от смеха. Полуэльфийка ласково посмотрела на внука: 

- Иди спать, внучек. Они помирятся. И мать смирится с тем, что ты с мужчиной спишь. Раз уж Олег тебя прикрыть собой решил, ей другого выхода не останется. Нет, ну каков Олежка! Вот так заявить, что не только женщин любит, да ещё перед женой... Теперь ясно, в кого ты такой уродился. 

Сергей задумчиво спросил: 

- Ба, а что, для эльфов бисексуальность - это в порядке вещей? 

Бабка вдруг смущённо покосилась на деда. 

- Да. 

Андрей не выдержал и рассмеялся уже в голос. Вытирая текущие слёзы, обратился к внуку: 

- Молодец, Серёжка! Всех на чистую воду вывел! Светочка, радость моя, ты что, думала, я этого не знаю? 

Полуэльфийка фыркнула: 

- Представь себе, думала! Ну, раз ты всё знаешь, значит, про Ксюшу я могу не рассказывать? 

- Можешь. Она до сих пор тебя с теплотой вспоминает. Постарела, правда, сильно, но ты - одно из лучших воспоминаний в её жизни. 

Сергей, растерянно моргнув, с трудом выдавил: 

- Какая Ксюша, вы о чём? 

Дед лукаво посмотрел на внука. 

- Да любовница Светина, Ксения Садовская, та, что лечила её после Сетха. Я-то лишь со временем Светочкино доверие заслужил, уж больно изломали её, перед тем, как она к нам в руки попала. От мужских прикосновений криком кричала. 

Сергей молча уставился на бабку. Та пожала плечами. 

- Так всё и было, внучек. Я уже взрослой на глаза Лорду попалась. До той поры меня Оборотни не замечали - эльфийка и эльфийка, целительского дара не так, чтобы много, и внешность не так, чтобы очень. Бесполезное создание, в общем. А потом у нас Лорд сменился... 

Это страшно, когда Лорды сменяются, внучек. Новый Лорд обычно лютует втрое жутче прежнего. Вот я ему на глаза и попалась. И он меня отделал так, что пластом несколько суток лежала. А как подняться смогла, чуть ли не на четвереньках сбежала. И прямиком в объятия Андрюши угодила. 

Дед подхватил: 

- Я тот рейд на всю жизнь запомнил. Мы первый раз решили поближе к замку подойти, и тут на меня такое чудо растрёпанное вылетает. Глаза дикие, кусается и царапается, что твоя кошка! А как прижал я это чудо покрепче, вот тогда-то мне страшно и стало - словно кукла неживая у меня в руках оказалась. Только вот не слышал я никогда, чтобы куклы скулили так жалобно. 

Полуэльфийка скривилась. 

- Я об этом уже лет сорок забыть мечтаю. Только вот никуда от прошлого не денешься. 

Они замолчали как-то одновременно. Лана посмотрела на Сергея и сказала серьёзно: 

- Иди спать, Серёженька. 

Сергей вздрогнул: 

- Ба, не надо, не называй меня так. 

Бабка понимающе усмехнулась: 

- Не буду, родной. Иди. Тебе вставать рано придётся. Всё хорошо будет. Иди. 

Вернувшись в охраняемый комплекс наутро, Сергей обнаружил у дверей, помимо охранников, группу незнакомых спецназовцев и генерала Берестова. 

- Что тут происходит? 

Берестов устало посмотрел на него. 

- Меня сегодня в рань несусветную подняли, Летов. 

Один из охранников зло сплюнул. 

- Сбежал ваш Оборотень! Ещё ночью! Пополнил резерв, и поминай, как звали. 

Сергей возмущённо фыркнул: 

- Да что вы несёте! Некуда ему сбегать. Вернётся. 

- Мечтайте. 

- Он вернётся! 

На поясе одного из спецназовцев вдруг зажужжал и защёлкал индикатор. Парень сорвал прибор с пояса и изумлённо выдохнул: 

- Твою мать! Прорыв прямо в здании! 

Сергей облегчённо заулыбался: 

- Ну вот, я же говорил - вернётся. 

Берестов с надеждой посмотрел на него: 

- Думаете, он? 

Сергей бросился внутрь здания, на бегу выдохнув: 

- Кто же ещё? 

Спецназовец крикнул ему вдогонку: 

- Стой, ненормальный! А если не он это? 

Но Сергей уже скрылся в кабине лифта. Спецназовец в сердцах сплюнул и скомандовал: 

- Пошли. 

Сергей вбежал в комнату Оборотня первым и радостно вскрикнул: 

- Ри! 

Оборотень толкнул эльфийку в его объятия. 

- Подержи-ка её, сладкий. У меня тут подарочек для генерала.