глава 40

Сергей прислонился головой к дверному косяку, наблюдая за спящим Оборотнем. Ему кажется, или Орхэ действительно выглядит уже не таким исхудавшим? В любом случае, о сексе в эту ночь можно забыть, как и во все предыдущие. Чёрт, ну кто бы мог подумать, что его так возбуждают истощённые Оборотни?! Сергей медленно выдохнул сквозь стиснутые зубы. Быть с Орхэ рядом всё равно придётся, Оборотню нужна его энергия. А если он не удержится? Хуже, чем использовать слабость Орхэ - только назвать его Имя во всеуслышание. 

Человек мотнул головой, прогоняя наваждение, и шагнул к постели. Бесшумно разделся и нырнул под одеяло, одновременно запуская руки под больничную одежду Орхэ. Оборотень, не просыпаясь, пробормотал его имя и обвил руками и ногами. Сергей мысленно чертыхнулся. Это уже попахивает некрофилией. Прежде чем он не выдержит и возьмёт Оборотня, Орхэ неплохо бы всё-таки разбудить. И спросить его согласия. 

Человек медленно задышал, стараясь взять порывы тела под контроль. И голова всё же заработала - как это мило с её стороны! Сергей с силой прокусил себе губу и скривился от острой боли. Повернул к себе голову Орхэ и требовательно поцеловал. Оборотень чуть слышно застонал ему в рот, распахивая сонные и ничего не соображающие глаза. И снова закрыл их, отдаваясь поцелую. Плотское желание вдруг иссякло, уступая место безмерной, невыносимой нежности. Сергей оторвался от губ Оборотня и притянул его ближе к себе. Орхэ доверчиво прижался к нему, обхватывая крепче и утыкаясь носом ему в грудь. Человек хмыкнул. Вот так, и никаких слов не надо. Легко и просто дал понять, что сопротивляться не будет, но лучше бы Сергею не настаивать. Оборотень фыркнул и тихо пробормотал: 

- Да трахни ты меня и успокойся. И тебе полегчает, и я от тебя получу всё, что смогу. 

- А много сможешь получить? 

- Немного. Но это не должно тебя останавливать. 

- Лучше расскажи мне, что ты сделал с нами обоими? 

- Для того, что я сделал, названия не придумано. Оборотни такое не делают. 

Сергей молча ждал продолжения. Орхэ поднял на него взгляд. 

- Ты... Я уже говорил, что, похоже, частично преуспел в твоей ломке. Ты не утратил свою личность, но изменился. И не лучшим образом. Самое опасное - то, что ты продолжал меняться. Тебе становилось всё хуже. Я не понимал этого. Понял лишь, когда ты вдруг повёл себя, как необученный подросток. И ужаснулся тому, что натворил. 

- Что же ты натворил? 

- Отдал себя во владение существу, которое не способно нести такую ношу. Ни физически, ни психически. Прежде чем делать это, мне надо было вернуть обратно твою душу. Или забрать её себе окончательно и освободиться. Если бы ты не сумел выдержать очищение от моей психоматрицы - пришлось бы мне сделать это. Но ты сумел. И твоя личность вернулась к тебе снова. Ощущаешь разницу? 

- Нет. 

- Джейлзе говорит - контраст ошеломляющий. Он-то тебя до встречи со мной не видел. Так что судит непредвзято. 

- И что конкретно он говорит? 

- Что ты вдруг как-то повзрослел внезапно. И теперь он действительно верит, что я полюбил тебя не за соблазнительную задницу. 

- А за что же? 

- Смеёшься, да? 

- Нет. Я совершенно серьёзен. За что, ангел мой? 

- Ты настаиваешь на ответе? 

- Нет. Если не хочешь говорить - молчи. 

- Я полюбил твою сущность. Твою душу. Ту чистоту, что утратил уже давно. Да и имел ли когда-нибудь? Не помню. Вот я и взял твою душу себе. А обратно отдать не удосужился. 

Сергей мягко засмеялся. Орхэ вопросительно поднял бровь. 

- Ангел мой, ты страшное существо, знаешь об этом? С такой лёгкостью забирать чужие души могут только демоны... Правда, я не слышал, чтобы демоны когда-нибудь возвращали души обратно. 

Оборотень серьёзно сказал: 

- Я ещё никому не возвращал. Тебе первому. 

- Марс, не шути так, прошу! У меня просто мороз по коже! 

- Как скажешь, мой нежный, как скажешь... 

- Марс, так ты теперь не собственность мне? 

- Собственность. Сложность в том и была, чтобы разъединить наши души, сохранив нашу связь. Но теперь всё в порядке. 

- Не хочешь снова взять меня в собственность? 

- То есть? 

- Ты будешь моей собственностью, а я - твоей. 

- Так не бывает. Можно быть либо хозяином, либо собственностью. Совместить не получится. 

- Уверен? 

- Уверен. И лучше будет, если хозяином будешь ты. 

- То заклятие собственности, да? Тебе не хватает его до сих пор? 

- Серш... 

- Что, мой ангел? 

- Не говори об этом, прошу тебя. 

- Не буду, любимый. Давай спать. 

- Уверен, Серш? 

- Ты всё о сексе? Утром, любимый, ладно? Ты сейчас слишком слаб. 

- Как скажешь, нежный мой. 

Наутро было пробуждение, такое нежное и мягкое, какого у Сергея не было уже давно. Спросонья он почему-то решил, что находится в постели с Ташей. Его бывшая девушка тоже так ластилась к нему по утрам. И только наткнувшись взглядом на недоумённый взгляд Орхэ, Сергей проклял свой длинный язык. Он назвал Оборотня Ташей? Идиот! 

Орхэ чуть нахмурился и вновь уткнулся лицом ему в плечо. И вдруг укусил, внезапно и больно. Сергей подавил вскрик. Сам виноват, вот и терпи, дурак. Оборотень поднял голову и печально вздохнул. 

- Нет, ты точно ненормальный, Серш. Ну кто позволяет своей собственности так с собой обходиться?! 

- Думаю, как минимум этот укус от тебя я заслужил. 

- Чем это? Тем, что назвал меня именем твоей девушки? 

Сергей быстро взглянул в глаза Орхэ. Там плескалась тихая грусть. И, где-то в самой глубине чёрных зрачков, - боль. 

- Марс... 

- Не бери в голову. Я расцениваю это как комплимент. 

- Что?! 

- Не думаю, что твоя девушка истязает тебя в постели. 

- Нет, конечно, Марс, но... 

- И думаю, что с ней тебе намного лучше, чем со мной. Значит, я всё же научился доставлять тебе удовольствие, правда? 

- Правда. Научился. Ты выслушаешь меня или нет? 

- Я слушаю тебя очень внимательно, Серш. 

- Таша - моя бывшая девушка. Мы расстались ещё до того, как я встретился с тобой. 

Оборотень помолчал немного и тихо спросил: 

- Почему? 

- Что почему? 

- Почему вы расстались, Серш? 

Сергей откинулся на подушки и уставился в потолок. 

- Она сказала, что я недостаточно надёжен для роли мужа. 

- Это точно. 

Сергей приподнялся на локте, изумлённо и недоверчиво глядя на безмятежного Оборотня. 

- Что? 

Орхэ невозмутимо пояснил: 

- Для роли мужа ты и в самом деле недостаточно надёжен. Если я правильно понимаю смысл, который люди вкладывают в слово "муж". А вот для роли любовника ты подходишь идеально. 

Сергей недоумённо моргнул. И сел на постели, внимательно разглядывая Орхэ. Худоба не исчезла бесследно, как в прошлый раз, но Марс больше не выглядел иссохшей мумией. Бледный, хрупкий и почти прозрачный. Но силы к нему явно возвращаются. А вместе с ними возвращается и желание.