глава 4

Сергей с трудом удержался, чтобы не броситься к Орхэ, не обнять, не поддержать. Остановило только осознание того, что Оборотень вновь оттолкнёт его, вновь посмотрит с ненавистью. Сергей стиснул кулаки и посмотрел на генерала. Тот сочувственно смотрел на него. Поймав взгляд Сергея, вздохнул и посмотрел на Тырина: 

- Тырин, приказ ясен? Выполняйте. 

Офицер отдал честь генералу и сказал, обращаясь к Оборотню: 

- Давай, парень, вперёд. 

Оборотень, не обернувшись, прошёл за Градовым, первым шагнувшим за дверь. 

В машину они сели впятером: Зобарин, Градов и Оборотень на заднее сидение, Тырин вперёд, рядом с седым шофёром Шаховым. Зобарин тщательно исполнял инструкции того офицера, Летова, что внезапно оказался единственным на всю планету специалистом по поведенческим реакциям Оборотней. Рядовой честно старался держаться подальше, насколько это позволял небольшой салон гражданской машины. А новичок Градов с любопытством косился на старавшегося выглядеть безучастным Оборотня. На заднем сидении было довольно тесно, и люди не могли не ощущать, как дрожит зажатое между ними тело. Тырин, некоторое время смотревший на них в зеркало заднего обзора, вдруг сердито сказал: 

- Градов, отвлекись ненадолго, ладно? 

Названый покраснел и уставился в окно. Оборотень тяжело сглотнул и обессиленно закрыл глаза. Дальше поездка проходила в абсолютном молчании. И когда Тырин в очередной раз взглянул в зеркало заднего вида, его челюсть отвисла. Оборотень спал, прислонившись головой к плечу красного, как варёный рак, Зобарина. Во сне лицо Оборотня стало ещё более измученным и беззащитным. Тырин ощутил, как сердце рванула острая жалость. Нечасто приходилось видеть в недавнем враге живое существо. Да ещё и узнавать такие, прямо скажем, шокирующие подробности о его жизни. 

Градов тихонько проговорил: 

- Чёрт, какой же он красивый. Жаль, что не девушка. 

Тырин зло взглянул на него: 

- Тех сволочей это не остановило. И тебе тоже губы раскатывать не стоит. Его парень этого явно не одобрит. 

Градов возмущёно открыл было рот, явно собираясь заявить, что он и не думал даже, но тут же опомнился. Искоса посмотрел на спящего Оборотня и чуть обалдело покачал головой: 

- Ну, надо же, парень...! Чёрт, как он Стоцкого о стенку-то шарахнул. Я думал, всё, убьёт на месте! 

Помолчали немного, потом Градов снова заговорил: 

- Вот уж не думал, что он почувствует себя настолько в безопасности рядом с нами, что уснёт. 

Шахов внезапно произнёс: 

- Дурак ты, Градов. Не спал бы ты две недели спокойно, ты бы раньше не выдержал, это точно. Эту дрянь, что на шее у него, наверняка всё это время держали включённой. 

Градов сглотнул: 

- Бля! Вот сучьи дети! Так даже с Оборотнем нельзя обращаться! 

Шахов покачал головой: 

- Да не Оборотень он, вот попомните мои слова! Полукровка самый настоящий! Что ж я Оборотней не видел, что ли? Да мне одна беженка рассказывала, какие у них там порядки на Сетхе! Ихние бабы никому спуску не дают, вот Оборотням и приходится трахать всё, что движется, ни на пол, ни на расу не глядя. К своим-то бабам они даже подойти без поклона боятся. И, когда появляются вот такие вот полукровки, забирают их к себе на обучение. Как обучают, думаю, всем ясно. А выращивают в итоге точно таких же отморозков, себе подстать... Странно только, что его таким взрослым обнаружили. Она говорила, Оборотни полукровок ещё совсем мальцами к себе забирают. Видать, какая-то добрая душа прятала мальчонку успешно. 

Некоторое время они молчали, потом Тырин, в очередной раз посмотрев в зеркало, увидел, что Зобарин слегка изменил своё положение, чтобы Оборотню было удобнее лежать. Тот продолжал спать. Хотя машину мотнуло весьма чувствительно. Тырин вздохнул и отвернулся. Третий блок находился далеко за городом, шестой - в пригороде. Так что это хорошо - то, что Оборотень уснул. До города ещё ехать и ехать. 

Сергея Берестов пригласил в свою машину. Как только они устроились на сидении, Берестов повернулся к нему: 

- О чём еще вы умолчали, Летов? 

Сергей устало посмотрел на него: 

- Как я мог о чём-либо умолчать, господин генерал? Меня трижды вывернули наизнанку, вытряхнули и повесили на просушку. Если я о чём-то не сказал, значит, меня об этом не спрашивали. 

- Хорошо. Вас спрашивали о ваших отношениях? 

- Нет. Не поинтересовались даже, почему мы с ним здесь оказались. 

- А почему, кстати? 

- А он выяснил, наконец, что я посылаю информацию, об этом я, кстати, говорил. И попробовал отправить меня в ссылку. Не удалось. Когда он оставил меня там, куда переместил, и собирался отправиться обратно, я бросился ему на шею. 

- И... 

- И мы оказались там, где нас и обнаружили три недели назад. 

- Хм. Когда он выяснил, что вы шпион, он не попытался убить вас? 

Сергей закрыл глаза. 

- Нет. Он попытался умереть сам. 

- Что? 

Сергей бесцветно повторил: 

- Он сказал, что убить меня не сможет. Он сказал, что предпочтёт умереть сам. 

- Летов, вы его любите? 

Сергей сглотнул. 

- Да. 

- Он вас, похоже, тоже. 

- Раньше, может быть, и любил. Сейчас он ненавидит меня. 

- С чего это? 

Сергей вдруг всхлипнул, открывая совершенно сухие глаза, и тихо сказал: 

- Генерал, я такое натворил...