глава 33

Их соитие было полно нежности и какой-то отчаянной безнадёжности. Дхель принимал ласки Сергея так, словно это был последний раз в жизни уншеи. И когда Сергей приподнялся, выскальзывая из него, и прильнул к губам Дхеля в благодарном поцелуе, из глаз уншеи хлынули слёзы. Он зарыдал, давясь всхлипами, так, что Сергей попросту испугался. 

- Дхель, что такое?! Я сделал что-то не так? 

- Уйди. 

- Дхель, что с тобой? 

- Уйди! Не мучай меня! Хуже невыполнимых желаний - лишь они же исполненные. 

Сергей вздохнул и притянул его к себе: 

- Дхель, я не знал... Прости меня. Ну, хочешь, я останусь с тобой до утра? 

Уншеи всхлипнул, прижимаясь к нему: 

- А потом он изобьёт тебя до полусмерти? Нет. 

- Он ничего мне не сделает, Дхель. Нет, ты прав - не останусь. Гхарт может пострадать. 

- Почему ты думаешь, что не сделает? Он же... Он с ума сейчас сходит от боли. Он считает, что со мной тебе лучше. И жалеет, что позволил тебе взять меня. 

Сергей молча лёг рядом с Дхелем. Орхэ всё-таки больно. Но, то ли из какого-то извращённого чувства благодарности, то ли из желания проверить чувства любовника ещё раз, он терпит и ждёт, чем всё это закончится. 

Дхель приподнялся, заглядывая ему в лицо. После паузы тихо сказал: 

- Я ведь говорил тебе - изнасилуй. А ты не понял. Мне страшно представить себе, что он теперь с тобой сотворит. 

Сергей искоса взглянул на него, чуть усмехнувшись. 

- Почему это беспокоит тебя, Дхель? Это наши с ним отношения. Что бы он ни сделал со мной - я позволю ему это. 

Уншеи горько засмеялся. 

- Твою мать, человек! Ты совсем рехнулся! Добровольно подставляться под удар Оборотня - экстрим ещё тот! 

Сергей усмехнулся: 

- Не надо мне про экстрим, Дхель. У меня каждый день - новые и незабываемые впечатления. 

Уншеи судорожно вздохнул и осторожно привлёк к себе землянина. 

- Если уж ты настолько безрассуден, позволь мне хотя бы доставить тебе удовольствие. 

- Каким образом? Предупреждаю, Дхель, взять себя я тебе не позволю. 

Уншеи понимающе усмехнулся: 

- Да, нет. Другим способом. Он никогда не позволяет мне ласкать его ртом. Ты позволишь? 

Сергей отразил его усмешку: 

- Попробуй, конечно, только, боюсь, у меня уже не встанет сегодня. Я слишком устал. 

Дхель возбуждённо приподнялся: 

- А тебе ничего делать и не придётся. Просто получай удовольствие. Я всё сделаю сам. 

И уншеи принялся ласкать расслабленное тело землянина, безошибочно отыскивая точки наибольшего наслаждения. Спустя десять минут Сергей буквально плавился от нестерпимого желания. Дхель лихорадочно и жадно целовал и покусывал его кожу в самых чувствительных местах, избегая прикосновений к готовому разорваться от напряжения члену. Наконец землянин не выдержал и опрокинул уншеи на постель, подминая под себя. 

- Поиздеваться решил?! С ума меня свести хочешь?! 

Дхель жалобно застонал: 

- Сергей, пожалуйста... позволь мне... Отпусти! 

Сергей выпустил уншеи, вновь откидываясь на подушки, и Дхель поспешно исправил свою ошибку, взяв в рот его член. 

От острого наслаждения потемнело в глазах. Сергей заметался, хватая ртом воздух, и задвигался резко, приподнимая бёдра и вгоняя свой член глубже в глотку Дхеля. Тот прижал его бёдра к постели, и начал движения. 

Напряжение неотвратимо нарастало. Сергей уже давно не сдерживал громкие стоны и вскрики, а Дхель увлёкся настолько, что напрочь забыл о присутствии в соседней комнате своего любовника и Оборотня. И вспомнил об этом, только увидев, что они уже не одни. Оборотень нежно развернул к себе голову Сергея и приник к его губам. Дхель изумлённо моргнул и едва не взвыл с полным ртом - незаметно подобравшийся с тыла Гхарт рывком поднял его зад, ставя на колени, и безжалостно вломился в его тело. Сразу двух острых ощущений, наложившихся одно на другое, Сергей не вынес и забился в оргазме, выплёскивая сперму в глубину горла Дхеля. Уншеи быстро отстранился и уткнулся лицом в простыню. Гхарт ещё ни разу не брал его так жёстко. Мелькнула мысль: "Ревнует?" и тут же исчезла под напором всё возраставшего удовольствия. Дхель, задыхаясь, вскинул голову и изумлённо замер, почти не обращая внимания на действия партнёра. Оборотень, нежно поглаживая тело Сергея, вылизывал его там, где только что были губы уншеи. Поднял глаза и усмехнулся чуть лукаво. А потом перебрался поближе и завладел губами Дхеля. От наслаждения, смешанного с невероятным, безмерным облегчением, Дхель застонал ему в рот и ответил на поцелуй с пылом, которого ранее не проявлял. Гхарт продолжал быстро и резко двигаться в теле любовника. Оборотень, оставив в покое рот Дхеля, тихо рыкнул: 

- Мягче, Гхарт! Тебе с ним ещё жить. 

Дхель бессильно прикрыл глаза, вздрагивая от мощных толчков, достававших, казалось, до самого горла. Непонятно. Господину больно и хорошо одновременно. И вроде бы он совсем не против... Дальше думать не было сил. 

Сергей потянул к себе Орхэ и требовательно поцеловал его. Когда поцелуй завершился, Оборотень усмехнулся, голодно блестя глазами: 

- Ты же говорил, что больше у тебя сегодня не встанет. 

Человек хихикнул: 

- С тобой и у трупа встанет! Давай, любимый, действуй. 

Оборотень откинулся на постель, широко улыбаясь. 

- Нет. Твоя очередь. 

- Ты что?! Не здесь же! 

- Почему нет? Стесняешься их? Или не хочешь меня? 

- С ума сошёл?! Хочу, конечно! Я просто... не хочу унижать тебя перед ними. 

Оборотень заглянул Сергею в глаза и ласково прикоснулся к его запястью. 

- Нежный мой, с тобой это - не унижение. С тобой это - честь для меня. 

К глазам подступили слёзы. Сергей сдавленно шепнул: 

- Хорошо, любимый. - И потянулся поцеловать. Но Орхэ не дал ему такой возможности, быстро перевернувшись на живот и уткнувшись лицом в подушку. Сергей остолбенел. В этой позе Орхэ отдавался ему считанные разы, предпочитая целоваться в процессе и видеть лицо любовника во время оргазма. Оборотень хочет наказать его таким образом? Или... хочет наказать себя? Ну что же, любимый, ты сам этого хотел...

24.11.2009. 11:29