глава 32

За пределами здания постепенно светало. Разговор был завершён. Они покинули комнату, пожелав остающимся в ней Джейлзе и Берестову доброй ночи. Марс напоследок ввернул шпильку на предмет того, что тем надо посекретничать. У генерала хватило совести слегка смутиться, Джейлзе же только ухмыльнулся. 

Сергей взял Орхэ за руку. 

- Любимый, может, испортим остаток ночи твоим любовникам? 

Сетх фыркнул: 

- Соскучился по Дхелю, нежный мой? 

Сергей лукаво усмехнулся, подхватывая шутку: 

- Ужасно. К тому же у тебя явный недостаток энергии. Можем совместить приятное с полезным. 

Оборотень искренне рассмеялся, запрокинув голову. 

- Ты всё-таки умница. Мне бы лично не хватило духу вот так предложить Оборотню заглянуть в гости к его любовникам, один из которых уже давно по мне сохнет. 

Сергей поднял бровь: 

- В каком смысле? 

Орхэ доброжелательно пояснил: 

- Дхель по тебе с ума сходит ещё с вашего первого раза. 

Человек сглотнул: 

- Он же Гхарта любит... 

Оборотень усмехнулся: 

- Желать тебя ему это не мешает. Наоборот. Чем у них лучше отношения, тем больше Дхель тебя хочет. 

Сергей тихо спросил: 

- Зачем ты мне это говоришь? 

Оборотень пожал плечами: 

- Если мы пойдём сейчас к ним, я возьму Гхарта. Можешь делать с Дхелем всё, что захочешь, нежный мой. Хоть задницу ему подставляй, я не стану ревновать, обещаю. 

Сергей ощутил, как больно сжалось сердце. 

- Марс. 

- Что, мой хороший? 

- Почему ты всё время считаешь, что я стану изменять тебе направо и налево? 

Оборотень удивлённо поднял бровь: 

- Нежный мой, да какая же это измена? Он - мой. А я - твой. Ты имеешь полное право пользоваться моей собственностью. 

Сергей застонал и закрыл лицо руками. Оборотень осторожно коснулся его плеча. 

- Серш? 

Человек вскинул голову и испытующе заглянул в глаза сетха. Там были лишь недоумение и лёгкое беспокойство, ни следа издёвки или насмешки. Сергей вздохнул, сдаваясь: 

- Хорошо. Пошли пользоваться твоей собственностью, Марс. 

Оборотень по-хозяйски вошёл в квартиру, занимаемую двумя бывшими имперскими офицерами. Сергей хмыкнул: Орхэ явно бывает здесь достаточно часто, раз так уверенно направился прямо в спальню. Должно быть, в те часы, когда лишён общества Сергея. Служба всё-таки отнимает около четверти суток ежедневно, хоть генерал Берестов и постарался свести время, проводимое "независимым специалистом Летовым" вдали от Оборотня, к минимуму. 

Сетх встряхнул за плечо Гхарта, и поволок сонного и ничего не соображающего уншеи в гостиную на диван. Сергей усмехнулся, поглядев им вслед, и осторожно прилёг рядом с Дхелем. Уншеи спал так крепко, что не проснулся, когда сетх оторвал от него любовника. Из соседней комнаты донёсся приглушённый вскрик. Дхель завозился, просыпаясь, и только широко распахнул глаза, когда Сергей взял его губы в требовательном поцелуе. Руки скользнули обнять, погладить, ощутить реальность тела, вжавшего в постель. И когда не последовало ни привычного ответа, ни кары за прикосновение, Дхель забился под Сергеем, силясь разглядеть его лицо. 

- Ты?! С ума сошёл?! Он же узнает... 

- Он не возражает. Расскажи-ка мне, Дхель, что это за история с такой мистической одержимостью. 

Даже в предутреннем сумраке было видно, как густо покраснел Дхель. 

- Какой мистической одержимостью? Ты о чём? 

- Сдаётся мне, ты знаешь, о чём я. 

Дхель обречённо закрыл глаза: 

- Это он тебе сказал? 

- Да. 

- Он мне шею свернёт. 

- Не свернёт. Он дал мне разрешение делать с тобой всё, что я захочу. 

Дхель взглянул на него из-под ресниц: 

- В самом деле? Чего же ты ждёшь, в таком случае? 

- Твоей просьбы. Или отказа. Я не собираюсь тебя принуждать. 

- Зря. Если бы я был на твоём месте, уже насиловал бы тебя без оглядки. 

Горькая складка между бровей. Сергей непонимающе нахмурился. 

- Ты мечтаешь меня изнасиловать? Или... хочешь, чтобы я изнасиловал тебя? 

Дхель зажмурился и сглотнул. Сергей провёл ладонью по щеке уншеи: 

- Дхель, посмотри на меня. 

Измученный взгляд в пространство. 

- Дхель, хороший мой, скажи, чего ты хочешь? 

Губы покорно шевельнулись: 

- Возьми меня, Сергей. Прошу тебя. 

- Как скажешь, Дхель. 

И человек нежно прикоснулся губами к бьющейся жилке на шее уншеи. Пощекотал языком мягкую, шелковистую кожу, спускаясь к груди Дхеля. Тот коротко всхлипнул и сжал в кулаках простыни.