глава 27

Джейлзе однажды предложил Оборотню спарринг. Марс оторопел настолько, что смог только чисто человеческим, уже где-то подхваченным, жестом покрутить пальцем у виска. Когда артенианин поинтересовался причиной столь странной реакции, слегка пришедший в себя Оборотень снисходительно спросил: 

- Джейлзе, ласковый, суицидальных наклонностей у тебя раньше не наблюдалось, нет? Игрушечная драка между двумя Оборотнями неизбежно перерастёт в настоящую. Если с катушек слетишь ты, я, конечно, смогу тебя остановить, не покалечив. А если это буду я? Ты понимаешь, что для тебя это - фатальный исход? 

- А Сергей тебя остановить не сможет? 

Оборотень с сомнением посмотрел на человека. 

- Не думаю. Если уж мне сорвёт крышу, меня остановит только автоматная очередь разрывными патронами в упор. 

Сергей зарычал в ярости. 

- Не смей так говорить! 

Оборотень ласково посмотрел на Сергея. 

- Сладкий, я не говорю - убьёт, я говорю - остановит. Это разные вещи. 

Сергей недоверчиво спросил: 

- Хочешь сказать, что останешься жив после очереди разрывных пуль? 

- Если не будет разрушен мозг - да. Наши кости трудно повредить, так что для меня есть вероятность выжить даже после прямого попадания в голову. А вот если будет повреждена какая-нибудь кость - добить Оборотня будет очень легко. 

Джейлзе с любопытством поинтересовался: 

- И каким образом? 

- Отделить голову от тела, и восстановление станет невозможным. 

- Марс, зачем ты говоришь нам об этом? Ты не боишься... 

- Джейлзе, чего мне бояться? Смерти? Не смеши! Единственное, что беспокоит меня - это безопасность Сергея. 

Их уже ждали. Шестеро спецназовцев в спортивной одежде с любопытством оглядывали безмятежного Оборотня, удостаивая Сергея только мимолётных взглядов. Джейлзе тоже досталась положенная ему доля внимания. Один из спецназовцев, самый старший, фыркнул презрительно. 

- Это ты, что ли, Оборотень? Не похож. Обычный хлюпик, таких здесь пруд пруди. 

Марс откровенно рассмеялся. Спецназовец нахмурился. А Оборотень повернулся к двери: 

- Берестов, я так понимаю, что магию применять будет... неспортивно? 

Остановившийся на пороге генерал улыбнулся: 

- В точку, Марс. Постарайтесь не калечить. Всё-таки цвет нашего спецназа. 

Спецназовец пошёл красными пятнами. Оборотень повернулся к нему, ехидно ухмыльнувшись: 

- Как нападать будете, мальчики? Все сразу, или по очереди? 

Мужчина зарычал и бросился на Оборотня. Тот молниеносным движением отступил в сторону, подставив банальнейшую подножку, и агрессор, не удержав равновесия, растянулся на полу. Сергей едва сумел подавить смешок. Однако с широкой улыбкой, неотвратимо наползавшей на лицо, он ничего не смог поделать. К счастью, спецназовцы смотрели на Оборотня и подобного нахальства не заметили. Растянувшийся на полу мужчина вскочил и вновь бросился на Марса, действуя на этот раз с большей осторожностью. Сергей заворожено наблюдал, как двое мужчин, мускулистый и статный спецназовец и стройный, напоминающий смертоносный клинок, Оборотень, ведут чарующий танец отточенных неуловимых движений и молниеносных выпадов в попытке достать противника. Оборотень вдруг отпрянул и заулыбался: 

- Хорош! А теперь усложним задачу. Блондинчик, иди к нам. 

Светловолосый мужчина нахмурился: 

- Не называй меня так! 

Оборотень фыркнул, без малейших усилий отбивая атаку вновь разъярившегося крепыша. 

- А как мне тебя звать, блондинчик? Назовёшь Оборотню имя? 

Блондин фыркнул в ответ: 

- Ага, разбежался! Волком меня кличут. 

Оборотень послал крепыша в красивый нокаут и выпрямился, ухмыляясь недобро: 

- Волк, значит? Ну, иди сюда, Волчишка. Посмотрим, насколько ты хорош. И ты тоже иди, рыжий. Тебя как кличут, Лисом, что ли? 

Рыжий ухмыльнулся: 

- Да нет, Марс, я просто Рыжий. Ну, давай потанцуем, Оборотень! Красиво движешься. И Сыча красиво завалил. Хочешь теперь нас вдвоём нокаутировать? 

Оборотень вдруг улыбнулся так светло, что сердце Сергея замерло. 

- Почему бы вам, парни, не попробовать нокаутировать меня? Зачем вы сразу настраиваетесь на поражение? Я ведь сейчас только играю. 

Рыжий сглотнул и выдавил: 

- Ну тебя нафиг! А если тебе вдруг всерьёз подраться приспичит?! Мне как-то не улыбается оказаться в виде фарша. Мне и так неплохо. 

Оборотень засмеялся, запрокинув голову. 

- Не бойся, Рыжий, я почти ручной. Иди сюда, поиграем. Волка я на потом оставлю. 

Блондин взъерепенился: 

- Чего это на потом?! Хотел втроём драться, а теперь в кусты?! 

Рыжий быстро проговорил: 

- Ладно, Волк, вот ты с ним и дерись. И Кота возьми в пару. А я потом как-нибудь. 

Оборотень расплылся в улыбке. 

- Да брось ты, Рыжик! Иди ко мне. Вчетвером опаснее будет. Мне же втрое быстрее двигаться придётся. 

Спецназовцы притихли. Рыжий некоторое время изучал безмятежного Оборотня, потом вдруг фыркнул: 

- А что, давай, потанцуем с тобой вдвоём. Обожди, Волк. Мне любопытно. 

И шагнул к отступившему в сторону Оборотню. Сыч завозился и поднялся на ноги, налитыми кровью глазами наблюдая за спаррингом. Рыжий уже вполне освоился, чувствуя доброжелательное отношение Оборотня, и увлечённо старался пробить его защиту. Оборотень, широко улыбаясь, небрежными жестами ставил блоки, казалось, даже там, куда Рыжий только собирался ударить. Спустя несколько минут Рыжий, взмокший, как мышь, внезапно отпрыгнул и поднял руки ладонями вперёд. 

- Эй, беру тайм-аут. Ты меня загонял, Марс. 

Оборотень мягко засмеялся: 

- Хорошо движешься, Рыжик, только дышишь неправильно. Иди, отдохни, я потом с тобой отдельно позанимаюсь. Волк, Кот, не передумали ещё? 

Один из молчавших до сих пор спецназовцев, с почти такими же синими глазами, как и у Оборотня, вдруг жизнерадостно заржал: 

- Говорил я тебе, Рыжий, что дыхалка у тебя сбита, а ты мне не верил! Вот, спеца послушай! Хотя вам, технарям, правильная дыхалка ни к чему. 

Рыжий насупился: 

- Отвали, Шаман! 

Тот дружелюбно обратился к Оборотню: 

- А слабо тебе, парень, со всеми нами за раз спарринг провести? 

Рыжий буркнул: 

- Я пас. Мне отдышаться надо. 

Оборотень задумчиво кивнул: 

- С пятью сразу я ещё не дрался. То есть, дрался, но... вас ведь убивать нельзя. Друг другу мешать не будете? 

Шаман ухмыльнулся: 

- Так мы сработались уже. Тебе ж для тренировки боевую команду вызвали. 

Оборотень бросил быстрый взгляд на Берестова и чуть неуверенно проговорил: 

- Можно попробовать. Только будьте осторожны. Неизвестно, что я могу выкинуть, когда меня припрут к стенке. Не хотелось бы искалечить кого-то из вас. 

Шаман серьёзно кивнул и начал командовать: 

- Сыч, давай сюда. И хорош дуться. Он тебя за дело мордой в пол ткнул - нечего вы... делываться было. Твою промашку мы попозже разберём. 

Сыч побагровел и выдохнул сквозь сжатые зубы, беря эмоции под контроль. Шаман повернулся к остальным: 

Значит так. Сыч, Кот, Волк, Призрак, берём его в кольцо. И как при захвате действуем. 

И перевёл взгляд на Оборотня: 

- Ты, парень, вроде говорил, что магию применять не будешь? 

Оборотень кивнул: 

- Постараюсь. 

Шаман улыбнулся доброжелательно: 

- Ну, вот и славно.