глава 25

Через полтора часа Марс и Летов переступили порог комнаты посещений. Джейлзе к тому времени совершенно успокоился и взял себя в руки. Вновь прибывшие устроились вместе на диване. Сергей смущённо отводил взгляд, избегая смотреть Берестову в глаза. Оборотень казался предельно серьёзным, но уголок рта у него временами подёргивался, будто сетх старался скрыть улыбку. 

Джейлзе усмехнулся: 

- Марс, так что вчера такого с Летовым было? Как я понимаю, подобное поведение для него нехарактерно? 

Сергей покраснел до корней волос и, пряча взгляд, пробормотал сдавленно: 

- Господин генерал, Джейлзе, примите мои извинения. Не знаю, что на меня нашло. 

Берестов сдержанно сказал: 

- Не беспокойтесь, Летов. Я нисколько вас не виню. Более того, я считаю, что Джейлзе прав, и вам действительно нужно дать статус свободного специалиста. 

Марс фыркнул: 

- Берестов, а как же ваш контроль надо мной? Не боитесь, что я сбегу или вообще начну делать то, что мне в голову взбредёт? 

Берестов усмехнулся: 

- Если вы захотите сбежать, Марс, вас не удержит даже контроллер. Лучше приложить все усилия, чтобы вы не захотели. 

Оборотень просто кивнул и обратился к артенианину: 

- Джейлзе, ты зря веселишься. Это весьма опасное состояние. Возникает при перерасходе энергии. Полная неадекватность по отношению к существующей ситуации, вызывающее поведение, отсутствие чувства самосохранения... Понимаете, о чём я? 

Сергей кивнул задумчиво. Джейлзе поёжился и обратился к Берестову. 

- О чём вы хотели говорить, Берестов? 

Генерал откашлялся: 

- Собственно, идея сводилась к следующему: вам, тем, кто будет работать в контакте, следует узнать друг друга получше. Если нет возражений, вы могли бы задать друг другу вопросы, рассказать о своей жизни. Конечно, только то, что вы хотите и можете рассказать. Как вам такое предложение? 

- Нет! 

Джейлзе, генерал и Сергей уставились на побледневшего Оборотня. Берестов мягко сказал: 

- Марс, только то, что вы сможете и захотите. Никто не будет настаивать на полной откровенности. 

Оборотень обхватил себя руками, исподлобья оглядев всех поочерёдно. Сергей потянулся к нему и обнял. Оборотень доверчиво развернулся, обнимая человека в ответ. Джейлзе вздохнул: 

- Не самая удачная мысль. Впрочем, я могу ответить на любые интересующие вас вопросы, без расчета на какие-либо ответные жесты с вашей стороны. 

Сергей повернулся к артенианину и проговорил задумчиво: 

- Тогда, может быть, расскажете, как вы узнали, что в ваших жилах течёт кровь Оборотней? 

Джейлзе усмехнулся и опустил голову. Растёр пальцы обеих рук и тихо заговорил: 

- Сначала я и не подозревал об этом. Всё выяснилось, только когда меня допустили к работе с захваченными Оборотнями. Видели бы вы, как они на меня смотрели. А потом один вдруг заговорил со мной. Вот Берестов не даст соврать, они молчат, как правило. Говорить начинают редко. Что тут началось! Мне тут же полномочия расширили, статус полноправного специалиста дали. А этот Оборотень всё ненавязчиво имя моё пытался выяснить. Я ему сдуру сказал. А он мне заявил, видимо тоже сдуру, что это не то имя. И выяснить попытался, как меня в детстве звали. Вот тогда я и понял, что дело нечисто, и этого Оборотня начали усиленно обрабатывать. Он долго отнекивался, а потом заявил, что я полукровка. Объяснил, что это такое и с чем это едят, в числе прочего упомянув, что, должно быть, мой отец умер. Поинтересовались, почему он так решил. А он заявил, что такие полукровки-невидимки, как я, рождаются только у женщин-полукровок. И просветил насчёт судьбы мужчин, имевших секс с такой женщиной. 

Сергей заинтересованно спросил: 

- И какая же у них судьба? 

Орхэ фыркнул, но когда человек взглянул на него, лицо сетха было абсолютно бесстрастным. Джейлзе тоже взглянул на Оборотня и тихо сказал, обращаясь к Сергею: 

- Смерть. Или сразу, если послабее, или некоторое время спустя. 

Сергей поёжился. Артенианин вздохнул и продолжил: 

- Только вот мой отец жив. Стали выяснять дальше. Оказалось, что отец - круглый сирота. В годовалом возрасте лишился обоих родителей. Неприятная история была. Останки бабушки эксгумировали и провели генетическую экспертизу. Выяснилось - точно, полукровка. 

Тот Оборотень со мной потом долго беседовал, видимо, пытался доверие завоевать. В числе прочего рассказал, что с Сетха бегут все, кто может. А могут немногие. Иногда, очень редко, это женщины, уже беременные от Оборотней, но об этом ещё не знающие. Мальчики-полукровки легко отыскиваются с помощью магии. Девочки - нет. И дети женщин-полукровок для магии Оборотней тоже невидимы. Таких можно обнаружить, только столкнувшись нос к носу. Сделали генетическую экспертизу для отца и меня. Он оказался почти человеком. У меня - тот же самый результат. Но на моего отца не среагировал ни один Оборотень. А вот на меня они смотрели - так умирающий от жажды на стакан с водой смотрит. Когда я спросил того, что беседовал со мной, про моего отца, выяснилось, что воспринимается он как обычный человек. Он сказал, что такое бывает часто. Кровь Оборотней может проявиться и через три поколения. Так что неизвестно, сколько скрытых полукровок ещё на свете имеется. 

Джейлзе замолчал и поднял голову. Марс молча смотрел в пол. А Сергей, поёжившись, спросил: 

- Джейлзе, а с тем Оборотнем что потом случилось? 

- Погиб. При попытке к бегству. 

Марс вызывающе уставился на артенианина: 

- Не надейся, Джейлзе, ответной исповеди не будет. 

Артенианин пожал плечами: 

- Жаль. Но как знаешь. Может быть, со временем ты и оттаешь. В общем, не хочешь ничего говорить - никто тебя заставлять не будет. А о Сергее ты знаешь что-нибудь? 

- Всё, что мне нужно, я о нём знаю. А подробности его жизни не так важны. 

- Зря ты так. О человеке многое можно узнать. Хотя бы для того, чтобы не попасть в ситуацию, подобную твоей. 

Оборотень угрюмо уставился в пол. Сергей не выдержал: 

- Джейлзе, не надо! Ну, не может он открыться сразу, и не надо. Если сможет пересилить себя сейчас, ничего хорошего из этого не выйдет. Пусть привыкнет к мысли, что может нам доверять. 

Джейлзе внимательно посмотрел на землянина и, после паузы, кивнул утвердительно. 

- Хорошо, Летов. Вы правы, настаивать на ответной откровенности сейчас было бы глупостью. Мы поговорим об этом позже, Марс. Когда ты начнёшь доверять нам с Сергеем. 

Оборотень бросил на артенианина быстрый взгляд: 

- Умён. Хорошо, поговорим позже. А пока... Что вы собираетесь делать со мной, Берестов? В каких целях хотите использовать? 

Генерал поднял на него взгляд: 

- Если я скажу, что в целях изучения, вы мне поверите, Марс? 

Оборотень усмехнулся и покачал головой. Берестов вздохнул: 

- Зря. Это своего рода эксперимент - реально ли сотрудничество с существом, которое до этого считалось непримиримым врагом. И проводится он под контролем правительства. 

Оборотень беззвучно рассмеялся: 

- Иначе говоря, вы хотите знать, как можно приручить Оборотня? Я расскажу вам, Берестов. Только это знание вам не пригодится. 

- Почему? 

- Это будет только теория. На практике... Я не являюсь типичным Оборотнем. Поэтому все сведения, полученные в результате моего изучения, вы не сможете применить к тому Оборотню, который попадётся вам в следующий раз. 

- Почему? 

- Потому что он-то как раз будет типичным. 

- Поясните свою мысль, Марс. 

Сетх повернулся к артенианину. 

- Джейлзе, твой информатор говорил что-нибудь о выродках? 

- О ком? 

- Не говорил. Ну что же, слушайте.