глава 19

Проснулся он, ощущая непривычную лёгкость во всём теле. Орхэ по-прежнему обнимал его, сонно дыша в шею под ухом. В душ хотелось нестерпимо. Сергей помедлил немного, опасаясь будить Оборотня, но всё же шевельнулся. Опасения подтвердились. Орхэ стиснул его так, что кости ощутимо хрустнули. Сергей сдавленно зашипел от боли. Оборотень разжал объятия и приподнялся, заглядывая ему в лицо сонными глазами. 

- Серш, ты почему не спишь? 

- Мне в ванную нужно. 

- Ну, пойдём. 

И, не успел Сергей запротестовать, как Оборотень поднялся с кровати и, подхватив его на руки, будто пушинку, понёс в ванную. Землянин сдавленно хихикнул. Похоже, Орхэ пришёл в себя. Во всяком случае, нечеловеческая силища к Оборотню вернулась. Орхэ искоса взглянул на него: 

- Ты чего смеёшься? 

- Ты меня на руках таскаешь, будто женщину. 

- У вас женщин на руках таскают? Хмм... 

- Любимых - да. 

- Так ты и есть мой любимый. 

Сердце Сергея замерло на миг и застучало с бешеной скоростью. Оборотень ни разу не сказал ему о любви ни слова, и вдруг такое заявление. Сергей шепнул внезапно охрипшим голосом: 

- А ты - мой. 

- Твой. Теперь твой. До конца моей жизни твой. 

В душе всё повторилось с той лишь разницей, что слабости и головокружения больше не было. Сергей, задыхаясь, сполз на пол душевой кабины, когда Оборотень разжал объятия. Обхватил руками за талию и приник губами к промежности Оборотня. Сетх слабо вскрикнул и, ухватив его за волосы, отстранил от себя: 

- Не надо. 

Сергей недоумённо нахмурился. 

- Почему? 

- Мне это слишком нравится. Я боюсь не остановить тебя в нужный момент. 

- Зачем тебе меня останавливать, ангел мой? 

- Моя сперма для тебя ядовита. Устойчивость у тебя, конечно, уже выработалась, но сейчас я вытянул из тебя слишком много энергии. Это будет не смертельно, но достаточно неприятно. 

Сергей прижался к нему. 

- Спасибо, любимый. 

- За что, Серш? 

- За то, что заботишься обо мне. 

- Не благодари. Это чистой воды эгоизм. Если ты умрёшь, нежный мой, что мне делать без тебя? 

Сергей вскинул голову и улыбнулся - в глазах Оборотня светилась ласковая усмешка. 

- Я люблю тебя. 

Вместо ответа Орхэ опустился на пол рядом с ним и поцеловал так бережно и нежно, что на глаза Сергея навернулись невольные слёзы. 

Они вернулись обратно в комнату. Сергей сдёрнул с кровати испачканные простыни и растянулся прямо на матрасе. Орхэ устроился рядом и притиснул его к себе. Человек поднял голову: 

- Марс, могу я спросить? 

- О чём, сладкий? 

- О неприятном. 

Оборотень выпустил его и настороженно заглянул в лицо. Помолчал немного и сказал: 

- Спрашивай, Серш. 

Сергей глубоко вздохнул и спросил, словно в ледяную воду бросаясь: 

- Они заставляли тебя целоваться с собой? 

Оборотень задержал дыхание. 

- Да. 

- Каким образом? Почему ты не отказался? 

- Ты не смотрел записи, Серш? 

- Да за кого ты меня принимаешь?! 

Оборотень надолго замолчал. Сергей, чувствуя себя всё омерзительнее, уже хотел извиниться за такой вопрос и закрыть тему, но тут Оборотень заговорил: 

- Знаешь, Серш, у Оборотней тоже есть уязвимые места. Мы тоже из плоти и крови сделаны. 

Сергей молча смотрел на него, ожидая продолжения. Марс вздохнул: 

- Одно из уязвимых мест - кости. Повредить их трудно, но уж если это удалось... Переломы для нас - это нечто неописуемое, поверь. 

Они поначалу старались не наносить особых повреждений, делали так, чтобы раны заживали до конца ночи. Один из них всё смеялся, предлагал мне не дёргаться, всё равно, мол, никуда мне не деться... Зачем он полез целоваться, я не знаю. Может, пробовал когда слюну Оборотня, может, слышал только, про кайф неземной... Я его за губу укусил. Он... взбесился просто. Избил так, что живого места не осталось. Треснули два ребра. Мне показалось - в грудь жидкий металл залили. Вот тогда я впервые и закричал. Они быстро разобрались, в чём дело. И настроили контроллер так, чтобы при максимальном воздействии боль была соответственной. Так что очень скоро мне уже всё равно было, что со мной делают, лишь бы максимальную мощность не включали. 

Сергей сглотнул и прошептал: 

- Прости. 

Оборотень поднял бровь: 

- За что простить? Ты-то тут при чём? 

- Если бы не я... 

- Если бы не ты, я уже был бы мёртв. Тебя бы такое положение дел устроило? 

- Издеваешься?! 

- Тогда тебе незачем винить себя в этом. Ты поступал так, как должен был поступить. 

Оборотень вновь прижал к себе человека, и Сергей, судорожно вздохнув, обнял его в ответ. Так, сплетясь телами, они и уснули вновь.