глава 16

Орхэ потянул его к себе, откидываясь на постель, и в падении успел извернуться, подминая человека под себя. Придавил к кровати, усмехнулся и потянулся к губам. Поцеловал осторожно, будто на вкус пробуя. Сергей только вздохнул судорожно, когда Орхэ отстранился. Такой сладкий и привычный огонь бушевал в крови, не оставляя никакой возможности думать здраво. 

Оборотень приподнялся и спросил задумчиво: 

- Кто же так качественно вправил тебе мозги, Серш? 

Сергей вспыхнул и дёрнулся, стараясь подняться. Оборотень отпустил его и сел на постели, скрестив ноги и глядя на него с любопытством. 

- С чего ты взял это?! 

- Нежный мой, я помню, каким был твой ментальный рисунок в нашу последнюю встречу. Сейчас он другой. Сейчас ты похож на того Сергея, который встретился со мной впервые. 

Сергей растерянно смотрел в глаза Оборотня. Тот всё так же смотрел на него из-под волны тёмных волос, задумчиво улыбаясь. Человек ощутил холодок между лопаток. Орхэ не улыбался так никогда. Насмешливо, зло, иронически - да, так Оборотень улыбаться умел. Но чтобы вот так задумчиво и нежно... Чёрт возьми, вот в такие моменты и понимаешь - ведь Джейлзе прав, и Дхель тоже был прав тогда - Оборотень любит его. 

Орхэ хмыкнул и спросил снова: 

- Сладкий, кто это был? 

Сергей моргнул, открыв рот для ответа, но прозвучал ответ не от него: 

- Моё имя Джейлзе, Повелитель.


Тьма на Земле - часть 2

Лицо сетха застыло, он замер и вдруг плавным, текучим движением соскользнул с кровати, разворачиваясь к пришельцу. Сергей ощутил повисшее напряжение всем телом. Оборотень пристально изучал замершего в открытой позе артенианина, едва ли не принюхиваясь. Тот терпеливо ждал, не делая ни единого движения. И вдруг напряжение пропало. Орхэ усмехнулся и проговорил: 

- Какой я теперь Повелитель, Джейлзе? Зови меня внешним именем, обращений не нужно. 

Артенианин невозмутимо кивнул и сказал: 

- Как пожелаешь, Марс. 

Оборотень тоже кивнул, словно что-то уяснив для себя, и вновь уселся на кровать. Похоже, сетх решил, что Джейлзе для него не угроза. Сергей с любопытством изучал обоих. Нет, сходство, конечно же, есть, но очень слабое. Орхэ - откровенный хищник, Джейлзе - тоже зверь, но домашний. Хоть это и маска, но маска удачная. Про Орхэ можно определённо сказать - чужак, Джейлзе - сразу и не отличишь от человека. 

Артенианин хмыкнул и посмотрел на Сергея: 

- Летов, ручаюсь, если вы не устроите ему ещё один срыв, через полгода он будет отличаться от нормального человека очень и очень ненамного. У полукровок очень гибкий организм, как ткани тела, так и психика. В этом отношении чистокровные им уступают - полностью ассимилироваться для них невозможно. А для полукровок - возможно, и даже очень возможно. 

Сергей, холодея, смотрел на артенианина. 

- Откуда вы знаете, о чём я думаю? 

Джейлзе хмыкнул: 

- Летов, из тех способностей, которыми обладает Марс, мне практически ничего не досталось. Но то, что досталось, доведено до совершенства. Любой ксенопсихолог должен обладать эмпатией. Хотя бы в незначительной степени. Это обязательное качество. 

Орхэ безмятежно пояснил: 

- Он может не только чувствовать своих подопечных, но и влиять на них, Серш. Как на тебя сегодня. 

Сергей скривился. Джейлзе фыркнул. Орхэ искоса взглянул на Сергея и тихо спросил: 

- Трудно было через его щиты продираться, Джейлзе? 

Артенианин улыбнулся: 

- Щиты знатные. Ты сам его учил, Марс? 

Сетх посмотрел на Джейлзе и покачал головой: 

- Нет. У него они естественные. Даже теперь пробиваюсь сквозь них только временами. Я ведь его поначалу ломал со всем пристрастием, только потом заинтересовался, с чего это у человечка такая выносливость. От подобной жизни многие Оборотни ломались очень быстро, а ему - хоть бы что, ещё и целоваться ко мне лез. 

Джейлзе засмеялся: 

- К Оборотню? Целоваться? А вы экстремал, однако, Летов. В лучшем случае для человека это - наркомания. С тяжёлыми последствиями для психики. Для отдельных рас - вообще смертельная штука. 

Марс фыркнул, переведя взгляд на ошеломлённого Сергея. 

- Вот-вот, хоть ты меня понимаешь, Джейлзе. Что характерно, у него организм очень быстро адаптировался. И у нас с ним синхронизация пошла. 

Глаза артенианина загорелись нездоровым блеском фанатика-исследователя. 

- Регенерация, устойчивость или рефлексы? 

- Всё сразу, Джейлзе. 

Артенианин перевёл на Сергея расширенные глаза и задумчиво сощурился. Марс фыркнул: 

- Судя по всему, мой тогдашний шок ты вполне представляешь. 

- О, да! Чтобы у человека, да полная синхронизация ... Про такое чудо я и не слышал никогда. А может он тоже... 

- Нет. Не тоже. Я такое чувствую очень хорошо. 

Сергей не выдержал: 

- Хватит обсуждать меня в моём присутствии! 

Джейлзе вдруг взвыл, выгнувшись в судороге боли. Орхэ мягко усмехнулся: 

- Джейлзе, ласковый, ещё раз так сделаешь - сниму щиты совсем. Мало тебе не покажется. 

Артенианин отдышался и кинул на Марса затравленный взгляд: 

- Извини. Чёртово любопытство родилось раньше меня, и, судя по всему, позже умрёт. 

Оборотень кивнул, принимая извинения, и обернулся к изумлённому Сергею: 

- Нежный мой, не сердись. Просто Джейлзе проверял мои щиты на прочность, но немного не рассчитал. Я впустил его в свои воспоминания, потом выкинул. Больше он так делать не будет. 

Спокойная констатация факта. Сергей поднял бровь: 

- Ты так уверен в этом? 

Орхэ тихо засмеялся: 

- Нет. Но если сделает, пусть винит только себя. Крайне неосторожно с твоей стороны, Джейлзе. Нельзя держать Имя так близко к поверхности. Впрочем, что с тебя взять, ты ведь необучен. 

Белый как мел артенианин смотрел на сетха расширенными глазами. Марс проговорил мягко: 

- Теперь понял, во что ты ввязался, Джейлзе? Я произвожу неправильное впечатление, да? Ты ведь специалист по психологии Оборотней, должен бы знать, к чему приводят такие эксперименты. Или никогда ещё не нарывался на неприятности? В таком случае, тебе очень повезло - я не хочу причинять тебе вред.