Никифоров.

Въехав во двор своего дома, Никифоров хотел поставить машину там, где ставил ее каждый день на протяжении вот уже нескольких лет. Но теперь его место было занято соседской темно-синей «Волгой». Профессор вздохнул и припарковал машину прямо напротив подъезда. В конце концов, он тут ненадолго.

Поднявшись к своей квартире, Анатолий Сергеевич вытащил было связку ключей, но, подумав, снова опустил ее в карман и нажал на кнопку звонка…

Открыла супруга. Она настороженно улыбнулась мужу и как-то неуверенно предложила войти в дом. Ей было искренне жаль этого человека, которому она отдала лучшие годы своей жизни. Но она не виновата, что встретила другого и полюбила. Уделяй муж ей хоть немного больше внимания и заботы, может быть, ничего бы и не случилось.

- Здравствуй. - Никифоров тоже чувствовал себя не в своей тарелке и, как ребенок, переминался с ноги на ногу. - Ты одна?

- Да, проходи. Есть хочешь?

- Нет, спасибо, - соврал профессор, хотя испытывал острое чувство голода. - Я на минутку.

- Если тебе нужны какие-то вещи, я помогу со брать… Прости.

Она покраснела и опустила глаза. Румянец сделал ее еще красивее, от глубокого вздоха упругая грудь всколыхнулась и, показавшись из-за отворотов халата, ослепила Никифорова белизной. Женщина заметила его взгляд, смутилась и нервным движением застегнула верхнюю пуговицу халата.

Никифоров вымученно улыбнулся. Он все еще любил ее, любил и ненавидел.

- Я приехал проститься, - сказал он после небольшой, но показавшейся вечностью паузы.

- Ты уезжаешь?

- Да.

- Надолго?

- Боюсь, что да.

- Это из-за меня?

- Не знаю. Нет, наверно нет. - Он подошел вплотную к жене и взял ее за руки. - Мы больше не увидимся.

Она посмотрела ему в глаза. Такой боли, одиночества, тоски и отрешенности она еще не видела. Ее охватило нехорошее предчувствие.

- Скажи мне правду, что ты хочешь делать?

- Не волнуйся. - Никифоров попробовал улыбнуться, но получилась лишь кислая гримаса. - Я перевожусь в наш уральский филиал. Там расширяются мощности… Ну и вообще.

Ей стало не по себе, и она опустила глаза.

- Прости меня, Толя, прости. Пожалуйста…

Она не выдержала, ткнулась носом в его плечо и разрыдалась. Любовь ушла, но она испытывала к бывшему мужу теплые чувства и не желала, чтобы они расстались врагами. А он гладил ее волосы, лучше которых не было на всем свете, вдыхал нежный запах ее тела, старался запомнить каждую черточку ее заплаканного и такого родного лица.

Он часто спрашивал себя: решился бы он связаться с американцами и покинуть родину, если бы не разрыв с женой? Наверное, нет. Он никогда бы не стал предателем, если бы не предали его. Никифоров не заметил, как слезы потекли по его щекам. Он закрыл глаза и долго еще стоял вот так, держа в своих объятиях любимую, но уже чужую женщину, словно пытался удержать ее, а может быть, хотел удержаться сам…