Родина - это дом

Садальский вытащил из кармана пиджака слегка потертый, старинной работы, бархатный с позолотой футляр для колец и открыл его. Внутри лежало маленькое, тоже старинное, золотое колечко с тремя бриллиантами.

Лена удивленно посмотрела на Александра: они были знакомы всего второй день, а он уже делает такие подарки.

Сан Саныч понял ее взгляд.

- Это кольцо переходит женщинам моего рода из поколения в поколение, - нежно и взволнованно проговорил он. - Мы, Садальские, долго не влюбляемся, но когда встречаем свою половину, то понимаем это в первый же день знакомства и храним в своем сердце любовь всю оставшуюся жизнь. Позавчера, на юбилее, я понял, что ты и есть моя половинка. Я полюбил тебя с первого взгляда, а потому это кольцо теперь принадлежит тебе. Возьми его.

Садальский протянул колечко, но Лена остановила его:

- Поверь мне, я очень тронута, но не могу принять такой дорогой подарок. Ведь мы практически не знаем друг друга. А если я все-таки не твоя половинка? Это колечко накладывает на меня определенные обязательства. Для этого я должна быть уверена в тебе, и прежде всего в себе. Ты понимаешь меня?

- Конечно. Но верю, что когда ты узнаешь меня лучше, ты полюбишь меня.

- Буду рада этому. Мне кажется, я уже тебя люблю.

Кроме них в ложе никого не было. Садальский нежно и властно обнял Лену за талию и поцеловал в губы.

- Боже, что ты со мной делаешь!…- прошептала она.


«Правда». С телетайпной ленты. 

Патриоты Зимбабве расширяют боевые действия против незаконного режима Смита в Родезии. В результатенаступления в районе Квекве партизаны разгромили подразделения регулярной родезийской армии.

Ликвидированы также несколько агентов, собиравших сведения для расистской охранки.

Как признают представители родезийского военного командования, впервые борцы за свободу Зимбабве стали развертывать боевые операции в Юго-Западном районе страны.


«Правда». С телетайпной ленты.

Подготовка к третьему съезду Африканской партии независимости Гвинеи и Островов Зеленого Мыса (ПАИГК) ведется в Республике Гвинея-Бисау.

На повестке дня вопросы демократического централизма, коллективного руководства, революционной демократии, критики и самокритики.


В наушниках что-то затрещало, зашипело и резануло по ушам. 

- Тьфу ты, дьявол! Чертова аппаратура! - в сердцах выпалил Корнеев, сорвал наушники и повернулся к сидящему за аппаратурой Вересову: - С помощью луча можно будет подслушать? 

Вересов склонился над окуляром:

- Нет. У него все окна плотными шторами занавешены. Если только на стекло ретранслятор прикрепить.

- Понятно, - вздохнул Валентин. - Что такое не везет и как с этим бороться. Придется навестить профессора в его отсутствие.

- Слушай, Валь а тебе не кажется странным, что Никифоров каждый день после работы едет не домой к красавице жене, а на дачу? Причем один. Я бы еще понял, имей он любовницу.

- Похоже, он с женой не в очень хороших отношениях.

- Похоже. Может быть, истинная причина его плохого самочувствия в последнее время кроется вовсе не в работе?

- Тут, может быть, все одно к одному. Сам знаешь, беда не приходит одна.

Выйдя из салона «рафика», Корнеев пересел в кабину водителя и взял трубку рации:

- Крупицына оставим здесь, а сами махнем к «третьему». «Второй», я «первый». Продолжайте наблюдение. Мы возвращаемся в город.- Он кивнул водителю «рафика»: - Поехали.

Вернувшись в город-спутник и войдя в зону уверенного действия рации, Корнеев снова взялся за трубку:

- «Третий», я «первый», доложите обстановку.

- «Первый», я «третий», докладываю. Объект наблюдения находится в квартире вместе с неизвестным объектом мужского пола. Они там порются.

- «Третий», что за неуставные выражения в эфире!

- Извините, «первый», вырвалось. Объект А совокупляется с объектом В.

Водитель «рафика» и Вересов прыснули от смеха. Корнеев кашлянул:

- Вот так-то лучше. Продолжайте наблюдение. Не обходимо выяснить все об объекте В.

- Понял вас, «первый».

- Конец связи.

- Теперь все ясно, - пожал плечами Вересов. - Беда не приходит одна. Похоже, кто-то решил применить к профессору самый старый и самый верный способ.

Корнеев согласно кивнул:

- Женщин этим не сломать. Они еще до замужества приучают себя к мысли, что рано или поздно их благоверные заводят любовниц. А вот мы порою от бабских загулов с ума сходим, руки на себя накладываем, Родину предаем, ибо Родина - это дом, дом - это уют, а уют - это жена.

- Мужики - они и в Африке мужики, - неожиданно вмешался в разговор водитель «рафика».- И ничто женское нам не чуждо.

Он махнул рукой и угрюмо уставился на дорогу, в темноту за лобовым стеклом. Корнеев и Вересов переглянулись.

- Осталось выяснить, что с Богомоловым. Поехали, - приказал капитан.

Электрик проживал на другом конце города. Городок был небольшим, и пересечь его на машине можно было за десять минут, даже если стоять у каждого светофора.

Рядом с подъездом дома стоял «Москвич». Корнеев вышел из «рафика» и подошел к машине:

- Как тут у вас?

- В порядке, - ответил старший группы наружного наблюдения. - Клиент дома - готовит снасти для рыбалки. Завтра же суббота.

- Хорошо. Дежурите до утра. Завтра мы вас сменим.

- Есть.

Валентин вернулся в «рафик»:

- Ну, кажись, все. В Москву.

- Приятно слышать, - отозвался водитель и нажал на газ.

По дороге в столицу Корнеев еще раз мысленно прокручивал утренний разговор с шефом об использовании в качестве агента жены Богомолова - Веры.

То, что она была любящей женой, но при этом женщиной недалекой, сомнений не вызывало. Вопрос заключался в том, хватит ли у нее глупости доносить на собственного мужа. Конечно, без всякого сомнения, любящая женщина никогда не станет этого делать, если… Если не вбить ей в голову, что это необходимо ради ее же любимого. Может быть, ради него она и станет осведомителем, но насколько это будет целесообразно? И не откроется ли она мужу в супружеской постели?

В конце разговора офицеры пришли к выводу, что рисковать не стоит. Большого толку от Веры как от агента все одно не будет, а то, что Комитет захочет узнать - он и так узнает, с ее помощью или без. Если Богомолов на самом деле выдает себя не за того, кто он есть, значит, он достаточно умен и может раскрыть жену. Но, с другой стороны, из-под колпака Комитета ему уже так и так не выйти, а если он заметит двойную игру жены или просто почувствует интерес к своей персоне, то может либо лечь на дно, либо активизироваться и как-то выдать себя. Тут-то Комитет его и повяжет. Однако опять возникало «но». Для начала необходимо было точно уяснить, кем является Богомолов: резидентом иностранной разведки или обычным изменником Родины. А исходя из этого уже и действовать.

Товарищи подбросили Корнеева к самому дому. Они знали, что его жена находится на последнем месяце беременности, и по возможности старались каждый день отправить Валентина домой пораньше.

Корнеев был без ума от жены. Они были созданы друг для друга и плохо переносили разлуку. Но служба есть служба. Зато в редкие минуты счастья супруга забирали у жизни все до последнего.

Познакомились они в горах, во время отпуска. Романтику первой встречи они сохранили и в повседневной жизни.

Катя вышла навстречу мужу. Сейчас она была такая смешная и в тоже время очаровательная, такая беззащитная и любимая. Больше всего Корнеев боялся потерять ее. Но сейчас он боялся еще и того, что схватки могут начаться в его отсутствие, а он даже не будет об этом знать. На всякий случай он оставил жене телефон дежурного по Комитету. Если что, Корнеева обязательно найдут и сообщат.

- Привет. Как у нас дела? - Валентин поцеловал жену и положил ладонь на ее живот.

Как только он узнал, что она беременна, он стал называть ее во множественном числе. Теперь их на самом деле было двое: она и их ребенок. Хотя друзья и подначивали Валентина насчет первенца мальчика, но ему было все равно, кто родится первым. Он знал, что будет любить и девочку, и мальчика. Может быть, девочку даже еще больше, потому что она будет обязательно похожа на мать.

- Умывайся и садись за стол. У меня давно уже все готово.

Он нежно обнял ее за плечи. У нее всегда все было готово, когда бы он ни пришел. Она всегда ждала его.

- Я люблю тебя, - прошептал Валентин в самое ее ушко.

- Даже такую некрасивую?

- Ты прекрасна как никогда.

Она ласково улыбнулась. Каждый день она боялась за него и каждый день молилась, чтобы с ним не случилось ничего плохого.