Операция «Коридор»

«Жигули» профессора плавно подъехали к зданию аэровокзала и припарковались на автостоянке. Никифоров и Богомолов покинули машину, уверенно прошли в центральный зал, проверили расписание отправления самолетов и затем, непринужденно болтая, свернули в зал ожидания. На плече профессора по-прежнему висела сумка фирмы «адидас».

- Слушайте, мужики, - прищурившись, сказал Вересов, - а вам не кажется, что у профессора несколько изменилась походка?

- Кажется, - за всех ответил Крупицын. - Может быть, тот неизвестный, что пытается сейчас скрыться с дачи, и есть настоящий профессор? Даже скорее всего…

Выслушав товарищей, Валентин снова взялся за радиотелефон. «Первый», то есть руководивший операцией полковник Шаров, особого восторга от сообщения Корнеева не выразил. В свою очередь, он попытался связаться с «четвертым». Но ни Корнеев, ни его шеф еще не знали, что «четвертый» в это время спал богатырским сном в двухстах метрах от дачи Никифорова.

Тем временем группа Корнеева, особо не скрываясь, проследовала за удалявшейся парочкой. Объекты свернули в туалет. Гэбисты, словно тени, прошли следом и рассредоточились вокруг Богомолова, уже пристроившегося к писсуару. Его напарник закрылся в кабинке.

Вот тут-то и началось то, чего так долго ждали Корнеев и его люди. Справив нужду, Богомолов оставил приятеля в кабинке, молча вышел из туалета и быстро покинул здание аэровокзала. Сев в профессорские «Жигули», он помчался обратно в столицу.

К удивлению своих товарищей, капитан Корнеев без всяких объяснений приказал им разрабатывать Никифорова, а сам бросился преследовать электрика.

Как только Валентин удалился, из кабинки туалета вышел уже не профессор, а сотрудник американского посольства Джон Робинсон. По комплекции он напоминал Никифорова, а мастерски наложенный грим создавал и полное внешнее сходство.

Вересов и Крупицын заворчали, словно разбуженные медведи и, конечно, все поняли, в том числе и действия командира. Раз им отводилась ролА «слепых», значит, они обязаны продолжать прикидываться идиотами. Исходя из этих соображений чекисты почти нежно подхватили Робинсона под руки и сопроводили его в отдел КГБ при аэровокзале для более детального досмотра.

В это время Корнеев мчался за Богомоловым. Как и положено, капитан строго действовал по штатному расписанию в рамках операции «Коридор». Впереди, у Садового кольца, их ждало спецподразделение, которое и должно было захватить объект.

Все шло без проблем, когда вдруг на пересечении Ленинградского проспекта и Грузинского вала между «Жигулями» профессора и капитана Корнеева вклинился самосвал ЗИЛ. Удар был внезапным, но, к счастью, Валентин сумел развернуть машину боком. О дальнейшем преследовании не могло быть и речи.

Самосвал отделался небольшой вмятиной. Водитель ЗИЛа выскочил из кабины и подбежал к капитану:

- Как ты?

Корнеев скривился и потер грудь:

- Нормально, хотя мог бы и потише.

- Действовал строго по расчету, - оправдывался водитель, помогая капитану вылезти из разбитых «Жигулей». - Это ты, наверное, превысил скорость.

- Наверное.

- Ну ладно, капитан, мне пора сваливать. Самосвал-то на самом деле в угоне числится.

- Давай дергай, пока ГАИ не нагрянула.

Радиотелефон в машине еще работал, и капитан доложил о случившемся открытым текстом. Затем вызвали ГАИ и по всем правилам составили протокол ДТП.

От «четвертого» по-прежнему не было никаких вестей, что уже действительно было странным и заставило полковника Шарова объявить тревогу. Срочно были активизированы все силы на дорогах, вокзалах, в метро и гостиницах. Сотни агентов КГБ напряженно вглядывались в лица тысяч прохожих, стараясь найти единственного человека. Десятки мониторов в метро и на вокзалах передавали информацию в центральный компьютер, который моментально просеивал через свое электронное сито данные телеметрии всех, кто попадал в поле зрения «всевидящего ока». Но все было тщетно, что вполне удовлетворило бы и Шарова, и Корнеева, если бы не молчание «четвертого». Этого в плане проведения операции не было, а значит, появилась нештатная ситуация.

И полковник, и капитан знали, где должен всплыть профессор и как он должен быть загримирован. Кроме того, весь путь Никифорова прослеживался по радиомаяку, который был спрятан в сумке «адидас». В сумке же маячок оказался благодаря Богомолову. Но черт его знает, что в итоге может выкинуть двойной агент. Недавно раскрытый не без помощи Кенексберга, под давлением КГБ разведчик вынужден был согласиться работать на СССР. Что же касалось объявленной тревоги, то по плану операции это делалось исключительно ради коллег из ЦРУ и ГРУ, которые с понятным интересом и напряжением следили за ходом событий и реакцией на это Лубянки.

ТАСС. Луанда.

В Солсбери завершились секретные переговоры между специальными англо-американскими представителями и главарем расистского режима Яном Смитом. Комментируя очередной раунд дипломатических усилий Англии и США в родезийском вопросе, африканская печать отмечает, что их главная цель заключается в том, чтобы сохранить позиции западных держав в этой стране путем политических махинаций.

Сущность новой формулы урегулирования родезийской проблемы, которая предусматривает передачу власти африканской администрации и подготовку выборов под английским контролем, целит практически на отстранение от участия в решении судеб народа этой страны его подлинного представителя - Патриотического фронта Зимбабве.

Именно поэтому заверения США и Англии в том, что они якобы хотят независимости Зимбабве, воспринимаются в Африке не иначе как обходной маневр в целях создания марионеточного режима.

Стремление западной дипломатии и режима Смита направить решение родезийской проблемы в неоколониалистское русло объясняется успехами патриотов Зимбабве и растущей изоляцией расистского режима.

Решение только что закончившейся ассамблеи глав государств и правительств стран - членов ОАЕ, признавшей Патриотический фронт в качестве единственного законного представителя народа Зимбабве, заставит Смита и его покровителей предпринимать срочные меры.

Разоблачая сговор империалистических государств и расистского режима Родезии, прогрессивная африканская общественность считает, что подлинный мир в Родезии может быть достигнут только в том случае, если будет ликвидирован расистский режим и установлена власть африканского большинства этой страны в лице Патриотического фронта Зимбабве.


ТАСС. Сидней.

Патриотический фронт Зимбабве, возглавивший освободительную борьбу африканского большинства Родезии против незаконного расистского режима Смита, контролирует три четверти территории страны, а действия его отрядов охватывают уже всю Родезию.


ТАСС. Мапуту.

С призывом к руководителям Сомали и Эфиопии безотлагательно решить существующие между двумя государствами спорные проблемы путем мирных переговоров выступила мозамбикская газета «Нотисиаш да Бейра». Вооруженные столкновения между Сомали и Эфиопией наносят ущерб африканскому единству и революционным завоеваниям в обеих странах.