Начальник ГРУ и главком ВВС находились на Центральном пункте связи.

Начальник ГРУ и главком ВВС находились на Центральном пункте связи. Только что был отдан приказ Самойлову ликвидировать контейнеры. Вслед за этим по спутниковой связи пришло сообщение о зафиксированном взрыве в районе боевых действий группы. Но подтверждение ликвидации «ЭОР-2» от самого Самойлова получить не удалось: обычная связь снова оборвалась, а спутник, на который не действовала аппаратура боевиков, уже вышел из зоны действия сигнала и заходил на новый виток вокруг Земли.

- Что будем делать? - спросил начальник ГРУ.

Маршал пристально посмотрел на генерала. Начальник разведки явно хотел переложить бремя ответственности на чужие плечи.

- У нас есть точное указание от министра обороны и партийного руководства страны, товарищ генерал,- холодно ответил он.

- Да, конечно. Давайте приказ своим летчикам.

Маршал уже с удивлением посмотрел на грушника. Тот вел себя, словно ребенок из детсада, который только что узнал о том, что его любимая игрушка сломана.

- Как вы, наверно, успели заметить, у нас нет связи не только с вашими людьми, но и с самолетами, - ответил командующий. - Но мои люди знают, что им надлежит делать.

====================================================================================


Неравный бой шел вот уже несколько минут. Группа Самойлова оказалась в невыгодном положении и несла тяжелые потери.

С началом боя связь снова восстановилась, но выстрелом из гранатомета разорвало и радиста, и рацию.

Внезапно в грохоте сражения послышался характерный шум турбин реактивных самолетов. Но когда рев обрушился на головы сражающихся, два истребителя были уже далеко от места боя и заходили на следующий круг. Самойлов все понял. Он с самого начала знал, что это гиблая ходка. Остаться живым после ракетно-бомбового удара стальных птиц было трудно даже в горах. Огонь по боевикам снесет каменной лавиной и накроет всех - и спецназ в том числе.

Это понял не только Самойлов.

===================================================================================


Бережная вошла в купе-люкс поезда «Москва - Ленинград» и, упав в мягкое кресло, вытянула уставшие от высоких каблуков ноги. Садальский расположился рядом и ласково провел рукой по ее коленям:

- Устала?

- Чуть-чуть.

- Прости, что не смог встретить. Срочно вызвали в министерство.

- Ничего, я все понимаю.

Он должен был забрать Елену прямо из дома, но в последний момент планы изменились, и она была вынуждена добираться до Ленинградского вокзала своим ходом. Точнее, за свой счет, так как пришлось вызвать такси.

Сан Саныч подъехал перед самым отправлением поезда, и все это время Елена сильно нервничала. А тут еще летняя жара и духота вокзала…

В Ленинград Лену пригласил Садальский. В городе на Неве ему предстояло провести несколько встреч по приказу министерства, и он предложил возлюбленной поехать вместе с ним и отдохнуть за казенный счет.

Бережная охотно согласилась соединить приятное с полезным. Руководитель ее научной группы - профессор Никифоров тоже не возражал, расщедрился и, хотя Лена уже отгуляла положенные двадцать четыре дня, предоставил своей молодой сотруднице еще неделю отпуска. Отпрашиваясь, она и подумать не могла, что видит своего шефа в последний раз.

Ее отношения с Садальским развивались стремительно. Однако в последнее время Лене все чаще стало казаться, что они никогда не достигнут душевной близости, сравнимой с интимной. Это и настораживало, и пугало. В Ленинграде им предстояло целую неделю пробыть вдвоем, не расставаясь, и Лена надеялась, что это поможет расставить все точки над «i».

Они поселились в гостинице «Астория», в номере с видом на Исаакиевский собор. Сан Саныч попросил Лену во время поездки говорить только по-английски, объяснив это тем, что ему предстоит провести несколько встреч с иностранными партнерами. Английским она владела в совершенстве и согласилась уважить просьбу возлюбленного.