На столе президента мелодично зазвенел телефон

На столе президента мелодично зазвенел телефон. Вежливый голос секретарши сообщил, что шеф ЦРУ просит срочной аудиенции.

- Он уже здесь? - на всякий случай спросил Картер.

- Да, господин президент.

- Зовите.

В ту же минуту дверь распахнулась, и в кабинет быстрой уверенной походкой вошел шеф разведки. В его руках было несколько газетных вырезок из «Нью-Йорк Тайме», «Крисчен Сайенс Монитор» и лондонской «Совьет Аналист». Без личных комментариев он протянул их президенту.

Картер бегло просмотрел обведенное красным карандашом и удивленно посмотрел на цэрэушника:

- Насколько я знаю, некоторым журналистам этих газет платит КГБ и их материалы являются источником дезинформации западной общественности.

- Совершенно верно, господин президент.

- Тогда с каких это пор русские начали сами раскрывать свои секреты?

- С тех пор, как им стало это выгодно.

- Объяснитесь.

- Пожалуйста. Как вы уже успели заметить, речь идет о недавних событиях на границе Зимбабве и Мозамбика. Причем приведенная здесь информация вполне достоверна, хотя и мастерски завуалирована. Конечно, простой обыватель вряд ли поймет ее истинный смысл, но и рассчитан этот материал вовсе не на него.

- А на кого? - не удержался президент.

- Я думаю, что в первую очередь - на партийное руководство Кремля. - Видя, что недоумение на лице президента не исчезло, шеф разведки продолжил: - Давайте разложим все по порядку. Во-первых, из Африки тянется параллель к новейшему оружию русских и связанному с его разработкой профессору Никифорову. Естественно, что о его трагической смерти в советских газетах не говорится ни слова, равно как и о его измене Родине. Но от профессора просматривается ясный след, ведущий к ныне покойному академику Агапитову, который, в свою очередь, был близким другом Федора Кулакова.

Во-вторых, сама африкано-московская операция русских преследовала несколько целей. Первое: выявить и обезвредить изменников Родины и установить, на кого они работали. Второе: постоянная тайная война между двумя ведомствами - КГБ и ГРУ. Наши достоверные источники из Генерального штаба сообщили, что в ГРУ смещен с должности начальник «африканского» отдела, а второй заместитель начальника ГРУ подал в отставку. Причем, заметьте, оба эти офицера якобы были людьми Кулакова в Генеральном штабе.

- А они действительно ими были?

- Скорее всего, нет, просто Кулаков заводил дружбу с нужными людьми. Но при желании все можно истолковать иначе.

- Что и было сделано,- кивнул президент.

- И наконец, в-третьих, постоянные публикации в западной прессе версий о скором возможном назначении Кулакова на пост Генерального секретаря партии. Сама же утечка информации выглядит уж слишком навязчивой и наверняка имеет преднамеренный характер.

- Все дороги ведут в Рим, - наконец-то понял президент.

- Конечно! Все вертится вокруг одной личности - Кулакова, являющегося основным, почти уже официальным, преемником Брежнева. Кто-то очень умело обкладывает его со всех сторон, словно медведя в берлоге. Если же связать все воедино, а кому надо - обязательно свяжут и события в Африке, и недавние трагедии в Москве, и измену профессорского коллектива, а также некоторых офицеров Генерального штаба, то получается мастерски связанная паутина. Подобные же публикации в западной прессе, - шеф ЦРУ помахал вырезками из газет, - окончательно добьют преемника и наверняка станут политической смертью Кулакова как будущего хозяина страны. Кремль боится скандалов больше, чем огня, впрочем, как и мы с вами, и после драки уже никого не будет волновать, что виновник скандала кристально чист.

- Н-да, пожалуй, в ваших словах есть смысл, - задумчиво проговорил Картер.- За всем этим просматривается железная рука.

- А также холодный ум и горячее сердце, - добавил шеф ЦРУ.

Оба поняли, что имеют в виду одного и того же человека.

- Вы хотите сказать, - продолжил президент, - что провал с «ЭОР-2» был запланирован заранее лишь с одной целью - ударить по Кулакову?

- Думаю, да, хотя был и второй вариант, чисто африканский. Но одно я теперь знаю наверняка - никакого «ЭОР-2» в контейнерах не было.

Картер удивленно поднял брови.

- Я сам об этом узнал лишь час назад, - поспешил заверить шеф ЦРУ. - Наши ученые наконец-то дали заключение о содержимом контейнеров, которые удалось захватить «зеленым беретам», посланным нами на место гибели группы подполковника Самойлова.

- Вы уверены, что тут нет ошибки?

- Абсолютно. Контейнеры были пусты с самого начала. Русские всегда отличались превосходным умением создавать мистификации. Все это лишь спектакль, кровавый спектакль. Впрочем, как и с профессором Никифоровым.

- Позвольте, тогда как вы объясните пожар в нашем посольстве? Раз все документы остались у русских, то зачем устраивать такую заваруху?

- Может быть, таким образом русские хотят заставить нас поверить, что у них действительно выкрали документы профессора?

Шеф ЦРУ и сам толком еще не осмыслил комбинации КГБ. Может быть, опять вмешалась та непонятная «третья сила», которая пыталась вклиниться в разборки между КГБ и ЦРУ еще в Африке и которая все-таки подпортила планы русских? Если так, то Советы могут попытаться использовать ЦРУ в качестве ищейки, и тогда пожар в посольстве вполне объясним. Но вот что это за «третья сила», способная так круто работать и в центре Африки, и в самом сердце России - Москве? Или это все-таки очередной мираж Лубянки, или…

Шеф ЦРУ давно уже начал подозревать, что под «третьей силой» скрывается организация «Черный орел». Немцы шли на сотрудничество с ЦРУ только тогда, когда это было им выгодно, а других механизмов воздействия у американцев пока не было. И такое положение сохранялось вот уже более тридцати лет. Но самое неприятное заключалось в том, что скорее немцы, а не американцы имели власть над руководством США, так как надежно держали в своих руках определенный политический козырь…

- Так вы утверждаете, что Кулаков как политическая фигура уже мертв? - неожиданно спросил Картер, отрывая шефа ЦРУ от мрачных мыслей. Видимо, сейчас его больше волновал именно этот вопрос.

- Есть все основания так полагать. К сожалению, наша слишком свободная пресса… - Это было самой больной мозолью шефа ЦРУ. Картер знал об этом, а потому пропустил повторные излияния цэрэушника мимо ушей. -…Сама приложила к этому руку, еще два года назад начав писать о Кулакове как об очевидном преемнике Брежнева. В Кремле не любят подсказок со стороны, а тем более - с Запада. Там все делают неожиданно и со своими, не поддающимися западной логике выкрутасами. Заметьте, в истории СССР еще ни один официальный преемник не доживал до трона. Всегда оказывался кто-то третий, кто всегда был в тени, но кто - либо случайно, либо чутко - держал руку на пульсе событий и появлялся на сцене в самый подходящий, а точнее, последний момент.

- И кто же этот третий на сей раз?

- Этот вопрос, равно как и гадание на кофейной гуще, в компетенции ваших советологов, господин президент, - почти со злостью в голосе ответил цэрэушник. - Я же опираюсь исключительно на голые факты. Как только у меня будет соответствующая информация, я немедленно доложу вам.

Президент едва заметно поморщился и в упор посмотрел на шефа ЦРУ. «Все он знает, этот мерзавец», - подумал Картер, но промолчал.