Дорожкин припарковал взятую напрокат машину возле ночного клуба Абиджана.

Дорожкин припарковал взятую напрокат машину возле ночного клуба Абиджана. Через полчаса он должен встретиться с людьми отца и передать им документы профессора Никифорова. А завтра утром бывший полковник ГРУ должен был улететь на собственную виллу, купленную ему благодарным предком.

Алексей не торопясь вышел из машины, непринужденно осмотрелся и, не обнаружив ничего подозрительного, вошел в здание.

Его появление особого внимания не привлекло: таких, как он, здесь было предостаточно. За игровыми столами стояла нормальная атмосфера азартной игры с судьбой, а точнее, борьбы с работниками клуба за свой собственный кошелек. Дорожкин окинул взглядом зал и направился к бару. Сев в углу так, чтобы хорошо были видны все двери, он заказал легкий коктейль со льдом…

…Благополучно долетев из Москвы до Риги, полковник решил несколько изменить маршрут. В вагоне пассажирского поезда, подъезжавшего к Франкфурту-на-Одере, Дорожкин ощутил такой панический ужас, что спрыгнул с подножки на полном ходу. Такого страха он не испытывал даже тогда, когда понял, что находится под «колпаком» у своей родной конторы. А понял он это сразу, как только получил задание на разработку профессора Никифорова. Алексей был опытным разведчиком, сумел заранее просчитать возможные комбинации и всю свою дальнейшую деятельность повел уже по собственным правилам игры. Впрочем, его начальство не возражало, чтобы полковник пошел ва-банк…

…Как только поезд скрылся за поворотом - пропал и страх.

Таким образом, вместо Швеции он оказался в Германии. Но даже несмотря на это пока все складывалось удачно.

Снова страх появился лишь на следующее утро на границе со Швейцарией, когда полковник прочитал в газете о крушении именно того самого поезда, в котором он ехал минувшим днем. Было это случайностью или полковник чудом избежал приведения приговора в исполнение - он понятия не имел. Но с этого момента он начал страдать манией преследования.

Прилетев в Нигерию, прежде чем выходить на связь с отцом, Дорожкин постарался получше замести следы. Алексею показалось, что ему это удалось, и только после повторной, особо тщательной, проверки он рискнул сообщить людям отца о своем прибытии в Африку…

…Подошедшая пышногрудая официантка отвлекла полковника от его мыслей и мило улыбнулась:

- Еще что-нибудь будете, сэр?

- Чуть позже, - неопределенно ответил Дорожкин и проводил взглядом удаляющиеся от него крутые бедра и длиннющие ноги девушки.

Он вдруг вспомнил, что не занимался сексом почти три недели. Даже во время переломных событий в той или иной операции, которые он проводил и в Африке, и в Европе, полковник всегда улучал момент для общения с прекрасным полом. А тут - столько времени не видеть женщин и даже не очень-то их и хотеть.

И снова Дорожкина охватили нехорошие предчувствия. Каждой клеточкой организма он чувствовал надвигающуюся смертельную опасность и где-то там, в глубине души уже понимал, что на этот раз не сможет предотвратить беду. Полковник залпом допил коктейль и посмотрел на часы.

Он еще не знал, что в это самое время к ночному клубу подъехали две машины. Из них вышли шесть человек в слишком свободных костюмах. Свободных настолько, что под ними можно было спрятать «узи» или что-либо похожее по размерам. У здания клуба группа разделилась: трое пошли к центральному входу, трое - к запасному.

Был теплый спокойный вечер. В эту минуту он еще ничем не отличался от сотни других таких же теплых спокойных вечеров…