Адреналин.

Адреналин 

— О’кей, где сцепление?

Я указала на левую рукоятку руля. Отпускать ее было ошибкой. Тяжелый мотоцикл зашатался подо мной, едва не заваливаясь набок. Я снова ухватилась за ручку, пытаясь удержать равновесие.

— Джейкоб, он не стоит ровно, — заныла я.

— Он будет стоять ровно, когда ты поедешь, — обнадежил он. — Теперь, где у тебя тормоз?

— Под моей правой ногой.

— Неправильно.

Он схватил меня за правую руку и посильнее прижал пальцы к переключателю ручного тормоза, прямо над переключателем скоростей.

— Но ты же говорил…

— Вот нужный тормоз. И не тормози сейчас, ножным, будешь делать это позже, когда освоишься.

— По-тоему ты что-то недоговариваешь, — подозрительно сказала я. — Разве оба тормоза не важны?

— Забудь о ножном тормозе, договорились? Здесь… — он накрыл ладонью мою руку и прижал тормоз к ручке. — Вот так надо тормозить. Не перепутай. — он еще несколько секунд сжимал мою ладонь.

— Отлично, — согласилась я.

— Газ?

Я зажала правую рукоятку — А рычаг переключения скоростей?

Я подтолкнула его левой ногой.

— Очень хорошо. Думаю, ты сейчас свалишься. Теперь тебе надо только заставить его сдвинуться.

— Угу, — невнятно промычала я, боясь сказать еще хоть слово. В животе все странно скрутило и я боялась, что мой голос сорвется. Я перепугалась. Я пыталась себе внушить, что мои страхи беспричинны. Я переживала вещи и похуже. Тогда почему я должна бояться? Я сейчас должна рассмеяться в лицо смерти.

Мой желудок этого не перенесет.

Я уставилась на длинный отрезок грязной дороги, по бокам которой росла густая зеленая трава. Асфальт был влажным и весь в песке. Все же лучше чем слякоть.

— Держи пальцы на сцеплении, — инструктировал меня Джейкоб.

Я сжала пальцы вокруг рукоятки.

— Бэлла, теперь важный момент, — с нажимом сказал Джейкоб, — Не разжимай пальцы, хорошо? Хочу, чтобы ты представила, что держишь настоящую гранату. Чека выдернута и граната у тебя в руках.

Я сжала сильнее.

— Хорошо. Как думаешь, ты сможешь сама тронуться с места?

— Если я уберу ногу, то свалюсь, — сказала я ему сквозь зубы, сжимая пальцы вокруг — живой гранаты.

— О’кей, я помогу тебе. Только не отпускай сцепление.

Он сделал шаг назад, а затем вдруг резко нажал ногой на педаль газа. Раздался рев и мотоцикл завелся, сотрясаясь сильными толчками. Я начала заваливаться набок, но Джейк успел схватить мотоцикл, прежде чем он придавил меня к земле.

— Осторожно! Ты еще держишь сцепление? — спросил он ободряюще.

— Да, — чуть дыша, сказала я.

— Поставь ноги обратно — я попробую все сначала, — но он положил руку на заднее сиденье, на всякий случай.

Зажигание сработало с четвертой попытки. Я чувствовала, как мотоцикл ревет подо мной, как зверь. Я выжимала сцепление пока не заныли пальцы.

— Попробуй нажать на газ, — предложил он. — Очень мягко. И не отпускай сцепление.

Я нерешительно крутанула правую рукоятку. Мотоцикл с рычанием немного сдвинулся с места.

— Ты помнишь как переключать первую скорость? — спросил он.

— Да.

— Хорошо, тогда давай попробуем.

— Ладно.

Он выждал несколько секунд.

— Левой ногой, — подсказал он мне.

— Да знаю я, — ответила я, глубоко вздохнув.

— Ты уверена, что хочешь этого? — спросил Джейкоб, — Вид у тебя напуганный.

— Со мной все нормально, — отрезала я, переключив скорость на уровень ниже.

— Очень хорошо, — похвалил он. — Теперь очень мягко, отпускай сцепление.

Он немного отошел от мотоцикла.

— Ты хочешь, чтобы я отпустила — гранату. — спросила я, не веря своим ушам. Неудивительно, что он покатился назад.

— Бэлла, ну кто так делает. Давай, но медленно.

И только я немного ослабила хватку, как меня прервал голос, явно не принадлежащий, стоявшему неподалеку, мальчику.

— Это глупое, безответственное ребячество, Бэлла — бархатный голос кипел от злости.

— Ой! — я открыла рот от удивления и отпустила руку со сцепления.

Мотоцикл встал на дыбы подо мной, потащил меня вперед, а затем с грохотом завалился вместе со мной на землю. Двигатель с рычанием заглох.

— Бэлла? — Джейкоб с легкостью поднял с меня тяжелый мотоцикл. — Ты цела?

Но я не слушала.

— Я же говорил, — промурлыкал этот совершенный, кристально чистый голос.

— Бэлла? — Джейкоб потряс меня за плечо.

— Со мной все в порядке, — промямлила я, ошеломленная.

Больше, чем в порядке. Голос в голове вернулся ко мне. Он еще звенел в моих ушах — мягким, бархатным эхом.

В мозгу быстро прокручивались всевозможные варианты. Никаких сходств — незнакомая дорога, я делаю то, что никогда еще не делала, — никакого дежа вю. Значит, галлюцинации начинаются отчего-то еще… я почувствовала, как по моим венам побежал адреналин и тут до меня дошло — немного адреналина, чуть. уть опасности…ну и капельку глупости.

Джейкоб поставил меня на ноги.

— Ты ударилась головой? — спросил он.

— Не думаю, — я помотала головой, проверяя. — Я не повредила мотоцикл? — этот вопрос меня очень волновал. Я тот час же захотела начать все заново. Безрассудство — небольшая цена, по сравнению с тем, что я ожидала. Неважно, что это мошенничество. Возможно, я нашла способ вызывать эти галлюцинации — а это гораздо более важно.

— Нет, только двигатель заглох.

Я кивнула. — Давай попробуем еще раз.

— Ты уверена? — спросил Джейкоб.

— Уверена.

На этот раз я попыталась сама завести двигатель. Это было сложновато, со всей силы резко надавливать ногой на педаль и при каждой моей попытке мотоцикл старался сбросить меня. Руки Джейкоба замерли в нерешительности около рукояток, готовые поймать меня, если понадобится.

После нескольких удачных попыток, и еще больших неудачных, двигатель снова подо мной заревел. Не забывая удерживать сцепление, я ради эксперимента слегка добавила газу. Он заворчал. Моя улыбка передалась Джейкобу.

— Осторожно со сцеплением, — напомнил он мне.

— Ты что хочешь загнать себя в гроб? Ты этого хочешь? — язвительно сказал мне другой голос.

Я широко улыбнулась — сработало — и пропустила мимо ушей вопрос. Джейкоб не позволит, чтобы со мной что-нибудь стряслось.

— Возвращайся домой, к Чарли — приказал мне голос. Совершенная красота его поразила меня. Я не могу позволить своей памяти забыть его, неважно какой ценой.

— Отпускай потихоньку, — приободрил меня Джейкоб.

— Постараюсь, — сказала я. Это меня озадачило, так как я поняла, что ответила обоим сразу.

Голос в голове рявкнул так, что заглушил рев мотоцикла. Пытаясь сосредоточится и не позволить больше голосу испугать меня, я расслабила руку на малых оборотах. Внезапно вся эта махина заревела, и рванула вперед.

И я полетела.

Ветер бил мне в лицо, а волосы с такой силой стянуло за голову, что казалось, кто-то за них тянет. У меня аж сердце ушло в пятки; адреналин бешено носился по венам. Деревья пролетали мимо, сливаясь в одно зеленое пятно.

Но это была только первая скорость. Моя нога нащупала рычаг скоростей и я добавила газу.

— Нет, Бэлла! — разгневанный, но такой безумно—нежный голос зазвенел в ушах. — Что же ты делаешь!

Это немного отрезвило меня и тут я поняла, что дорога начала медленно сворачивать налево, а я все еще несусь прямо. Джейкоб не объяснял мне как сворачивать.

— Тормоза, тормоза, — бормотала я себе и инстинктивно дернула вниз правой ногой, ища тормоз как в своем пикапе.

Вдруг мотоцикл осатанел подо мной, дергаясь из стороны в сторону. Меня с бешеной скоростью понесло к зеленой стене. Все еще несясь к деревьям, я попыталась вывернуть руль в другом направлении, но внезапно мое тело резко бросило набок и мотоцикл опрокинулся.

Мотоцикл опять приземлился аккурат на меня и с оглушительным ревом потащил по мокрому песку, пока не ударился обо что-то твердое. Я ничего не видела. Я была по уши в грязи. Я попыталась приподнять голову, но мне что-то мешало.

Голова шла кругом, я была потрясена. В ушах звенело сразу со всех сторон — мотоцикл на мне, голос в голове и что-то еще…

— Бэлла! — завопил Джейкоб и я услышала прекращающийся рев второго байка.

Мотоцикл больше не прижимал меня к земле, и я наконец-то смогла дышать полной грудью. Все стихло.

— Ух ты, — пробормотала я. Меня всю трясло. Должно быть я действительно нашла рецепт для галлюцинаций — адреналин, плюс опасность и глупость. Что-то в этом роде.

— Бэлла, — Джейкоб с беспокойством склонился ко мне — Бэлла, ты жива?

— Я в полном порядке! — в полном восторге воскликнула я. Я пошевелила ногами и руками. Вроде все на месте. — Давай еще раз!

— Думаю, что не стоит, — с беспокойством произнес Джейкоб. — Сначала я отвезу тебя в больницу.

— Да я в порядке!

— Ммм, Бэлла? У тебя огромная рана на лбу и вовсю хлещет кровь, — сообщил он мне.

Я прикоснулась к голове. Действительно, она была мокрой и липкой. Ничего кроме запаха мха я не чувствовала и меня чуть не стошнило.

— Ой, мне очень жаль, Джейкоб, — я прижала ладонь к ране, как будто пытаясь вдавить кровь обратно в голову.

— Почему ты извиняешься за то, что у тебя идет кровь? — удивился он, обвив своей длинной рукой меня за талию, чтобы поставить меня на ноги. — Пойдем, но теперь поведу я, — он схватил ключи.

— А как же мотоциклы? — спросила я, показывая на них рукой.

С секундной заминкой он сказал. — Подожди здесь и возьми вот это, — он снял майку, уже заляпанную кровью и кинул мне. Я туго свернула ее и приложила ко лбу. Я почувствовала запах крови; я глубоко задышала ртом, пытаясь сосредоточиться на чем-то еще.

Джейкоб запрыгнул на черный мотоцикл, завел его с первого раза и свернул на дорогу, разметая вокруг песок и гальку. Он выглядел настоящим мотогонщиком, голова прижата к рулю, лицо смотрит вперед, а блестящие волосы развеваются по его бронзовой спине. Мои глаза с завистью сузились. Наверняка я на своем мотоцикле смотрелась не так не замечательно.

Я была поражена, насколько далеко уехала. Когда Джейкоб подъехал к пикапу я его едва видела. Он бросил мотоцикл в кузов и рванул к водительскому сиденью.

Я еще держалась молодцом, пока он уговаривал мой старенький пикап с оглушительным ревом развернуться ко мне. В голове немного покалывало, с желудком творилось что-то неладное, хотя рана была не серьезной. Раны на голове обычно больше всего кровоточат. Поэтому Джейкоб зря так волновался.

Оставив пикап заведенным, Джейкоб вышел из машины и вновь обнял меня за талию.

— Так, давай погрузим тебя в пикап.

— Но я правда в полном порядке, — заверила его я, когда он помогал мне сесть в машину. — Не беспокойся ты так. Просто немножко крови.

— Множко крови, — проворчал он, возвращаясь за моим мотоциклом.

— Слушай, давай что-нибудь придумаем, — начала было я, когда он сел за руль. — Если ты привезешь меня в отделение скорой помощи, то Чарли обязательно узнает об этом, — я глянула на свои заляпанные грязью и песком джинсы.

— Бэлла, я думаю, придется наложить швы. Я не позволю тебе истечь кровью.

— А я и не истеку, — пообещала я. — Просто давай сначала завезем мотоциклы, а потом заедем ко мне, чтобы я могла скрыть все улики перед поездкой в больницу.

— А как же Чарли?

— Он говорил, что работает сегодня.

— Ты уверена?

— Доверься мне. У меня просто небольшое кровотечение. Так что все не так плохо, как кажется.

Джейкоб был не в восторге от моей идеи — он дико поморщился. Он не хотел, чтобы у меня возникли неприятности. Я смотрела в окно, придерживая разорванную майку у головы, по дороге в Форкс.

Мотоцикл оказался даже лучше, чем я думала. Он пригодился мне по назначению. Я сжульничала и нарушила свое обещание. Я была излишне опрометчива. Я почувствовала лишь небольшое сожаление о том, что теперь обе стороны нарушили свои обещания.

И потом, я нашла разгадку возникновения моих галлюцинаций! Во всяком случае, я надеялась на это. Я решила еще раз проверить свою теорию. Может меня быстренько отпустят из больницы и я попробую сегодня же вечером.

Было просто удивительно еще раз вот так пронестись по дороге. Еще раз почувствовать ветер, бьющий в лицо, скорость и свободу… все это напомнило мне о моей прошлой жизни, когда он нес меня на спине сквозь густой лес, не разбирая дороги — с неожиданно-нильной болью, я резко оборвала это воспоминание. Я вздрогнула.

— С тобой точно все в порядке?

— Да, — ответила я, вложив в голос побольше убедительности.

— Кстати, — добавил он. — Вечером я собираюсь на твоем мотоцикле обрезать ножные тормозы.

Первым делом, попав домой, я осмотрела себя в зеркале; все выглядело отвратительно. Кровь засохла широкими полосами на всем лице и шее, намертво склеив грязные волосы. Хладнокровно обследуя себя, я все время твердила себе, что кровь ненастоящая, чтобы меня не начало тошнить. Я задышала ртом и пришла в норму.

Я умылась, как смогла. Свою грязную и заляпанную кровью одежду я запрятала на дно корзины для белья и осторожно натянула чистые джинсы и рубашку (потому что надеть свитер через голову я не смогла). Аккуратно, чтобы вновь не заляпаться кровью я одной рукой одевала одежду, а другой оттягивала ее подальше от раны.

— Давай быстрее, — позвал меня Джейкоб.

— Иду, иду, — крикнула я в ответ. Убедившись, что ничего подозрительного я не оставила. Я спустилась вниз.

— Как я выгляжу? — спросила я его.

— Уже лучше, — признался он.

— Зато теперь я выгляжу так, будто я споткнулась у тебя в гараже и ударилась обо что-то головой.

— Да, я тоже так думаю.

— Тогда поехали.

Джейкоб вывел меня за дверь и настоял на том, что поведет он. На полдороге в больницу я поняла, что он до сих пор по пояс раздет.

Я почувствовала угрызения совести. — Нам надо найти тебе куртку.

— Это выдаст нас с головой, — передразнил меня он. — И потом, на улице не так холодно.

— Издеваешься? — дрожащими от холода руками я включила печку.

Я взглянула на Джейкоба, чтобы узнать не притворяется ли он чтобы не доставлять мне беспокойство, но все выглядело так, как будто ему вполне комфортно. Он закинул одну руку на спинку моего сидения, а я вся съежилась в комок, чтобы хоть как-то согреться.

Джейкоб действительно выглядел старше своих шестнадцати — ну не сорок, конечно, но все же старше меня. Мощное телосложение квилетов ему почти не передалось, по их меркам он был просто скелетом. Под гладкой кожей играли, хоть и небольшие, но все же упругие мускулы. А цвет кожи был настолько замечательный, что я невольно позавидовала.

Джейкоб почувствовал мой внимательный взгляд.

— Что? — смутившись, спросил он.

— Ничего. Я просто раньше этого не замечала. Ты знал, что ты как бы… привлекательный?

Раз уж слова вылетели, я боялась, что мое спонтанное замечание будет неверно истолковано.

Но Джейкоб лишь округлил глаза — Видимо ты все-заки сильно шарахнулась головой?!

— Нет, я серьезно.

— Ну, это, спасибо, за как бы.

Я ухмыльнулась — Как бы не за что.

Мне наложили семь шов на лбу. После укола местной анестезии, я вообще не почувствовала боли. Пока доктор Сноу меня зашивал, Джейкоб держал меня за руку, а я пыталась не думать об иронии судьбы.

Мы целую вечность проторчали в госпитале. Когда со мной было покончено, я завезла Джейкоба домой и помчалась готовить ужин Чарли. Казалось, что Чарли купился на мою историю о падении в гараже Джейкоба. Тем более после моих переодеваний могло показаться, что я вполне могла дойти на своих двоих до больницы.

Ночь прошла более спокойно, в отличие от ночи после поездки в Порт. нджелес, когда я услышала этот совершенный голос. Вернулась прежняя рана в груди, она все время открывалась, когда рядом не было Джейкоба, но сейчас она не отдавала такой невыносимой, пульсирующей болью. Я уже строила планы на будущее, добиваясь еще больших галлюцинаций, доводя себя до безумия. Конечно, завтра, когда я буду с Джейкобом, мне станет легче. Так было легче перенести пустоту и привычную боль; наступило облегчение. Кошмары тоже стали немного слабее. Обычно меня ужасала привычная пустота, но теперь больше всего меня поражало нетерпение, с которым я ждала, пока в моем сознании прозвучит знакомый голос. Я знала, что кошмары скоро закончатся.

В следующую среду, прежде чем меня отпустили из больницы, доктор Джеранди позвонил отцу, чтобы предупредить, что возможно я получила сотрясение мозга. Он посоветовал ему будить меня по ночам каждые два часа и проверять все ли в порядке. Глаза Чарли подозрительно сузились, когда я ему опять начала лепетать о своем падении в гараже.

— Может вам обоим не стоит заходить в гараж, Бэлла, — в тот же день предложил он за ужином.

Я запаниковала, опасаясь, что Чарли уже близок к тому, чтобы запретить мне поездку в Ла. уш, не говоря уже о мотоцикле. А этого я не могла допустить — сегодня у меня была потрясающая галлюцинация. Моя нежно-зархатная голосовая галлюцинация вопила на меня почти целых пять минут, пока я резко не нажала тормоза и не вылетела в кусты. Сегодня ночью, я вынесу всю боль, без единой жалобы.

— Это случилось не в гараже — заверила я его быстро — Мы гуляли и я споткнулась о камень.

— С каких это пор ты стала гулять? — скептически спросил Чарли.

— Сказывается работа на Ньютонов, — уточнила я. — Ежедневно продавая инвентарь для активного отдыха, поневоле им заинтересуешься.

Чарли взглянул на меня, все еще сомневаясь.

— Впредь я буду осторожнее, — пообещала я, исподтишка скрестив пальцы под столом.

— Я не против вашей прогулки около Ла. уш, но держитесь поближе к городу, хорошо?

— Почему?

— Ну, недавно мы арестовали там кучу защитников дикой природы. Департамент лесного хозяйства проверяет их, но сейчас…

— Ах, да, большие медведи, — вдруг осенило меня. — Да, их видели некоторые туристы, которые заглядывали к Ньютонам. Ты, правда, считаешь, что некоторые гризли стали огромными?

Он наморщил лоб. — Некоторые, да. Держитесь поближе к городу, хорошо?

— Ладно, ладно, — быстро ответила я. Он все еще выглядел обеспокоенным.

— Чарли начинает меня доставать, — пожаловалась я Джейкобу, когда он меня забрал после школы.

— Может нам стоит повременить с мотоциклами. — Он увидел протестующее выражение моего лица и тут же добавил, — Ну, по крайней мере, на недельку. Через неделю ты уже сможешь полностью выписаться из больницы, правильно ведь?

— Тогда что мы будем делать? — с досадой спросила я.

Он широко улыбнулся. — Все, что ты захочешь.

Я задумалась на минуту — чего же я хотела.

Я ненавидела даже мысль о потере хоть секунды близости с воспоминаниями, которые не ранили меня — которые пришли сами собой, я не думала об этом специально. Если у меня нет возможности сесть на мотоцикл, то я найду другой способ, навлечь на себя опасность и получить дозу адреналина. Тут есть над чем поразмыслить. Перспектива бездействия меня не прельщала. Неужели я опять впадаю в депрессию, даже с Джейком? Мне надо чем-нибудь себя занять.

Может быть существует другой способ или рецепт…или другое место.

Не дом, естественно. Должно же его присутствие остаться еще где-нибудь, где-нибудь кроме меня самой. Должно быть такое местечко, настоящее, отличающееся от всех прочих обычных мест, которые обычно наполнены людскими воспоминаниями.

Я смогла вспомнить лишь одно такое место. Единственное место, которое будет принадлежать только ему и никому больше. Волшебное место, залитое светом. Чудесная лужайка, которую я видела лишь раз в жизни, залитую ярким солнечным светом и сверканием его кожи.

Эта идея могла плохо кончится для меня же самой — она могла стать мучительно болезненной. Мою грудь разрывало на части от боли, даже когда я думала об этом. Трудно было держать себя в руках и не сдаваться. Там я наверняка бы услышала его голос. И потом я уже предупредила Чарли, что собираюсь прогуляться пешком…

— О чем ты так напряженно думаешь? — спросил Джейкоб.

— Ну… — начала я медленно. — Я нашла в лесу одно местечко — когда я…мм…гуляла. Небольшая лужайка, самое красивое место в мире. Но не думаю, что смогу найти его самостоятельно. Наверно придется несколько раз туда сходить…

— Мы можем ориентироваться по компасу и по карте, — с готовностью сказал Джейкоб. — Ты знаешь откуда начать?

— Да, ниже, где заканчивается шоссе номер сто десять. Думаю, что это южнее по карте.

— Круто. Значит мы найдем ее. — Джейкоб, как всегда, был готов пойти на любые мои авантюры. Даже если иногда они были немного странными.

Итак, после обеда в субботу я примерила свои новенькие горные ботинки — купленные этим же утром с двадцати процентной скидкой для сотрудников — захватив новую топографическую карту полуострова Олимпик, я помчалась в Ла. уш.

Мы выехали не сразу; сначала Джейкоб разлегся на полу в гостиной — заняв почти всю комнату — и целых двадцать минут, пока я, присев на краешек стула, болтала с Билли, чертил на карте сложную сетку вокруг нужного нам сектора. Казалось, Билли совсем не беспокоился о нашем предполагаемом путешествии. Я была удивлена, что Джейкоб рассказал ему, куда мы собираемся, давая сплетникам лишний повод для различных пересудов по поводу медведей. Я хотела попросить Билли ничего не говорить Чарли об этом, но побоялась, что моя просьба возымеет обратный эффект.

— Может мы увидим супер. едведя, — пошутил Джейкоб, разглядывая свой рисунок.

Я быстро посмотрела на Билли, опасаясь увидеть реакцию как у Чарли.

Но Билли только посмеялся над сыном. — Может вам лучше взять кувшинчик меда, на всякий случай.

Джейк захихикал. — Надеюсь твои новые ботинки быстрые, Бэлла. Один маленький кувшинчик лишь на один зуб голодному медведю.

— Я просто должна быть быстрее тебя.

— Удачи тебе в этом! — закатив глаза, сказал Джейкоб, затем он свернул карту. — Пойдем.

— Хорошо повеселитесь, — проурчал Билли, поворачиваясь к холодильнику.

С Чарли было несложно жить, но мне показалось, что Джейкобу было бы легче, чем мне.

Я доехала до самого конца грязной дороги, остановившись рядом со знаком, отмечающим начало туристической тропинки. Сколько воды утекло, с тех пор, когда я была здесь в последний раз, от этих мыслей у меня ёкнуло в желудке. Плохой знак. Думаю, мне станет лучше, если я услышу его.

Я вылезла из машины и оглядела плотную стену зелени.

— Я шла по этой тропинке, — пробормотала я, указывая вперед.

— Хмм, — промычал Джейк.

— Что?

Он посмотрел в ту сторону, куда показывала я, затем на хорошо протоптанную тропинку и обратно.

— Я думал мы пойдем по какой-нибудь девчачьей тропинке.

— Только не для меня. — холодно улыбнулась я. — Я же бунтарка.

Он засмеялся, а затем вытащил карту.

— Дай-за мне секунду, — он направил компас в нужную сторону, вертя карту в разные стороны, пока не нашел правильный угол.

— О’кей — первая линия на карте. У нас все получится.

Можно сказать, что я ползла за Джейкобом, но он не жаловался. В этой части леса я старалась не вспоминать моего прошлого путешествия с совсем другим попутчиком. Обычные воспоминания все еще были болезненны для меня. Если я еще хоть раз позволю себе ошибиться, то все закончится тем, что я, стиснув от боли руки на груди, буду хватать ртом воздух и как я все это объясню Джейкобу?

Сосредоточившись на настоящем, мне стало легче. Лес выглядел, точно также как и все остальные на полуострове и Джейкоб пребывал в приподнятом настроении.

Он без труда пробирался через густые заросли, весело насвистывая незнакомую мелодию и размахивая руками. Тени вокруг не казались такими черными. В отличие, от моего собственного внутреннего солнца. Каждые несколько минут Джейкоб сверялся с компасом, удерживая нас на одной и той же линии, расчерченной на его карте. Он и правда выглядел так, как будто знает что делает. Я была уже готова сделать ему комплимент, но вдруг остановила себя. Без сомнения, он еще больше раздуется от гордости.

Мой мозг усиленно работал пока мы шли и меня начало разбирать любопытство. Я не забыла наш разговор на скалах — я все ждала, когда он снова заведет его, но казалось, он и не думал его начинать.

— Эй…Джейк? — нерешительно начала я.

— Да?

— Как дела … у Эмбри? Он стал нормальным или нет?

Джейкоб смолк на минуту, продолжая отмерять расстояние большими шагами. Отойдя на почти десять футов, он остановился, чтобы подождать меня.

— Нет. Он не стал нормальным, — сказал Джейкоб, когда я догнала его. Уголки его губ опустились. Он не двинулся с места. Я мгновенно пожалела, о том, что подняла опять эту тему.

— Он еще с Сэмом.

— Угу.

Он обнял меня за плечо, при этом он выглядел так обеспокоено, что я не решилась убрать его руку, хотя должна была.

— Они до сих пор потешаются над тобой? — полушепотом спросила я.

Джейкоб посмотрел сквозь деревья. — Иногда.

— А Билли?

— Помогает как всегда, — угрюмо ответил он, и злость в голосе обеспокоила меня.

— Наш диван всегда в твоем распоряжении, — предложила я.

Он засмеялся, прерывая нашу мрачную тему. — Но, подумай, в какое положение попадет Чарли, когда Билли позвонит в участок и заявит о моем похищении.

Я тоже засмеялась, радуясь, что к Джейкобу вернулось нормальное расположение духа.

Мы остановились, когда Джейкоб сказал, что мы прошли уже шесть миль, немного срезая на запад, а потом развернулись и пошли обратно вдоль другой линии на его карте. Все выглядело точно также как и по пути туда, и я почувствовала, что все мои поиски напрасны. Насколько сильно они напрасны я поняла, когда начало смеркаться и пасмурный день превратился в беззвездную ночь, но Джейкоб был в более уверенном настроении.

— Если ты уверена, что мы начали с нужного места… — он взглянул вниз, на меня.

— Да, я уверена.

— Тогда мы ее найдем, — пообещал мне он, беря меня за руку и вытаскивая меня из куста папоротника. На другой стороне дороги показался пикап. Он с гордостью показал на него рукой. — Доверься мне.

— Какой ты хороший, — восхитилась я. — Только в следующий раз захватим с собой фонарики.

— Давай отложим следующую прогулку до воскресенья. Я не думал, что ты такая медлительная.

Я откинула голову назад, быстренько заняв водительское место, пока он хихикал над моей реакцией.

— Итак, завтра ты готова к следующей попытке? — спросил он, скользнув на пассажирское сиденье.

— Уверена. К сожалению, ты собрался идти без меня, поэтому я, такая хромоногая, не буду тебя больше стеснять.

— Как-нибудь переживу это, — заверил он меня. — Только в следующий раз, когда пойдешь на прогулку одень носки поплотнее. Бьюсь об заклад, ты уже, как следует, обновила свои ботинки.

— Да, немного, — призналась я. На самом деле, я чувствовала, что мозоли на ногах больше чем сами ноги.

— Надеюсь, завтра мы увидим медведя. Я немного расстроился из-за этого.

— Да, я тоже, — с насмешкой согласилась я. — Может завтра нам повезет больше и нас наконец-то съедят.

— Медведи не хотят есть людей. Мы считаем, что они невкусные, — оскалился он в темной кабине машины. — Но ты наверно исключение. Бьюсь об заклад, ты вкусная.

— Большое спасибо, — отворачиваясь, сказала я. Он не первый, кто говорил мне об этом.