Похороны.

Похороны 

Я сбежала вниз по лестнице и распахнула дверь.

Конечно, это был Джейкоб. Даже лишенная возможности видеть его, Элис не стала медлить.

Он стоял примерно в двух метрах от двери, сморщив нос от отвращения, в остальном, лицо его было непроницаемым — как маска. Но обмануть меня ему не удалось; я заметила, что его руки немного дрожат.

Злость накатывала на него волнами. Это вернуло мне ощущения, пережитые в тот ужасный день, когда он предпочел быть с Сэмом, а не со мной, и я почувствовала, что, как и тогда, мой подбородок в ответ вздернулся верх.

Фольксваген Джейкоба стоял с незаглушенным двигателем у самой обочины. На заднем сидении был Джаред, а впереди Эмбри. Я поняла, что это значит: они побоялись отпускать его одного. Эта мысль расстроила меня и даже немного разозлила. Каллены бы так не поступили.

— Эй, — наконец-то сказала я, нарушив молчание.

Джейк сжал губы и отошел подальше от двери. Его взгляд пронесся по всем уголкам прихожей.

Я заскрипела зубами — Ее здесь нет. Тебе что-то нужно?

Он колебался в нерешительности — Ты одна?

— Да, — вздохнула я.

Я могу с тобой поговорить хоть минутку?

— Конечно, можешь, Джейкоб. Входи.

Джейкоб оглянулся на своих друзей, сидящих в машине. Я заметила, как Эмбри слегка покачал головой. Что-то подсказывало мне, что это еще не конец.

Я опять стиснула зубы. — Трус, — процедила я.

Глаза Джейкоба вспыхнули, его густые, черные брови в бешенстве изогнулись над глубоко посаженными глазами. Сжав челюсти, он обиженно шагнул внутрь — по-другому не скажешь — демонстративно, будто пытаясь заслонить меня своим телом.

Перед тем, как захлопнуть за ним дверь, я глянула на Джареда и Эмбри — мне никогда не нравилось то, с каким недоверием они смотрят на меня; неужели они на самом деле думают, что я позволю кому-либо причинить вред Джейкобу?

Джейкоб стоял в прихожей позади меня, разглядывая бесформенную кучу одеял и пледов посреди гостиной.

— Вечеринка в пижамах? — язвительно спросил он.

— Угу, — ответила с той же долей сарказма в голосе. Мне не нравилось, когда Джейкоб так себя вел. — А тебе-то что?

Он опять сморщил нос, будто почуял что-то неприятное. — А где же твой — друг. — я уловила скрытый смысл в его тоне.

— Она побежала по делам. Слушай, Джейкоб, чего ты хочешь?

Определенно, что-то в этой комнате приводило его в бешенство — его длинные руки дрожали. Он не ответил на мой вопрос. Вместо этого он направился в кухню, не переставая пристально рассматривать все вокруг.

Я поплелась за ним. Он шагал взад вперед около небольшого стола.

— Эй, — сказала я, кинувшись по его следам. Он остановился и глянул на меня сверху вниз, — в чем проблема?

— Мне неприятно здесь находиться.

Слышать это было больно. Я поморщилась, и его глаза сузились.

— Тогда мне жаль, что тебе пришлось прийти сюда, — пробормотала я. — Почему бы тебе не сказать, что тебе нужно, тогда ты сможешь уйти?

— Я лишь хочу задать тебе пару вопросов. Это не займет много времени. Мы должны вернуться на похороны.

— О’кей. Тогда давай покончим с этим, — наверно я переборщила с агрессией в голосе, но мне не хотелось, чтобы он видел насколько это тяжело для меня. Я знала, что это нечестно. После всего, что он сделал для меня, я променяла его на кровососа прошлой ночью. Я первая обидела его.

Он сделал глубокий вдох, и его пальцы перестали дрожать. Лицо превратилось в невозмутимую маску.

— Один из Калленов был с тобой здесь, — заявил он.

— Да. Эллис Каллен.

Он задумчиво кивнул головой — Как долго она пробудет здесь?

— Столько сколько пожелает, — в моем голосе все еще слышалась агрессия. — Срок не ограничен.

— Думаешь ты сможешь… пожалуйста… объясни ей о той, другой, — о Виктории.

Я побледнела. — Я рассказала ей об этом.

Он кивнул головой. — Ты должна знать, что если Каллены вернулись, то я могу наблюдать только за своей землей. Ты можешь быть в безопасности только в Ла. уш. Здесь я больше не смогу тебя защищать.

— О’кей, — тихо произнесла я.

Он отвел глаза и посмотрел в окно. Он сказал не все, что хотел.

— Это все?

Его взгляд еще блуждал по лужайке перед домом. — Еще одна вещь…

Я замерла, но он молчал. — Да? — прошептала я, в конце концов.

— А остальные теперь тоже вернутся? — спросил он холодным, тихим голосом. Это напомнило мне о спокойных манерах Сэма. Джейкоб все больше становился похож на него… Я задалась вопросом, почему это так сильно меня беспокоит.

Теперь молчала я. Он обернулся, смерив меня своим изучающим взглядом.

— Ну? — спросил он. Он из всех сил пытался скрыть напряжение под маской спокойствия.

— Нет, — неохотно выдавила я. — Они не вернутся.

Выражение его лица не изменилось. — Хорошо. Это все.

Я взглянула на него, и раздражение вновь закипело внутри. — Хорошо, теперь беги. Иди, скажи Сэму, что страшные монстры не придут за тобой.

— Хорошо, — повторил он, все еще оставаясь спокойным.

Казалось, он действительно побежит. Джейкоб быстро вышел из кухни. Я ждала, что сейчас услышу, как открывается входная дверь, но не услышала ни звука. Было слышно лишь тиканье часов над плитой, и я вновь восхитилась тем, как бесшумно он стал передвигаться.

Ну что за несчастье. Как я могла так быстро отречься от него?

Простит ли он меня, когда Эллис уедет? А если нет?

Я оперлась на стол и закрыла лицо руками. Как я могла так все испортить? Но что я сделала не так? Даже сейчас, оглядываясь в прошлое, я не смогла бы найти другого пути, более подходящего решения.

— Белла…? — с волнением спросил Джейкоб.

Я убрала руки от лица и увидела Джейкоба застывшего в нерешительности в дверном проеме кухни. Он не ушел, как я думала. Только теперь, увидев сверкающие капли слез на ладонях, я поняла, что плачу.

Спокойное выражение лица Джейкоба сменилось тревогой и неуверенностью. Он быстро вошел и встал передо мной, наклоняя голову так, чтобы его глаза были на одном уровне с моими.

— Я опять это сделал, да?

— Что сделал? — спросила надтреснувшим голосом.

— Нарушил мое обещание. Извини.

— Все нормально, — пробормотала я. — В этот раз я первая.

Его лицо скривилось. — Я знал, как ты переживаешь из-за них. Это не должно было стать для меня таким сюрпризом.

Я видела отвращение в его глазах. Я хотела объяснить ему какая на самом деле Эллис, защитить ее от его предубеждения, но что-то подсказывало мне, что сейчас не время говорить об этом.

Поэтому я просто сказала ему. — Извини.

— Давай не будем волноваться из-за этого, ладно? Она просто навещает тебя, ведь так? Она уедет и все опять вернется на круги своя.

— А я не могу дружить с вами обоими одновременно? — спросила я и в голосе послышалась вся боль, которую я испытывала.

Он медленно покачал головой. — Нет, не думаю.

Я шмыгнула носом и уставилась на его большие ноги. — Но ты же подождешь, да? Ты же останешься моим другом, даже если я люблю Эллис?

Я не решилась поднять глаза, боясь увидеть его реакцию на мои последние слова. Чтобы ответить, ему потребовалась целая минута, поэтому может и лучше, что я не смотрела на него.

— Угу, я всегда буду твоим другом, — угрюмо ответил он. — И не важно кого ты любишь.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Я почувствовала, как его руки обняли меня, и прислонилась к его груди, все еще хлюпая носом. — Вот черт.

— Угу, — он уткнулся носом в мои волосы, вдохнул их запах и произнес. — Фу.

— Что? — резко спросила я. Подняв голову, я увидела, что его нос опять сморщился. — Почему вы все так делаете? Я не пахну!

Он улыбнулся. — Нет, ты пахнешь — ты пахнешь, как они. Фу. Слишком сладко — даже приторно. А еще от тебя веет холодом… От твоего запаха в носу все горит.

— Правда? — это было странно. Эллис всегда пахла невероятно чудесно. Для человека, конечно. — Тогда почему Эллис тоже считает, что я пахну?

Его улыбку тут же как будто смыло. — Хм, видимо я для нее тоже не очень хорошо пахну. Хм.

— Ну, зато для меня вы оба пахнете хорошо. — Я опять положила голову ему на грудь. Я начинала ужасно скучать по нему, стоило ему только выйти за дверь. Это была ловушка, в которую я сама себя загнала, с одной стороны, я хотела, чтобы Эллис осталась навсегда. Я же собиралась умереть — образно говоря — когда она уедет. С другой стороны, как же я смогу так долго не видеть Джейкоба? Полная неразбериха, подумала я.

— Я буду тосковать по тебе, — прошептал Джейкоб, эхом повторяя мои собственные мысли. — Каждую минуту. Надеюсь, что она скоро уедет.

— Так не должно быть, Джейк.

Он вздохнул. — Нет, так будет. Белла. Ты… любишь ее. Будет лучше, если я не буду крутиться рядом с ней. Не уверен, что смогу спокойно справится с этим. Сэм сойдет с ума, если я нарушу договор, — его голос стал язвительным, — вряд ли тебе понравится, если я убью твою подругу.

Услышав эти слова, я отшатнулась от него, но он только крепче сжал свои объятия, не давая мне вырваться. — Зачем отрицать очевидное. Таков уж порядок вещей, Беллс.

— А мне не нравится такой порядок.

Он освободил одну руку, чтобы взять меня за подбородок и заставить посмотреть ему в глаза. — Да. Если бы мы были людьми, все было бы намного проще, правда?

Я вздохнула.

Мы долго смотрели друг на друга. Его рука обжигала мою кожу. На моем лице не было ничего кроме тоски и грусти — я не хотела сейчас прощаться с ним, даже ненадолго. Сначала на его лице отразилась та же тоска, но затем выражение изменилось.

Он отпустил меня, и протянул руку, чтоб погладить меня по щеке и подбородку. Я чувствовала, как дрожат его пальцы — только на этот раз не от злости. Он прижал свои горячие ладони к моим щекам.

— Белла, — прошептал он.

Я застыла.

Нет! Я же еще не решила, что мне делать. Я не думала делать мне это или нет, но сейчас уже поздно об этом думать. Но я знаю, что буду последней дурой, если решу, что все обойдется, оттолкни я его сейчас.

Я ответила на его взгляд. Это был не мой Джейкоб, но он мог бы стать моим. Его лицо было таким привычным и любимым. Как бы то ни было, я ведь действительно люблю его. Мне так уютно с ним, он моя тихая гавань. Прямо сейчас я могу сделать его своим.

Эллис должна уже вот-тот появиться, но это ничего не изменит. Моя истинная любовь безвозвратно потеряна. Мой принц больше никогда не придет, чтобы поцелуем пробудить меня ото сна. Да я и не принцесса. Так что там в сказках говорится об остальных поцелуях? А обычные поцелуи случайно не разрушают проклятий?

Может это будет так же легко, как держать его за руку или чувствовать его объятия. Может это будет приятно. Может это не будет изменой. К тому же, кому я сейчас могу изменить? Только самой себе.

Все еще не отрывая свой взгляд от меня, Джейкоб начал приближать свое лицо к моему. А я все еще ничего не решила для себя.

Пронзительный телефонный звонок заставил нас обоих подскочить, но он не сводил с меня глаз. Убрав руку с моего подбородка, он наклонился, чтобы взять трубку, все еще поглаживая одной ладонью мою щеку. Его черные глаза не отпускали меня. Я была слишком сбита с толку, чтобы хоть как-то отреагировать, а тем более понять, что нас прервали.

— Дом Свонов, — напряженно сказал Джейкоб низким и охрипшим голосом.

На другом конце что-то ответили, и Джейкоб изменился в ту же секунду. Он выпрямился и опустил руку. Его глаза потускнели, и побледнело лицо. Я могла поспорить на все что угодно, что это была Элис.

Наконец придя в себя, я протянула руку, чтобы взять трубку. Джейкоб не обратил на это внимания.

— Его нет дома, — сказал Джейкоб, его слова прозвучали угрожающе.

Послышался короткий ответ, а затем еще один вопрос, потому что он нехотя добавил. — Он на похоронах.

Потом Джейкоб положил трубку. — Грязный кровосос, — прошипел он. Его лицо опять превратилось в мученическую маску.

— Почему ты бросил трубку? — в бешенстве прошептала я. — Это мой дом и мой телефон!

— Полегче! Он первый бросил трубку!

— Он? Кто это звонил?

Он презрительно фыркнул. — Доктор Карлайл Каллен.

— Почему ты не дал мне с ним поговорить?

— Он не тебя просил к телефону, — холодно произнес Джейкоб. Внешне он был спокоен, и лицо его ничего не выражало, но руки у него затряслись. — Он спросил где Чарли и я ответил ему. Не думаю, что я нарушил хоть одно правило этикета.

— Послушай меня, Джейкоб Блэк…

Но, по всей видимости, он меня не слушал. Он быстро посмотрел через мое плечо, будто кто-то звал его из другой комнаты. Его глаза расширились, тело напряглось, и он начал дрожать всем телом. Я автоматически тоже прислушалась, но ничего не услышала.

— Пока, Белла, — со злостью выпалил он и понесся к входной двери.

Я побежала за ним. — Что случилось?

И тут же я столкнулась с Джейкобом, потому что он резко остановился, ворча проклятия себе под нос. Обернувшись, он оттолкнул меня в сторону. Я оступилась и полетела на пол, зацепившись за его ноги.

— Ай, черт! — закричала я, когда он тут же рывком высвободил свои ноги.

Я попыталась встать, в то время как он метнулся к задней двери; вдруг он опять застыл.

Элис неподвижно стояла у подножья лестницы.

— Белла, — задыхаясь, сказала она.

Я с трудом встала на ноги и шатаясь поплелась к ней. В ее глазах читалось удивление, и появилась какая-то отстраненность на лице, оно вытянулось и побелело. Ее изящное тело все дрожало от внутреннего волнения.

— Элис, что случилось? — закричала я. Приложив ладони к ее лицу, я попыталась ее успокоить.

С расширившимися от боли глазами, она резко посмотрела на меня.

— Эдвард, — все, что она прошептала.

Мое тело отреагировало быстрее, чем мой разум смог уловить смысл ее слов. Сначала я даже не поняла, почему комната поплыла и закружилась, и откуда послышался замогильный рев в ушах. Мой мозг слишком напрягся, пытаясь понять причину мрачности лица Элис, и как это все относится к Эдварду, мое тело пошатнулось, ища успокоение в обмороке, чтобы жестокая реальность не настигла меня.

Лестничный пролет согнулся под странным углом.

Разъяренный голос Джейкоба вдруг зазвенел у меня в ушах, с шипением выкрикивая ругательства. Его новые друзья явно плохо на него влияют. Я лежала на софе, не понимая где я, и почему Джейкоб все еще ругается. Это было похоже на землетрясение — софа подо мной тряслась.

— Что ты с ней сделала? — орал он.

Элис не ответила ему. — Белла? Белла закругляйся. Нам надо спешить.

— Стой, где стоишь — предупредил ее Джейкоб.

— Успокойся Джейкоб Блэк, — приказала Элис. — Ты же не хочешь сделать это прямо на ее глазах.

— Не думаю, что у меня возникнут проблемы с самообладанием, — отрезал он, но его голос прозвучал более спокойно.

— Элис? — слабым голосом произнесла я. — Что случилось? — я все-заки спросила, хотя мне и не хотелось этого слышать.

— Я не знаю, — вдруг простонала она. — О чем он только думает?!

Я попыталась приподняться, несмотря на головокружение. Я поняла, что ухватилась за руку Джейкоба, помогая себе встать. Это не софа тряслась, это он трясся.

Элис достала маленький серебристый телефон из сумочки, когда я посмотрела на нее. Она настолько быстро набрала номер, что ее пальцы превратились в одно размытое пятно.

— Роуз, мне надо поговорить с Карлайлом, прямо сейчас. — О0на четко произнесла каждое слово. — Прекрасно, как только он вернется. Нет, я буду на самолете. Слушай, ты что-нибудь слышала об Эдварде?

Элис смолкла, и ужас в ее глазах нарастал с каждой секундой. От страха ее рот округлился и телефон затрясся в ее руках.

— Зачем? — сдавленно прошептала она. — Зачем ты сделала это, Розали?

Каким бы ни был ответ, но он заставил челюсти Элис сжаться от злости. Ее глаза вспыхнули и сузились.

— Что ж, ты была неправа, Розали, теперь это станет проблемой, ты так не считаешь? — раздраженно ответила она. — Да, правильно. С ней абсолютно все в порядке — я ошиблась… Это длинная история… Но ты тоже ошибаешься на этот счет, поэтому я и звоню… да, я это видела собственными глазами.

Голос Элис стал очень жестким, ее губы искривились, обнажая зубы. — Уже поздно, Роуз. Оставь свои сожаления для тех, кто в них еще верит. — Элис резким движением руки захлопнула телефон.

В глазах ее застыла мука, когда она повернулась ко мне.

— Элис, — выпалила я быстро. Я не могла позволить ей произнести хоть слово. Мне нужна была еще пара секунд, перед тем, как она окончательно разрушит всю мою оставшуюся жизнь. — Элис, Карлайл вернулся. Он только что звонил…

Она безучастно уставилась на меня. — Давно? — глухо спросила она.

— За полминуты до твоего появления.

— И что он сказал? — теперь она взяла себя в руки, ожидая моего ответа.

— Я с ним не разговаривала, — мои глаза метнулись в сторону Джейкоба.

Элис подняла свой пронизывающий взгляд на него. Он вскочил, но тут же снова устроился рядом со мной. Он неуклюже присел, будто хотел накрыть меня своим телом.

— Он спросил Чарли и я сказал ему, что Чарли нет дома — обиженно пробормотал Джейкоб.

— И это все? — отрывисто спросила Элис, совершенно ледяным голосом.

— Потом он бросил трубку, — фыркнул Джейкоб. По спине и загривку у него пробежала дрожь, сотрясая и меня вместе с ним.

— Ты же сказал ему, что Чарли на похоронах, — напомнила я ему.

Элис резко повернулась ко мне. — Как он точно сказал?

— Он сказал — Его нет дома, а потом Карлайл спросил где Чарли, а Джейкоб ответил что он — на похоронах.

Элис застонала и упала на колени.

— Расскажи мне, Элис, — прошептала я.

— Это не Карлайл звонил, — безнадежно сказала она — Ты хочешь сказать, что я соврал? — зарычал Джейкоб.

Элис пропустила это мимо ушей, сосредоточившись на моем недоуменном лице.

— Это был Эдвард, — слова были произнесены сдавленным шепотом. — Он думает, что ты умерла.

Мой мозг опять начал работать. Я боялась не этих слов и облегчение прояснило мой разум.

— Розали сказала ему, что я покончила с собой, да? — сказала я, вздохнув с облегчением.

— Да, — призналась Элис, и ее глаза снова вспыхнули.

— Она это сказала в свое оправдание, она и вправду так думала. Они слишком привыкли полагаться на мой дар, даже когда речь идет о чем-то еще не случившемся. Ну надо же было ей ему это сказать! Неужели она не понимает…или понимает…? — ее голос затих в ужасе.

— А когда он позвонил сюда, он подумал, что Джейкоб имел в виду мои похороны, — догадалась я. Мысль о том, что я была лишь в нескольких дюймах от его голоса, больно кольнула меня. Мои ногти впились Джейкобу в руку, но он даже не шелохнулся.

Эллис странно посмотрела на меня. — Ты не расстроена, — прошептала она.

— Ну, это и правда отвратительно, но это же можно исправить. В следующий раз, когда он позвонит, кто-нибудь скажет ему… что… на самом деле… — тут я замолкла. Под ее недоумевающим взглядом, слова так и застряли в горле.

Тогда почему она так запаниковала? От чего на ее лице отразились ужас и сожаление? Что она там сейчас сказала Розали по телефону? Что-то про то, что она точно видела… и про раскаянье Розали; а ведь Розали никогда не испытывала сожалений по поводу меня. Но если это ранит ее семью, ранит ее брата…

— Белла, — прошептала Элис. — Эдвард больше не позвонит. Он поверил ей.

— Я. Не. Понимаю. — Я выдавливала из себя каждое слово в тишине. Мне не хватало воздуха, и я не могла даже попросить ее объяснить, что это значит.

— Он собирается в Италию.

Чтобы осмыслить это, понадобился лишь единственный удар сердца.

Я услышала голос Эдварда, но на этот раз это была уже не прекрасная имитация моего воображения. Это был лишь слабый отголосок моей памяти. Но этих слов было достаточно, чтобы рана в груди снова открылась и заныла. За слова, что он любит меня, если бы я могла, то отдала бы все на свете.

— Ну, я не смогу жить без тебя, — сказал он, когда мы смотрели в этой же комнате, как умирали Ромео и Джульетта. — Но я не знаю, как сделать это… я знаю, Эмметт и Джаспер ни за что не помогут мне в этом… поэтому я думаю, поехать в Италию и как-нибудь спровоцировать Волтари… Не стоит с ними шутить. Конечно, пока ты сам не захочешь умереть.

Пока ты сам не захочешь умереть.

— Нет! — этот вопль ужаса был настолько оглушительным, после слов сказанных шепотом, что все подпрыгнули от неожиданности. Я почувствовала, как кровь прилила к лицу, когда я поняла, что же именно ей показало ее видение. — Нет! Нет, нет, нет! Он не может! Он не может так поступить!

— Он окончательно убедился в этом, когда твой друг подтвердил, что уже поздно тебя спасать.

— Но он… он бросил меня! Он больше не хочет быть со мной! Какая теперь разница? Он же знал, что я когда-нибудь все-заки умру!

— Не думаю, что он планировал надолго пережить тебя, — тихо произнесла Элис.

— Как он посмел! — закричала я. Я вскочила на ноги, и снова Джейкоб неуверенно встал между мной и Элис.

— Ох, уйди с дороги, Джейкоб! — я нетерпеливо оттолкнула его дрожащее тело. — Что мы будем делать? — со стоном спросила я. Надо что-нибудь предпринять. — Мы можем позвонить ему? А может Карлайл сможет?

Она покачала головой. — Это было первое, что я попыталась сделать. Он выбросил свой телефон еще в Рио — кто-то ответил вместо него… — прошептала она.

— Ты сказала, что нам надо поторопиться. Зачем и куда? Давай сделаем это, что бы это ни было!

— Белла, я… я не думаю, что могу тебя просить… — Она замолчала в нерешительности.

— Проси о чем хочешь! — приказала я.

Она положила руку мне на плечо, удерживая меня на месте, ее пальцы нервно сжались, чтобы подчеркнуть ее слова. — Может быть, мы уже опоздали. Я видела, как он направляется к Волтари… И просит убить его, — мы обе содрогнулись и вдруг мои глаза перестали видеть. Я лихорадочно заморгала от слез. — Теперь все зависит от их решения. Пока они не решат, я ничего не увижу.

— Но если они откажутся, а они могут — Аро любит Карлайла и не захочет оскорбить его — у Эдварда есть еще один план. Они очень защищают свой город. Эдвард решил, что они остановят его, если он как-то нарушит это спокойствие. И он прав. Они остановят его.

Я посмотрела на нее, сжав челюсти от разочарования. Пока я еще не услышала объяснение того, почему мы все еще стоим здесь.

— А если они согласятся оказать ему эту услугу, то мы опоздаем. Если же они откажутся, и он приведет в исполнение свой второй план, оскорбив их, — тогда мы тоже опоздаем. Если же он, как всегда, проявит свои театральные наклонности, то у нас появится время.

— Пойдем!

— Послушай, Белла! Появимся ли мы вовремя или нет, мы окажемся в самом центре города Волтари. Меня посчитают его сообщницей, если он добьется своего. Ты же окажешься не просто человеком, который слишком многое знает, но еще и пахнет слишком хорошо. У них появится прекрасный повод избавиться от всех нас сразу — хотя в твоем случае, речь пойдет не о мести, а скорее о сытном ужине.

— Это и удерживает нас здесь? — не веря своим ушам, произнесла я. — Если ты боишься, то я поеду одна. — Я мысленно подсчитала сколько денег лежит на моем счету и подумала, что Элис займет мне оставшуюся сумму.

— Я боюсь лишь того, что они убьют тебя.

Я с отвращением фыркнула. — Я почти покончила с собой на днях! Скажи, что я должна сделать!

— Ты напишешь записку Чарли. А я позвоню в авиакомпанию.

— Чарли, — выдавила я.

Не то чтобы мое присутствие защищало его, просто я не могла его бросить в одиночку бороться с…

— Я не допущу, чтобы с Чарли что-нибудь случилось, — тихий голос Джейкоба был хриплым и злым. — Даже если придется нарушить договор.

Я глянула на него, он нахмурился, видя, что я запаниковала.

— Поторопись, Белла, — нетерпеливо вмешалась Элис.

Я помчалась в кухню, в поисках ручки, и начала резко открывать ящики шкафов и высыпать все их содержимое на пол. Гладкая бронзовая рука достала ее для меня.

— Спасибо, — пробормотала я, зубами открывая колпачок. Он молча достал мне блокнот, на котором мы записывали телефонные сообщения. Я оторвала верхний лист и выкинула его через плечо.

Папа, — писала я. — Я с Элис. У Эдварда проблемы. Можешь убить меня, когда я вернусь. Я знаю, что сейчас не лучшее время. Мне очень жаль. Очень тебя люблю. Белла.

— Не уезжай, — прошептал Джейкоб. Вся его злость испарилась, как только Элис исчезла из виду.

У меня не было времени, чтобы впустую спорить с ним. — Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, позаботься о Чарли, — сказала я и бросилась назад в гостиную. Элис уже ждала меня у двери с сумкой через плечо.

— Возьми с собой бумажник — тебе понадобится паспорт. Пожалуйста, скажи мне, что у тебя есть паспорт. У меня нет времени подделывать еще один.

Я кивнула и помчалась вверх по лестнице, мои колени тряслись точно так же как и тогда, когда моя мать заявила, что хочет обвенчаться с Филом на пляже в Мексике. Естественно, что все ее планы рухнули. Но перед этим, я сделала все, что от меня требовалось, чтобы подготовиться к этой свадьбе.

Я ворвалась в свою комнату, закинула старый бумажник, чистую майку и свитер в свой рюкзак, а наверх бросила свою зубную щетку. Затем помчалась обратно к лестнице. Я ощутила опять это чувство дежа вю. В конце концов, в отличие от прошлого раза, когда я убегала из Форкса, чтобы укрыться от голодных вампиров, теперь я бегу чтобы найти их — теперь мне хоть не приходится прощаться с Чарли лично.

Между Джейкобом и Элис опять завязалась какая-то перепалка, прямо у входной двери, хотя между ними было такое огромное расстояние, что на первый взгляд даже нельзя было понять, что они разговаривают друг с другом. Похоже, ни один из них даже не заметил моего шумного появления.

— Значит, ты способна контролировать свои чувства, но такие же пиявки, как ты, заберут ее… — яростно обвинял он.

— Да. Ты прав, пес, — тоже зарычала Элис. — Волтари такие же как и мы — поэтому у тебя волосы дыбом встают, когда ты нюхаешь меня. Они, по сути своей, твои ночные кошмары, ужас, сковывающий твои инстинкты. Думаешь, я не знаю об этом.

— И ты берешь ее с собой, как бутылку вина к ужину! — заорал он.

— А ты, конечно, думаешь, будет лучше остаться ей здесь в одиночку, притом, что Виктория охотится за ней?

— Мы сможем управиться с рыжей.

— Тогда почему она все еще охотится?

Джейкоб зарычал и его торс задрожал.

— Прекратите это! — нетерпеливо заорала я на них обоих. — Будете спорить, когда мы вернемся, а сейчас пойдем!

Элис повернулась к машине, двигаясь с такой скоростью, что казалось, будто она просто исчезла. Я помчалась за ней, автоматически останавливаясь, чтобы запереть входную дверь.

Джейкоб поймал меня за руку, его руки дрожали. — Пожалуйста, Белла, я умоляю тебя.

Его черные глаза блестели от слез. К горлу подкатил ком.

— Джейк, я должна…

— Нет, ты не должна. Ты, правда, не должна. Ты можешь остаться здесь, со мной. Ты можешь остаться живой. Ради Чарли. Ради меня.

Зарычал двигатель Мерседеса Карлайла; рев двигателя пронзил меня, когда Элис от нетерпения нажала на газ.

Я тряхнула головой, от боли у меня брызнули слезы из глаз. Я вырвала руку, а он даже не сопротивлялся.

— Только не умирай, Белла, — еле слышно прошептал он. — Не уезжай. Не надо.

А если я больше никогда не увижу его?

Эта мысль меня заставила еще сильнее расплакаться; из груди вырвалось рыдание. Я обняла его за талию и крепко на секунду прижалась к нему, пряча мое мокрое от слез лицо у него на груди. Он прижал свою большую руку к моим волосам, будто удерживая меня.

— Пока, Джейк, — оторвав его руку от моих волос, я поцеловала его ладонь. Я не смогла себя заставить посмотреть ему в глаза. — Прости, — прошептала я.

Затем я отвернулась и помчалась к машине. Дверь с пассажирской стороны была уже открыта. Я перекинула через подголовник свой рюкзак и скользнула в салон, захлопывая за собой дверь.

— Позаботься о Чарли! — открыв окно, прокричала я, но Джейкоба уже не оказалось рядом. Элис нажала на газ и со страшным скрипом шин, будто человеческим воплем, вырулила на шоссе. Я увидела, как у самой кромки деревьев мелькнул какой-то белый лоскут. Клочья от ботинка.