Убийца.

Убийца 

Кто угодно, но только не джейкоб, качая головой, думала я по дороге в Ла. уш.

Я все еще не была уверена, правильно ли я поступаю, но я все же нашла компромисс с совестью.

Я не могла смириться с мыслью, что Джейкоб с друзьями, его стаей, совершали что-то ужасное. Я понимала теперь, что он имел в виду прошлой ночью — что, может быть, я не захочу его больше видеть — и мне бы надо было позвонить ему, как он и советовал, но я струсила. Я была уверена, что мне просто необходимо поговорить с ним с глазу на глаз. Я бы в глаза ему сказала, что не могу просто смотреть сквозь пальцы на то, что происходит вокруг. Я не могу дружить с убийцей и молчать об этом, позволяя убийствам продолжаться… Тогда я тоже превращусь в монстра.

Но я не могу оставить все как есть, я беспокоюсь за него. Я должна сделать все, чтобы защитить его.

Сжав губы в тонкую линию, я остановилась у дома Блэков. С меня хватает, что мой лучший друг оказался оборотнем. Но обязательно ли он должен быть монстром?

Дом казался совсем темным, в окнах не горел свет, но меня не волновало, что возможно я разбужу их. С неожиданной злостью и силой я постучала кулаком в дверь; этот звук отдался в стенах.

— Войдите, — через минуту раздался ответ Билли и в окне зажегся свет.

Я крутанула ручку; было не заперто. Билли опирался на дверной косяк кухонной двери, на его плечах был накинут банный халат. Он даже не успел забраться в свое кресло. Когда он увидел, кто пришел, его глаза удивленно округлились, но затем приняли невозмутимое выражение.

— Ну, доброе утро, Белла. Что тебя привело сюда в такую рань?

— Привет, Билли. Мне надо поговорить с Джейкобом — где он?

— Хм…На самом деле я не знаю, — солгал он, с непроницаемым лицом.

— А ты знаешь, чем занимается Чарли сегодня с утра? — спросила я, устав от его увиливаний.

— А разве должен?

— Он и добрая половина всех мужчин в городе сейчас в лесу с ружьями, охотятся на гигантских волков.

В глазах Билли на секунду что-то промелькнуло, но он тут же взял себя в руки.

— Поэтому мне надо поговорить об этом с Джейком, если, конечно, ты не против? — продолжила я.

Билли ненадолго поджал свои толстые губы, — Бьюсь об заклад, он еще спит, — сказал он наконец, кивком указывая на дверь в конце крошечной прихожей. — Последнее время он поздно встает. Мальчику нужен отдых — наверно тебе не стоит его будить.

— Мне решать, — тихо пробормотала я, шагнув в прихожую. Билли вздохнул.

Комната Джейкоба больше походила на крошечный чулан, просто отгороженный дверью от прихожей. Я даже не потрудилась постучать. Я стремительно толкнула дверь; она со стуком ударилась о стену.

Джейкоб — все еще в черном свитере и потертых джинсах, в которых он был ночью — растянулся поперек двуспальной кровати, которая занимала практически всю его комнату, за исключением нескольких дюймов по бокам. Он не помещался на ней, даже лежа по диагонали; ноги и голова свешивались по разным углам. Он крепко спал, немного похрапывая, открыв рот. Шум открывшейся двери даже не разбудил его.

Во сне его лицо было таким спокойным, исчезли все злые морщинки. Под глазами теперь виднелись темные круги, которых я раньше не замечала. Несмотря на свои нелепые размеры, сейчас он выглядел совсем маленьким и очень уставшим. Во мне проснулась жалость.

Я отступила назад и тихонько закрыла за собой дверь.

Билли пытливо и осторожно следил за моим медленным возвращением в гостиную.

— Думаю, ему действительно надо дать поспать.

Билли кивнул, а затем мы несколько минут таращились друг на друга. Мне жутко хотелось спросить о его роли в произошедшем.

Что он думает о том, кем стал его сын? Но я знала, как он еще с самого начала поддерживал Сэма, поэтому я решила, что убийства не очень-то беспокоят его и теперь. Мне было трудно себе представить, какие оправдания он находит для себя.

Я видела, как много вопросов кроется в его черных глазах, но он не собирался их озвучивать.

— Послушайте, — сказала я, наконец прервав тишину. — Я не надолго спущусь на пляж. Когда он проснется, скажите ему, что я жду его там, хорошо?

— Конечно, конечно, — согласился Билли.

Я все гадала, передаст ли он мою просьбу или нет? Ну, если не передаст, то я смогу попытаться еще раз, ведь так?

Я доехала до Главного Пляжа и припарковалась на пустой стоянке. Было темно и облачно — еще не рассвело — и когда я выключила фары, вокруг стало совсем ничего не видно. Я дала время глазам привыкнуть к темноте, чтобы найти тропинку на пляж вдоль высокой живой изгороди. Здесь было немного холоднее, с пляжа дул пронизывающий ветер и мне пришлось засунуть руки поглубже в карманы моей зимней куртки. Дождь наконец прекратился.

Я спустилась на пляж со стороны северной плотины. Острова Святого Джеймса и других островов не было видно, лишь размытые очертания у самой кромки воды. Смотря себе под ноги, я очень аккуратно обходила валуны и коряги, об которые я могла споткнуться.

Я нашла то, что искала, еще до того как решила, что же именно я ищу. Оно материализовалось из сумрака, когда я прошла всего несколько шагов: длинное и белое, как кость, дерево, выброшенное морем далеко на скалистый берег. Его скрученные корни искривились вверх и тянулись в сторону моря, словно хрупкие щупальца. Я не была уверена, то ли это дерево, на котором мы с Джейкобом сидели во время нашего первого разговора. Тот самый разговор, который начинался так запутанно, и речь тогда шла о моей жизни, запутанной не меньше. Мне показалось что это то самое место, поэтому я уселась так же как и тогда и уставилась в сторону невидимой полосы моря.

Стоило мне увидеть Джейкоба таким беззащитным и уязвимым во время сна — как всю мою злость и отвращение, как рукой сняло. Я все еще не собиралась закрывать глаза на то, что произошло, как сделал Билли, но и судить Джейкоба я тоже уже не могла. Я знала, что любовь в этом случае не помощник. Ведь если ты влюбляешься в человека, то перестаешь судить о нем здраво. А Джейкоб был моим другом, в независимости от того, убивал он людей или нет. И я не знала, что мне с этим делать.

Когда я представила себе его спящим так безмятежно, то снова почувствовала непреодолимое желание его защитить. Полная бессмыслица.

Я размышляла над выражением спокойствия на его лице и пыталась найти решение, как можно найти способ защитить его, не важно разумно это было или нет. Я сидела так, пока небо не посветлело.

— Привет, Белла.

Голос Джейкоба, раздавшийся из темноты, заставил меня подскочить от неожиданности. Он был мягким, почти застенчивым, но я ожидала чего-то более грозного. Я видела его силуэт в лучах восходящего солнца — и зрелище было великолепным.

— Джейк?

Он остановился в нескольких шагах от меня, осторожно переступая с ноги на ногу.

— Билли сказал мне, что ты приходила — я ведь не заставил тебя долго ждать, правда? Я так и знал, что ты догадаешься.

— Да, я вспомнила эту историю, — прошептала я.

Наступило небольшое затишье, и хотя еще было еще немного темно, чтобы видеть все вокруг, по моей коже бегали мурашки, как будто он ощупывал взглядом мое лицо. Для него видимо было достаточно света, чтобы понять мое выражение, потому что когда он снова заговорил, его голос прозвучал неожиданно колко.

— Тебе достаточно было лишь позвонить, — сказал он грубовато.

Я кивнула. — Я знаю.

Джейкоб начал опять двигаться вдоль скал. Если бы я хорошенько прислушалась, то услышала бы легкие прикосновения его ног к валунам, заглушаемые звуками прибоя. Подо мной камни гремели бы, как кастаньеты.

— Зачем же ты пришла? — спросил он, продолжая шагать в раздражении.

— Я подумала, что нам будет лучше обсудить все, глядя друг другу в лицо.

Он фыркнул. — Ах, ну да, конечно, лучше.

— Джейкоб, мне надо предупредить тебя…

— О рейнджерах и охотниках? Не волнуйся об этом. Мы уже знаем.

— Не волноваться? — не веря своим ушам, переспросила я. — Джейк, они вооружены! Они наставили капканов и обещают награду за поимку и…

— Мы сами можем о себе позаботиться, — зарычал он, все еще шагая. — Они никого не поймают. Только все затруднят — и очень скоро они сами начнут пропадать.

— Джейк! — прошипела я.

— А что? Это правда.

Мой голос сорвался от отвращения. — Как ты можешь… как ты можешь так говорить? Ты же знаешь этих людей. И Чарли среди них! — От этой мысли в животе у меня все сжалось.

Он остановился, как вкопанный. — Что же еще нам остается сделать? — возразил он.

Солнце окрасило облака над нами в серебристо-тозовый цвет. Теперь я могла разобрать выражение его лица; оно было злым, разочарованным и обманутым.

— Ты мог бы… ну, попытаться не быть… оборотнем? — предположила я шепотом.

Он вскинул руки вверх. — Как будто у меня есть выбор! — крикнул он. — И чем тогда это поможет, если ты действительно волнуешься о пропавших людях?

— Я тебя что-то не понимаю.

Он посмотрел на меня, его глаза сузились и изо рта вырвалось рычание, — Ты знаешь, что по настоящему сводит меня с ума?

Я вздрогнула от враждебного выражения его лица. Казалось, что он ждет моего ответа, поэтому я отрицательно покачала головой.

— Ты такая лицемерка, Белла — ты сидишь здесь рядом, хотя я тебе внушаю ужас и отвращение! Это честно? — он потряс руками в воздухе.

— Лицемерка?! Разве страх перед монстром делает из меня лицемерку?

— Ах! — простонал он, сжимая дрожащими руками свои виски и зажмуривая глаза. — Ты хоть поняла, что ты сказала?

— Что?

Он еще на два шага приблизился ко мне, нависнув надо мной и свирепо взглянув на меня. — Мне очень жаль, что я не могу стать тем самым, правильным, монстром для тебя, Белла. Полагаю, что я не так хорош, как кровосос, да?!

Я вскочила на ноги и оглянулась назад, — Нет, и никогда не будешь! — закричала я. — Не важно слыть, важно быть, идиот!

— Что ты имеешь в виду? — прорычал он, все его тело сотрясалось от ярости.

Я была застигнута врасплох, когда голос Эдварда предостерег меня. — Будь осторожна, Белла, — предупредил меня бархатный голос. — Не дави на него так сильно. Сейчас тебе лучше его успокоить.

Даже голос в голове говорил мне бессмыслицу.

Но я послушала его. Ради этого голоса я сделаю все.

— Джейкоб, — взмолилась я, как можно мягче и спокойнее. — Неужели вам действительно необходимо убивать людей, Джейкоб? Неужели нет другого выхода? Я имею в виду, если вампиры находят способ выжить, не убивая людей, может, и ты попытаешься?

Он резко выпрямился, как будто мои слова ударили его током. Его брови взлетели вверх и он посмотрел на меня широко раскрыв глаза.

— Убивать людей? — переспросил он.

— А что же, по-своему, мы с тобой тут обсуждаем?

Он перестал дрожать. Он посмотрел на меня, кажется почти не веря своим ушам, — Я думал, что мы говорим о твоем отвращении к оборотням.

— Нет, Джейк, нет. Это не из-за того, что ты… волк. Это даже замечательно, — уверила я его, и я знала, что это для меня действительно так и есть. Мне в самом деле было наплевать на то, что он превращался в огромного волка — для меня он все равно оставался Джейкобом. — Если бы ты только нашел способ не причинять вреда людям… это меня больше всего расстраивает. Это ведь невинные люди, Джейк, такие как Чарли, и я не вижу для нас другого выхода, пока ты…

— И это все? Правда? — перебил он меня, широко улыбнувшись. — Ты просто испугалась потому, что я убийца? И только по этой причине?

— А разве этого не достаточно?

Он засмеялся.

— Джейкоб Блэк, это совсем не смешно!

— Конечно, конечно, — согласился он, все еще давясь от смеха.

Сделав один огромный шаг, он поймал и обнял меня своей медвежьей хваткой.

— Ты действительно, честно, не против того, что я превращаюсь в гигантскую собаку? — , — спросил он, его радостный голос зазвенел у меня в ушах.

— Нет, — задыхаясь сказала я. — Я… мне трудно… дышать… Джейк!

Он отпустил меня, но взял меня за руки, — Я не убийца, Белла.

Я внимательно посмотрела на него, на его лице было написано, что это правда. Волна облегчения прокатилась по мне.

— Правда? — спросила я.

— Правда, — торжественно заверил меня он.

Я крепко обняла его. Это напомнило мне о нашем первом вечере, когда мы катались на мотоциклах — он был больше меня, сильнее, и я чувствовала себя с ним совсем ребенком.

Как и в тот раз, он нежно погладил меня по волосам.

— Прости, что назвал тебя лицемеркой, — извинился он.

— Прости, что я назвала тебя убийцей.

Он засмеялся.

И вдруг я подумала еще кое о чем и отпрянула от него, чтобы увидеть его лицо. Я сдвинула брови, — А как насчет Сэма? И остальных?

Он тряхнул головой и улыбнулся, как будто с его плеч сняли тяжелый груз, — Конечно, нет. Ты помнишь, как мы себя называем?

В памяти четко всплыло название — я каждый день думала о нем, — Защитники?

— Именно.

— Но я не понимаю. Что же тогда произошло в лесу? А пропавшие туристы, следы крови?

Его лицо сразу стало серьезным и обеспокоенным, — Мы лишь пытались сделать нашу работу, Белла. Мы пытались защитить их, но мы немного опоздали.

— Защитить их от кого? Там что правда есть медведь?

— Белла, милая, мы защищаем людей только от одной угрозы — от нашего единственного врага. Мы существуем только потому, что они тоже существуют.

Я несколько секунд смотрела на него, пока до меня не дошел смысл его слов. Затем, кровь отлила от лица и слабый бессловесный крик слетел с моих губ.

Он кивнул головой, — Я думал ты, единственная из всех людей, поймешь, что происходит на самом деле.

— Лоран, — прошептала я, — Он все еще здесь.

Джейкоб дважды моргнул, и резко вскинул голову, — Кто такой Лоран?

Я попыталась хоть как-то уложить всю кашу в своей голове, чтобы ответить ему, — Т знаешь — ты видел его на лужайке. Ты же был там… — слова были произнесены таким удивленным тоном, что все остальное исключалось. — Ты был там, и спас меня от него.

— Ох, этот черноволосый кровопийца? — он оскалился в жесткой ухмылке. — Значит, так его звали?

Я вздрогнула. — Ох, о чем же ты думал? — прошептала я, — Он же мог убить тебя! Джейк, ты не понимаешь, насколько это опасно…

Еще один взрыв хохота перебил меня. — Белла, один единственный вампир не проблема для целой стаи таких великанов, как мы. Это было так легко, даже забавно!

— Что было легко?

— Убить того кровососа, который хотел убить тебя. И потом, я не считаю, что это было убийство, — быстро добавил он. — Вампиры не считаются живыми.

Я только могла беззвучно пошевелить губами, — Так ты… убил… Лорана?

Он кивнул головой. — Ну, общими усилиями, — уточнил он.

— Лоран мертв? — прошептала я.

Выражение его лица изменилось. — Ты же не расстроилась из-за этого, правда ведь? Он хотел убить тебя — он изначально шел в лес, чтобы убивать, Белла, в этом мы были уверены, еще до того как напасть на него. Ты знаешь об этом, ведь так?

— Я знаю об этом. Нет, я не расстроилась, я… — , — мне пришлось сесть. Я немного отступила назад, пока не уперлась в ствол того самого дерева, и затем опустилась на него. — Лоран мертв. Больше он не придет за мной.

— Ты же не сошла с ума? Он не был одним из твоих друзей или кем-то еще, не так ли?

— Мой друг? — я уставилась на него, совершенно сбитая с толку от огромного облегчения. Мои глаза увлажнились и я начала лепетать, — Нет, что ты, Джейк. Я почувствовала сейчас такое… такое облегчение. Я думала, что он будет искать меня! Я же каждую ночь ждала его, надеялась, что он наконец покончит со мной и оставит Чарли в покое. Мне было так страшно, Джейкоб… Но как? Он же был вампиром! Как вы его убили? Он был таким сильным, таким прочным, как мрамор…

Он сел рядом со мной, утешая меня, он обнял меня своей огромной ручищей. — Для этого мы и созданы, Беллс. Мы тоже сильные. Я бы хотел, чтобы ты еще раньше рассказала мне о своих страхах. Тогда тебе больше не пришлось бы так бояться.

— Тебя не было рядом, — пробормотала я, путаясь в собственных мыслях.

— Ох, и правда.

— Подожди-за, Джейк — я думала, ты знал об этом. Прошлой ночью, ты же сказал тогда, что тебе небезопасно находится в моей комнате. Я думала, ты знал, что за мной должен прийти вампир. Разве ты не это имел в виду?

Он смутился на минуту, а затем вскинул голову. — Нет, я не это имел в виду.

— Тогда почему ты подумал, что тебе будет небезопасно оставаться со мной?

Он виновато посмотрел на меня, — Я не сказал, что это небезопасно для меня. Я думал о тебе.

— Что ты имеешь в виду?

Он опустил голову, и пнул камень ногой. — Ну потому, что я обязан тебя оберегать, Белла. Я ведь не собирался тебе раскрывать нашего секрета, и все по одной простой причине — это небезопасно для тебя. Ведь если я окончательно сойду с ума… сорвусь… я могу покалечить тебя.

Я тщательно обдумала все это. — Ах, тогда, в последний раз ты мог сорваться… когда я наорала на тебя… и ты задрожал…?

— Да, — он еще ниже опустил лицо. — Довольно глупо. Я должен научиться лучше держать себя в руках. Клянусь, я больше не сорвусь, чтобы ты мне не говорила. Но… я так расстроился, что могу потерять тебя… что ты не сможешь иметь ничего общего с таким, как я…

— И что произойдет… если ты сорвешься? — прошептала я.

— Я превращусь в волка, — прошептал он в ответ.

— И тебе не надо ждать полнолуния?

Он закатил глаза. — Голливудская версия не совсем правильна, — затем он вздохнул, снова став серьезным. — Тебе больше не придется так бояться, Беллс. Мы позаботимся об этом. А также особо проследим и за Чарли и другими — мы бы не хотели, чтобы с ними что-нибудь случилось. Верь мне.

Эта его фраза, такая очевидная, такая простая, но я сразу ухватилась за нее. Меня не смутила мысль о том, что Джейкоб и его друзья дрались против Лорана, это я вполне усвоила — меня смутило то, как сказал Джейкоб.

Мы позаботимся об этом.

Значит еще не все кончено.

— Лоран же мертв, — тяжело дыша, произнесла я. Внутри все похолодело.

— Бэлла? — беспокойно спросил Джейкоб, проведя рукой по моей бледной щеке.

— Если Лоран умер… неделю назад… тогда кто сейчас убивает людей?

Джейкоб кивнул и проговорил сквозь стиснутые зубы, — Их было двое. Мы сначала ожидали, что его напарница тоже будет драться с нами — в наших сказаниях они обычно бьются до последнего, когда убиваешь их возлюбленного, — но она просто убежала, но потом опять вернулась. Если бы мы могли узнать для чего она вернулась, было бы легче с ней справиться. Но она не дает никаких зацепок. Она просто кружит по краю леса, будто проверяет нашу оборону и смотрит куда-то вдаль — но вот куда именно? Куда она хочет пойти? Сэм предположил, что она хочет нас разделить, чтобы у нее появился шанс…

Его голос доносился до меня издалека, будто из длинного тоннеля; я больше не разбирала его слов по отдельности. Лоб покрылся испариной и в желудке что-то болезненно свернулось, как прошлый раз, когда я заболела. Как будто у меня снова был грипп.

Я быстро отвернулась от него и подалась немного вперед. Меня согнуло пополам от рвотного позыва, внутри совершенно пустой желудок сжался в приступе тошноты.

Виктория была здесь. Искала меня. Это она убивает туристов в лесу. В лесу, который сейчас обыскивает Чарли…

Ужасно закружилась голова.

Джейкоб обхватил меня за плечи, удерживая от падения в скалы. Я чувствовала его горячее дыхание на щеке, — Белла? Что случилось?

— Виктория, — выпалила я, жадно ловя воздух, и борясь с приступом тошноты.

В голове раздалось разъяренное рычание Эдварда.

Я почувствовала, как Джейкоб тащит меня наверх, не давая меня соскользнуть на землю. Он неуклюже усадил меня на колени, положив мою слабую голову себе на плечо. Он попытался удержать меня, не давая мне упасть. Откинул мокрые от пота волосы с моего лица.

— Кто? — спросил Джейкоб. — Ты слышишь меня, Белла? Белла?

— Она не возлюбленная Лорана, — простонала я, уткнувшись лицом в его плечо. — Они были просто старыми приятелями…

— Принести тебе воды? А может позвать врача? Скажи мне, что надо сделать, — совсем растерявшись, спросил он.

— Я не больна — я просто напугана, — шепотом попыталась объяснить я. Хотя словом — напугана, вряд ли можно было до конца выразить весь мой ужас.

Джейкоб похлопал меня по спине. — Напугана из-за этой Виктории? — вздрогнув, я кивнула. — Рыжеволосая женщина и есть Виктория?

Я опять задрожала и простонала, — Да.

— Откуда ты знаешь, что она не была его возлюбленной?

— Лоран сказал, что она была возлюбленной Джеймса, — объяснила я, в ужасе невольно сжимая руки.

Он поднял мое лицо своей большой рукой и пристально посмотрел мне в глаза. — Что еще он сказал тебе, Белла? Это очень важно. Ты знаешь, чего она хочет?

— Конечно, — прошептала я. — Ей нужна я.

В ярости его глаза широко распахнулись, затем сузились в щелки. — Почему? — резко спросил он.

— Эдвард убил Джеймса, — прошептала я. Джейкоб так сильно сжал меня в объятиях, что мне не надо было больше забиваться в укромное место — он защитит меня. — Она сошла с ума. Лоран сказал, что она решила, что будет справедливее убить меня, а не Эдварда. Око за око. Она не знала — я думаю, она до сих пор не знает, что… что… — я с трудом сглотнула, — Что здесь их больше нет. И Эдварда тоже.

Джейкоб был немного сбит с толку, на его лице сменилось несколько выражений, — И что же произошло? Почему Каллены уехали?

— Я всего лишь человек. Ничего особенного, — слегка пожав плечами, объяснила я.

Что-то похожее на рычание — хотя даже не на рычание, а скорее на обыкновенный человеческий крик — прогремело в ухе, прижатом к щеке Джейкоба, — Если честно, то твой придурок кровосос полный идиот…

— Пожалуйста, — простонала я. — Пожалуйста. Не надо.

Джейкоб запнулся, а затем кивнул.

— Это важно, — опять начал он, на этот раз его лицо было очень серьезным. — Именно этих данных нам не хватало. Мы должны рассказать это остальным.

Он вскочил и поставил меня на ноги. Обеими руками он держал меня за талию, пока полностью не убедился, что я не свалюсь.

— Со мной все нормально, — соврала я.

Он все же обнял меня одной рукой, — Пойдем.

Он потащил меня к пикапу.

— Куда мы идем? — спросила я.

— Я пока точно не знаю, — признался он. — Я созову собрание. Эй, подожди-за здесь минуточку, хорошо? — Он прислонил меня к дверце пикапа и отпустил мою руку.

— Куда ты собрался?

— Я сейчас вернусь, — пообещал он мне. Затем он развернулся и помчался через парковку, и дальше через дорогу в лес. Он мелькнул в деревьях, быстрый и блестящий, как олень.

— Джейкоб! — охрипшим голосом прокричала я, но он уже скрылся.

Не самое хорошее время, чтобы оставаться одной. Стоило Джейкобу только исчезнуть, я тут же начала учащенно дышать. Я забралась в кабину пикапа и сразу же опустила все кнопки замков. Хотя легче мне от этого не стало.

Виктория действительно охотилась за мной. Это просто удача, что она меня еще не нашла — просто удача и пять несовершеннолетних оборотней. Я резко выдохнула. Не важно, что говорит Джейкоб, от одной мысли о том, что он приближался к Виктории меня бросало в дрожь. Мне было неважно, в кого он превращался, когда выходил из себя. В памяти всплывало ее иступленное лицо, ее ярко. гненные волосы, она такая беспощадная, неуязвимая…

Но, по словам Джейкоба, Лоран мертв. Возможно ли это вообще? Эдвард — у меня невольно все сжалось в груди — говорил мне, как трудно убить вампира. Только другой вампир сможет это сделать. Хотя Джейк сказал, что оборотни созданы для этого…

Он сказал, что они присмотрят за Чарли — и теперь я должна довериться оборотням, чтобы мой отец был целым и невредимым. Но как я могла довериться? Мы все в опасности! А тем более Джейкоб, если попытается встать между Викторией и Чарли… между Викторией и мной.

Я опять почувствовала приступ тошноты.

От резкого стука в окно я с визгом подскочила — но это был всего лишь Джейкоб. Дрожащими пальцами я разблокировала двери.

— Ты и вправду так сильно напугана, да? — забираясь в кабину, спросил он.

Я кивнула.

— Не бойся. Мы позаботимся о тебе и о Чарли. Я обещаю.

— Мысль о том, что ты найдешь Викторию пугает меня гораздо больше, чем то, что она поймает меня, — прошептала я.

Он засмеялся. — Ты должна бы больше верить в нас. Это даже обидно.

Я лишь покачала головой. Я слишком часто видела вампиров в бою.

— А сейчас куда ты собираешься? — спросила я.

Он сжал губы и ничего не сказал.

— Что? Это секрет?

Он насупился. — Нет, не секрет. Хотя это и тайна. Я не хочу тебя волновать заранее.

— Я уже привыкла к различным загадкам, ты же знаешь, — я попыталась улыбнуться, но без всякого успеха.

Джейкоб снова ухмыльнулся, — Думаю, что с тобой будет все в порядке. Понимаешь, когда мы становимся волками, мы можем… мы слышим друг друга.

Мои брови удивленно поползли вверх.

— Но слышим не звуки, — продолжил он, — мы слышим… мысли друг друга — и не важно как далеко мы находимся друг от друга. Это очень помогает нам охотиться, но с другой стороны это причиняет боль — поэтому между нами нет секретов. Странно, да?

— Ты это имел в виду прошлой ночью, когда говорил, что скажешь им, что видел меня, даже если и не захочешь этого?

— Ты сообразительна.

— Спасибо.

— А еще, ты легко смирилась с нашей тайной. Я думал, что ты разнервничаешься.

— Просто ты… ну… ты не первый, который может делать подобное. Поэтому для меня нет в этом ничего загадочного.

— Правда?… Подожди-за… ты сейчас говоришь о своем кровососе?

— Я не хочу, чтобы ты его так называл.

Он засмеялся. — Какая разница. Ну Каллены тогда?

— Только… только Эдвард, — я незаметно обхватила себя руками.

Джейкоб выглядел неприятно удивленным этой новостью. — Я то думал, что это всего лишь россказни. Я слышал легенды о вампирах, которые обладали… необычными способностями, но я думал, что это лишь миф.

— Тебе это все еще кажется сказкой? — спросила я, с кривоватой усмешкой.

Он бросил на меня сердитый взгляд. — Думаю, нет. В любом случае, сейчас мы поедем повидать Сэма и остальных, туда, где мы катались на мотоциклах.

Я завела машину и свернула на шоссе.

— Итак, ты сейчас превращался в волка, чтобы поговорить с Сэмом? — с любопытством спросила я.

Джейкоб кивнул головой, выглядя при этом очень смущенным. — Да, но совсем на чуть. уть. Я старался не думать о тебе и поэтому они навряд ли знают, что произошло. Я побоялся, что Сэм запретит мне приводить тебя.

— Это меня не остановит, — я до сих пор не могла преодолеть свое предубеждение, что Сэм плохой парень. Каждый раз, когда я слышала его имя, я стискивала зубы.

— Ну, зато это остановит меня, — помрачнев, сказал Джейкоб. — Ты помнишь, почему прошлой ночью я не смог договорить? Почему я не выложил тебе всю историю?

— Да. Ты выглядел, как будто тебя что-то сильно потрясло.

Он тихо засмеялся. — Почти угадала. Сэм сказал мне, чтобы я не рассказывал тебе. Он… вожак стаи, ты же знаешь. Он наша Альфа. Когда он приказывает что-то делать или наоборот, не делать, мы просто не можем не подчиниться.

— Странно, — пробормотала я.

— Очень, — согласился он. — Но это один из волчьих инстинктов.

— Хм… — это лучшее, что я смогла ему ответить.

— Да на самом деле, их целая куча — волчьих инстинктов и способностей. Я еще до конца всего не знаю. Даже не представляю, как Сэм в одиночку справлялся с этим. Даже сообща, всей стаей это довольно тяжело пройти.

— А Сэм прошел в одиночку?

— Да, — Джейкоб понизил голос. — Когда я… изменился, это было действительно… ужасно, самое ужасное, о чем я мог подумать — даже хуже, чем я мог себе представить. Но я был не один — в голове раздавались голоса, которые говорили мне, что произошло, и что я должен теперь делать. Думаю, именно это помогло мне не сойти с ума. Но Сэм… — он тряхнул головой, — Сэму никто не помог.

Эти слова должны были изменить мое мнение. Джейкоб рассказывал так, что я невольно начала жалеть Сэма. Но тут же я вспомнила, что у меня теперь вообще нет причин, чтобы ненавидеть его.

— Наверно они разозлятся, что я приехала с тобой? — спросила я.

Он скорчил рожицу, — Наверно.

— Может мне тогда не ехать?

— Нет, все нормально, — заверил меня он. — Ты знаешь кучу подробностей, которые могут помочь нам. Ты же не просто человек с улицы. Ты же как… ну не знаю, шпион или что-то в этом роде. Ты была в тылу у врага.

Я насупилась. Чего же именно хотел от меня Джейкоб? Внутренней информации, которая поможет им уничтожить врагов? Но я не шпион. И я не собирала специальной информации. В любом случае, после его слов, я почувствовала себя предательницей.

Но разве я не хочу, чтобы он остановил Викторию?

Да, хочу.

Я действительно хотела, чтобы Викторию остановили, и желательно до того, как она замучит меня до смерти или набросится на Чарли, или убьет еще одного туриста. Но я не хотела, чтобы именно Джейкоб ее убил или просто попытался это сделать. Я бы хотела, чтобы он к ней вообще не приближался, даже на милю.

— Значит у кровососов тоже имеются особи, способные читать мысли, — продолжил он, не обращая внимание на то, что я витала где-то далеко. — Именно о таких вещах нам нужно знать. Бесит, что все те россказни оказываются правдой. Это все только усложняет. Эй, как думаешь, у этой самой Виктории есть какие-нибудь способности?

— Не думаю, — нерешительно сказала я и вздохнула. — Он бы обязательно рассказал мне.

— Он? Ах, ты имеешь в виду Эдварда? Упс, извини. Я забыл. Ты не любишь называть его по имени. Или слышать его.

Я сжалась в комок, пытаясь не замечать сильной пульсации моей вечно незаживающей раны в груди, — Да не то чтобы…

— Извини.

— Откуда ты меня так хорошо знаешь, Джейкоб? Иногда мне кажется, что ты умеешь читать мои мысли.

— Неа. Я просто наблюдаю за тобой.

Мы снова оказались на небольшой проселочной дорожке, где Джейкоб впервые учил меня ездить на мотоцикле.

— Ты уверен? — спросила я.

— Конечно, конечно.

Я завернула и заглушила двигатель.

— Тебе все еще не сладко, да? — прошептал он.

Я кивнула головой, уставившись невидящими глазами в сумрачный лес.

— Ты когда-нибудь думала… что может быть… тебе бы легче жилось без него?

Я медленно вдохнула, а затем с шумом выдохнула, — Нет.

— Потому что он не самый лучший…

— Пожалуйста, Джейкоб, — перебила его я, — Пожалуйста, давай не будем больше говорить об этом. Это трудно вынести.

— О'кей, — он глубоко вздохнул. — Извини, если я задел тебя.

— Не вини себя. В конце концов, если когда-то это имело какое-то значение для тебя, потом приятно обсуждать это с кем-то.

Он кивнул. — Угу, мне было мучительно тяжко скрывать от тебя мою тайну целых две недели. Должно быть это сущий ад — вообще ни с кем не делиться своими переживаниями.

— Действительно — ад, — согласилась я.

Джейкоб глотнул воздуха, — Они здесь. Пойдем.

— Ты точно уверен? — спросила я, пока он захлопывал дверь. — Может мне здесь не место?

— Им придется смириться с этим, — ответил он и затем ухмыльнулся. — Так кто здесь боится большого плохого волка?

— Ха. а-за, — сказала я. Выйдя из машины, я поторопилась встать впереди капота, но за спиной Джейкоба. Я слишком хорошо запомнила гигантских монстров на лужайке. Мои руки дрожали от страха больше, чем тогда у Джейкоба от ярости.

Джейк взял меня за руку и сжал ее, — Вот мы и пришли.