Хмель "Хроники вампиров"

ХМЕЛЬ 

В роли сценариста картины выступила известная писательница Энн Раис, переработавшая для кино свой роман "Хроники вампиров", имевший большой успех. 

Видимо, поэтому фильм выгодно отличается от известных мне киноисторий о вампирах. Он показывает проблему изнутри. Обычно в таких историях речь идет о людях, страдающих от вампиров или истребляющих их, как самостоятельно, так и с помощью специально обученных потусторонних или доморощенных специалистов. Здесь же среди вурдалаков — героев фильма — затесался лишь один человек, да и тот - журналист, берущий интервью. Остальные люди — лишь фон и еда для бессмертных. (Чем-то напоминает ленты о трудной жизни миллионеров. Посмотришь, — и сразу твои мелкие проблемы меркнут перед их большими.) 

Для неспециалиста по упырям фильм очень познавателен. Так, я всегда считал, например, что вампиру достаточно из тебя напиться — и все, ты уже "завурдалачен". А оказывается — нет, надо, чтобы еще ты его кровушки вкусил. А все эти осиновые колья и распятия — фигня! Не действует! Но спать им все-таки положено в гробах. А противопоказана им мертвая кровь и губителен солнечный свет. И детишек не положено "завампиривать", и убить вампиру вампира — табу! Жалко, несмотря на все старания главного героя, так и не становится понятным, откуда же все-таки взялась эта напасть. 

При этом картина, совершенно неожиданно для жанра, имеет глубокий философский и нравственный подтекст. Но любители не задумываться могут не беспокоиться — этот подтекст ненавязчиво пройдет мимо, оставив у них в памяти лишь тонкий юмор (у тех, кто поймет), зрелищные спецэффекты и перипетии сюжета. Потому что это удивительно многоплановый и многоуровневый фильм.
На относительно коротком временном пространстве каждый может найти себе развлечение по вкусу. В фильме действительно есть все (почти), и при этом он не теряет привлекательности, не возникает ощущения перебора. Как и положено фильму ужасов, он не страшный, несмотря на (а, может, благодаря?) изрядное спецоформление. Все вурдалаки вызывают симпатию. Наверное, потому что они такие же, как мы — также чувствуют, обладают не одинаковыми способностями и силой. Правда, умеют гораздо быстрее двигаться, а некоторые из них — читать мысли. Но ведь говорят, что и среди людей есть телепаты. 

Главный герой — вампир Луис (Брэд Питт), рассказывающий в наши дни безымянному журналисту (Кристиан Слейтер) о своем существовании между жизнью и смертью. История началась ни много ни мало аж в 1791 году. 

Парень владел плантацией близ Нового Орлеана и было ему 24, когда он потерял жену и ребенка. Он захотел освободиться от боли бытия и делал это с помощью выпивки и азартных игр в сомнительных компаниях. Этот безмолвный призыв о смерти услышал вампир Лестат (Том Круз), который напал на Луиса, поужинал и предложил на выбор — умереть или начать новое бытие. Иной мир открылся оворожденному упырю. Но начались сложности. Для полноценного питания нормальному вурдалаку нужно хотя бы два блюда в день. Лестат предпочитал сочную девушку на первое, образованного юношу на второе и тяготел к аристократии. А Луис не кровожадный. Жалко ему людей. Лестат его и так обольщал, и эдак. Заставлял даже. Луис — ни в какую. Начал питаться крысами. Но — не то. Вампир обретает покой, только когда убивает. Да и голод — не тетка. 

Основные события начинаются с появлением примерно десятилетней Клаудии (Керстен Данст), которую недоубил малоопытный Луис и которую вместо этого напоил своей кровью коварный Лестат (вопреки правилам, заметьте). С какой очаровательной непосредственностью она заявляет:"есть хочу". И с той же непосредственностью "кушает". Так они тридцать лет скитаются по штатам, Луис помаленьку привык к "хорошей еде", но вдруг Клаудиа, давно мечтающая иметь зрелые женские формы, начинает задавать вопросы и осознает, что с ней сделали. Назревает бунт против Лестата. 

После бунта Луис с Клаудией, которым не удалось встретить в Новом Свете себе подобных, отправляются пароходом в Старый. На пароходе было мало крыс... 

По всей Европе ищут они "сородичей". И, наконец, находят в Париже 1879 года, где те учинили "театр вампиров". Вампиры прикидываются вампирами и принимают пищу на глазах у ничего не подозревающей публики. У старейшего упыря Арманда (Антонио Бандерас) пытается найти ответы на мучающие его вопросы о смысле вампирского существования и на более общие. Ответов не нашел, но зато познакомился с некоторыми правами и обязанностями вампиров и отдельными особенностями местного вурдалачьего судопроизводства. После возникшего конфликта со "сродственниками" он уединяется под какой-то захолустной церковью. И в 1988-м возвращается в Новый Орлеан. 

Все хорошо у него, но мучает тоска. Даже вновь увиденное благодаря кинематографу солнце не долго радует его. Дух свободы покинул его и пусто стало ему между тем и этим светом. Вот тогда он и пригласил для разговора журналиста, который пришел в восторг от будущей сенсации и чужих переживаний. А под конец встречи высказал предположение, что Луис пригласил его, чтобы сделать себе спутника. И даже выразил готовность согласиться. Тогда несчастный вурдалак, Луис, так и не изживший до конца человеческую душу, мощно схватил журналиста, припер к потолку, жутко посмотрел на него яростно горящими глазами и взревел: "Тебе нравится? Нравится быть пищей для бессмертных? Тебе нравится умереть?" 

Собственно, вот и весь сюжет, если не вдаваться в конкретно происходящие события. На этом фоне проходит 120 минут, наполненных актерским действием. И незаурядным действием! 

Воплощенный Томом Крузом вампир Лестат — очень хорош: холодный насмешливый циник и безжалостный убийца в начале, затем дряхлая развалина, потом опять бодрый жизнерадостный упырь. Но вглядитесь в его лицо, вслушайтесь в его голос, когда он говорит, что быстро привык убивать. 

Задумав "завампирить", Лестат всегда предлагает жертве выбор — смерть или "дар тьмы". И обязательно добавляет: "Выбор, которого у меня не было". Образ вампира Луиса, созданный Брэдом Питом, менее зрелищен. Юный вурдалак, не приемлющий необходимости проливать человеческую кровь, ищущий ответа на вопрос о смысле его нынешнего бытия, постепенно на наших глазах превращается в сильную личность, способную мужественно (хотя и без радости) принимать неизбежное. И хотя он убивает людей, но ведь он делает это для поддержания своего существования. И именно из человеколюбия решает поведать им историю своей жизни. 

Самой интересной актерской работой, жемчужиной фильма является воплощение образа Клаудии — неистовой женщины в теле ребенка. Принявшая "дар тьмы" маленькая девочка за годы скитаний внутренне неизбежно повзрослела и приобрела психологию и повадки страстной и знающей себе цену женщины. Необыкновенно выразительно и подвижно лицо актрисы,
которое демонстрирует мгновенные переходы от ненависти — к удивлению и детскому любопытству, от любовной нежности во взгляде на Луиса — к жесткому взгляду принятого решения об убийстве. Удивляет ее пластика, позволяющая даже в жестах и походке создать впечатление уверенной в себе взрослости. А сила страсти, сквозящая и в движении, и в голосе и в любом из мимолетных состояний при переходах от любви к ненависти, от ненависти к притворной дружбе, а от нее к торжествующему злорадству — вообще заставляет усомниться, что перед глазами ребенок, а не первоклассная давно сложившаяся актриса (я даже прокрутил ленту назад, чтобы убедиться в верности оценки возраста). Эта девочка — несомненный талант, и если она будет продолжать сниматься, то нас могут ожидать дьявольски интересные образы. Поэтому любителям коллекционирования восходящих звезд советую запомнить это имя — Kirsten Dunst (Керстен Данст). Уже ради такой находки стоило делать этот фильм. И ради удовольствия увидеть ее игру стоит его посмотреть. 

Андрей ТКАЧЕНКО источник:  http://www.talamasca.ru/movies/scrap1.htm